Мы созданы для развода

Развод по-христиански?

Итак, если даже учеников Христа испугало Его бескомпромиссное отношение к браку, что уж говорить про современных читателей Нового Завета! Они и впрямь «не вмещают». Запрет на развод кажется жестоким. Житейский опыт усиливает сомнения: разве не бывает так, что дальнейшее пребывание в браке невыносимо и невозможно? Протоиерей Алексий Уминский, настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах, автор и ведущий программы «Православная энциклопедия» на ТВЦ, ищет, по сути, ответ на вопрос: как современному человеку принять и исполнить Евангелие?

И ненормальное нормально…

Отношение к браку, семье зависит от времени и социальных установок. Есть какие-то вещи, которые сознанием человек воспринимает как «возможность» или «невозможность». Например, сейчас возможно думать о том, что если первый брак неудачен, то не возбраняются новые попытки создания семьи. Или допускается иметь отношения с кем-то на стороне. Современное сознание воспринимает это как норму. В прежние века это воспринималось как отклонение от нормы, и хотя романтизация подобных отклонений в литературе сделала свое черное дело, взаимоотношения не были настолько свободными и люди не были так готовы к романам вне брака, как сейчас. Кроме того, вступающие в брак в большинстве своем были целомудренны и не имели опыта любовных приключений, что очень много значит.

Не хочу преувеличивать, говоря, что до революции все было так хорошо — сплошное благочестие, а сейчас времена такие плохие: если бы это было так, тогда бы мы до сих пор жили «до революции». Понятно, что не все было хорошо, а многое было совсем плохо, но, однако же, сознание людей отличалось от сегодняшнего.

Люди были более ответственны за свои поступки и более, я бы сказал, трезвенны: они с самого начала понимали, что такое супружество, и имели вполне реалистичный, немечтательный взгляд на своего избранника. Например, познакомили родители молодых людей друг с другом: «Приглянулся он тебе? — Да вроде симпатичный…». «А тебе? — Да вроде ничего…». И начинается более близкое узнавание: они пьют чай в присутствии родителей, ходят на прогулки вместе, общаются друг с другом, осторожно друг друга узнают. Ко дню венчания и он, и она уже имеют представление: с кем придется строить дальнейшую совместную жизнь. И не было ни романтики, ни страсти, ни мечтательства, которые так часто встречаются у нашей православной (да и не только) молодежи. Было четкое понимание ответственности и долга: я как муж должен буду делать для своей избранницы то и то, должен буду уважать ее и заботиться о ней. И жена знала: я должна быть с мужем ласковой и внимательной, должна заботиться о детях — быть «доброй супругой и добродетельной матерью». Взаимоотношения основывались, прежде всего, на уважении, симпатии и трезвом понимании, что это — на всю жизнь. А если так, значит, обоим надо стараться делать все, чтобы благополучно созидать семью. Сейчас у подавляющего большинства молодых людей вместо подобного мировосприятия — туман в голове, ни на чем не основанная мечтательность и инфантильность.

Расторгнуть нельзя. Только разрушить

В каких случаях допускается развод? Многие относятся к разводу именно с точки зрения причинности, повторяя вопрос фарисеев: по какой причине человеку можно разводиться? (ср.: Мф. 19, 3; Мк. 10, 2). А Христос отвечает, что нет таких причин, и только по жестокосердию вашему Моисей заповедал давать разводное письмо (ср.: Мф. 19, 8; Мк. 10, 5). Поэтому когда мы будем говорить о причинах развода, то вернемся к этому самому жестокосердию, или нежеланию, или невозможности, или неимению сил человеку нести свой крест до конца. По сути своей природа брака такова: его нельзя расторгнуть, его можно только разрушить.

Посему канонических причин, которые допускали бы развод, нет: развод недопустим в принципе! Христос говорит в Евангелии, что никто не может отказаться от своей жены, если только по причине прелюбодеяния (см.: Мф. 19, 9; Мк. 10, 11, 12). Но это не столько допуск к разводу, сколько констатация разрушенной любви, разрушенной семьи, невозможности сохранять то, чего уже нет. Потому что супружеская измена — это та убийственная сила, которая может все уничтожить. Это то, о чем Христос говорит как о наиболее весомом обстоятельстве, которое может разбить любовь, а значит, и семью до основания, когда от нее уже ничего не остается. И тогда пострадавшая сторона может отпустить вторую половину, так как между ними уже нет того, что их может связывать. Даже насилие в семье — не причина развода, а свидетельство того, что брака как такового уже давно нет.

Хотя, конечно, известны случаи, когда даже супружеская измена не приводит к разводу; брак сохраняется, несмотря на такое тяжелейшее испытание грехом. И покаяние человека — с одной стороны, прощение — с другой могут восстановить уже, казалось бы, сломанные отношения. Это говорит о том, что и прелюбодеяние не всегда повод к тому, чтобы расставаться.

Можно сказать, что все, приведенное в канонах или обозначенное Синодальными решениями (за последнее столетие), фиксирует не столько процедуру развода, сколько распад самого брака, его несостоятельность. А вот причиной распада может быть перечисленное там, например: все то же прелюбодеяние, детоубийство во чреве матери, алкоголизм или наркомания одного из супругов, скрытое сумасшествие — когда человек знает, что он психически болен, но скрывает это, обманывая того, с кем собирается вступить в брак.

Самая большая проблема нашего времени — проблема психических повреждений, причем в разной степени: заметных, малозаметных, воспринимаемых просто как форма поведения, даже поведения религиозного. Смещение целых пластов общественного сознания, происшедшее за последнее столетие, повредили очень многих людей,— тех, которых раньше общество держало в состоянии более-менее стабильном и адекватном.

Бурное развитие тоталитарных сект стало возможным только благодаря появлению в огромном количестве садомазохистов. Ведь они нуждаются в подобных организациях. Мазохисту нужен жесткий лидер, который всячески уничтожал бы его и унижал. А человеку с садистическими наклонностями нужен тот, кого он мог бы давить, над кем он мог бы издеваться. И они друг друга находят. К сожалению, это и в Церкви существует, и в огромных количествах, просто мы не умеем трезво на это взглянуть, честно назвать все своими именами. Меж тем понять, с чем мы имеем дело, просто необходимо. Тем более что и в семье мы тоже можем столкнуться с подобными вещами. Поэтому священнику необходимо знать, какие бывают патологии, как устроена человеческая психика. Для этого нужно, чтобы в семинариях были прочитаны серьезнейшие курсы по психологии и психиатрии. Да еще и каждый священник сам должен быть серьезно проверен на этот счет.

Была без радости любовь…

Но все-таки в большинстве своем браки рушатся не по таким серьезным и явным причинам, а по обыденным и бытовым, причем как невенчанные, так и венчанные. Подчас просто от того, что людям скучно друг с другом. Потому что они или изначально не были близкими, или не сумели сохранить любовь. Современное сознание успокаивает разводящихся супругов: «Никто не виноват, просто вы не сошлись характерами» и т. д. Но когда исчезает любовь — люди ответственны за это. Ведь сама по себе она не умирает. Просто ее не берегут, и она не сохраняется. А любовь надо поддерживать, как огонь, в который кладут дрова, чтобы он не потух.

Давайте вспомним слова апостола Павла о любви, а соответственно, о семье, потому что она на любви должна строиться. Там написано: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8). К сожалению, это те свойства любви и супружества, которые мало кому сейчас доступны.

Долготерпит, не раздражается — когда теряются эти свойства любви, то что угодно может произойти с браком. Любовь не ищет своего, а в браке люди часто ищут именно своего: дай, принеси, приготовь, почему не так постирала, почему не то сделала. Или: почему так мало денег принес, почему ты делаешь то и не делаешь это, почему ты мне не помог. И начинается дележка: кто кому должен. Когда вопрос ставится: ты должен мне, а не наоборот: я всегда должен тебе, тогда и уходит любовь. Тогда люди стремятся расстаться и начать все заново с кем-то другим.

Что Церковь может сделать, чтобы предотвратить такие браки без любви? Надо создать, причем законодательно (как обязательное для исполнения в каждом приходе), своего рода «защитное поле для брака» — испытательный срок до венчания, некую катехизацию, чтобы людей к браку подготовить, дать им возможность и время присмотреться друг к другу, пройти определенный путь в Церкви через общую молитву, участие в богослужении. Тогда многие браки и не состоялись бы. У меня в приходе было несколько таких случаев: люди симпатичные, очень верующие, нравятся друг другу, желают вступить в брак. Говоришь им: «Хорошо, давайте так: помолитесь, походите друг к другу в гости, поезжайте вместе в паломничество…». Смотришь, а через три-четыре месяца они «остаются лишь хорошими друзьями». И слава Тебе, Господи.

Подводные камни православных браков

Итак, первая опасность — браки по легкомыслию. Вторая причина недолговечности браков в православной среде — женская неустроенность. Женихов мало православных! И у девиц возникает «навязчивая идея» — выйти замуж за православного при первой же возможности. «Господи, я молюсь Тебе об этом! Где он? Подай мне знак!». Такой человек может принять за знак свыше любое обстоятельство, истолковать его по-своему и — замуж выйти. Почему, зачем. Да потому, что очень хотелось, потому что надо замуж! «Хочу замуж! Но я православная, значит, мне надо православного мужа!». Такие скоропалительные браки во многом являются «браками риска» — есть очень большая вероятность, что в этом случае ничего может не получиться с семейной жизнью.

Третье, что требует правильного осмысления и разрешения, это то, что священники начинают заниматься не свойственным им делом — составлять внутриприходские пары. Благословлять на супружество под тем видом, что «вот хорошая девушка, вот хороший юноша, пора бы им пожениться». Это так называемые «браки по послушанию». Таких браков, к сожалению, очень много, они даже популярны. Такова беда некоторых приходов, где царит такое умонастроение: батюшка лучше знает и видит людей. И по послушанию духовнику, без особой любви и даже симпатии создаются семьи. Они бывают довольно крепкими, но не уверен, что счастливыми. Они призваны являть собой пример образцовой многодетной православной семьи, но что они являют собой на самом деле? Ну, дети рождаются. Жена занимается детьми, всю нерастраченную любовь она отдает им. И слава Богу. А муж — уходит с головой в работу, в зарабатывание денег. Какие у них между собой отношения? Да, по большому счету, никаких. Радости большой в этих браках нет.

Расставаться или нет?

Один из русских классиков сказал, что все семьи счастливы одинаково, а несчастливы по-разному. И это несчастье всегда имеет множество выражений и оттенков. Поэтому невозможно назвать однозначно повод (входящий ли, нет ли в каноны или Синодальные постановления), достаточный для развода, потому что названный сам по себе, отдельно от ситуации, он никогда не будет звучать достаточно убедительно. Оправданно говорить что-то только в контексте конкретного случая. Слишком тонкий вопрос: взаимоотношения в браке.

Но развод, как, например, и аборт,— те случаи, которые священник вообще не может благословлять, поскольку это в принципе противоречит Евангелию. Он не может даже советовать, но может сказать так: если ты считаешь, что так нужно, делай так. Он может, скажем, не противодействовать, а оставить это решение на волю самого человека.

Но есть одно правило на все случаи жизни. Если семейный корабль дал течь, то супругам надо прежде всего подумать над вопросом: можно ли вообще сохранить семью? И если да, то каким образом? Если есть хоть какой-то шанс восстановить брак, то его, конечно, надо использовать. Это возможно при условии ясного видения причин разлада, искреннего раскаяния и желания сохранить семью. Но, к сожалению, чаще всего человеку не хочется смотреть на себя критически, признавать свою вину. Потому-то они и рассматривают разрушение взаимоотношений как уже свершившийся факт.

Конечно, жизнь многообразна и многосложна, она не вмещается в схемы. Это надо четко понять, соотнести с нашим временем, с современным сознанием. Втянуть всех в каноническое поле XIX века уже невозможно. Сейчас люди нередко даже не понимают того, что послужило причиной развала их семьи. Поэтому Церковь колоссально снисходительно, по сравнению с прошлыми столетиями, относится ко вторым бракам. Этот процесс ничем нельзя остановить. Сказать человеку: «Неси свой крест, это твоя судьба» — по сути, это, без сомнения, правильно. Но реальность остается реальностью, и человек не может жить, противореча самому себе, если он не умеет относиться к жизни как к несению креста, как к подвигу, как к духовной борьбе. И заставить делать его то, к чему он не способен, невозможно. Говорить об ответственности и долге тоже оказывается бесполезным. Эта проблема, по большому счету, неразрешима. Сегодня Церковь не может подвести законную (каноническую) базу под бракоразводный процесс, потому что хотя и есть утвержденные основания для расторжения брака, о которых мы говорили выше, но в большинстве своем супружеские союзы распадаются по иным, не подпадающим под каноны, причинам.

Да, нельзя исправить мир и вернуться туда, откуда пришли, но можно, общаясь с каждым конкретным человеком, пытаться в нем что-то преобразить, затормозить или удержать в узде. Для этого нужно, по крайней мере, понимать, кто он, современный человек, и что в нем есть.

Мы сейчас переходим в новую эпоху, а что она принесет — пока непонятно. Компьютерный виртуальный мир уже сдвинул новый пласт сознания общества — жизнь в блогах, не имеющая ничего общего с реальностью, бурлящий мир сериалов, реклама безнравственности — все это сейчас окончательно разрушает ту социальную атмосферу, которая может защитить супружеские отношения. Поэтому семья в современном мире может держаться только на настоящей, серьезной, ответственной любви, когда люди действительно уверены, что любят друг друга, и что за эту любовь они будут бороться и нести ее до конца. А иначе в супружестве и смысла нет.

Записала Татьяна Бышовец

«Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа. Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в ”Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью” признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа».

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви

Тот самый Мюнхгаузен — отзыв

«Есть пары, созданные для любви, мы же были созданы для развода!» © Фильм от сценаристов «Формулы любви»)))

Этот великолепный фильм — кладезь жизненных цитат, острых и ярких шуток, мегамотивации и суперпозитива! Актуальный на все времена!

Я не боялся показаться смешным, а этого не каждый может себе позволить!

По сюжету небезызвестный барон Мюнхгаузен надумал жениться! Точнее, обвенчаться со своей возлюбленной невероятно милой Мартой. Но вот уже 2 года ни один священник не берётся свершить сей торжественный обряд, т.к. г-н барон. уже женат!

Господин барон меня спрашивает: «Томас, приехал ли господин пастор?» Я говорю: «нет». А он говорит: «Ну и слава богу!» Очень вас ждёт!

А поскольку даже самой прелестной, короткой и доверчивой Марте хочется быть официальной женой, борон вынужден просить власти Ганновера расторгнуть его брак с Якобиной (ой, от неё я просто в восторге. )

Фильм несёт в себе множество глубоких философских идей и поводов к размышлению.

Его давным давно разобрали на цитаты, и они никогда не потеряют своей актуальности!

— Тише! Что ты орешь ночью?!

— А разве уже ночь?!

Мой муж до недавнего времени был последним человеком, который не смотрел этот фильм! Когда увидел название, сказал: «сказка что ли для детей?»))))) Ага, сказка) только больше для взрослых) Досмотрели мы фильм вдвоём до самого конца с огромным интересом!

Советую и вам его пересмотреть! Или посмотреть впервые (обязательно).

Этот фильм оставляет след в каждой, прикоснувшейся к нему душе добрый светлый след.

Развод: как развестись в Церкви?

Как показывает статистика, количество разводов в нашей стране неуклонно растет. 40% разводов приходится на первые 4 года совместной жизни, наибольшее количество браков распадается у людей в возрасте 18 – 35 лет, каждый второй брак в России заканчивается разводом – за этими сухими цифрами стоят неудавшиеся человеческие судьбы, брошенные дети. К сожалению, эта беда касается и православных людей – венчание не всегда оказывается залогом счастливой семейной жизни.

О проблеме разводов мы решили поговорить с протоиереем Владимиром ВОРОБЬЕВЫМ, настоятелем храма святителя Николая Чудотворца в Кузнецах, ректором Свято-Тихоновского Православного университета.

Развод – свидетельство о смерти

– Как Вы думаете, развод – это трагедия или праздник свободы? Благо или зло?

Фото Юлии Маковейчук

– Конечно, развод христианской (да и любой) семьи – это никакой не праздник свободы, а беда и… духовная смерть обоих супругов, ведь семья является единым организмом. А когда умирает любой организм, это всегда трагедия.

Но часто случается, что брак уже фактически распался, убитый грехами супругов. И его насильственное соединение просто невозможно, даже опасно. Для таких пар развод действительно является освобождением.

– Это мало у кого вызывает сомнение. Но, не так давно, беседуя в школе со старшеклассниками, я услышал неожиданный вопрос, на который хотелось бы услышать именно Ваш ответ: мама и папа у мальчика – венчанная пара. Но, к сожалению, через некоторое время папа начал сильно выпивать. Как Вы думаете, стоит ли разводиться этим людям? Или мама все же сможет спасти папу, вытащить его из алкогольной ямы?

– В данной ситуации надо разбираться подробно. Однако, судя по всему, спасти этого несчастного человека может лишь Господь и собственная супруга. В данном вопросе есть особая глубина. Ведь в мире действует Промысл Божий, который зачастую направляет зло во благо.

Существует расхожая поговорка: «Не согрешишь – не покаешься», и она, поверьте, появилась не случайно. Безусловно, это вовсе не означает, что для покаяния надо специально грешить.

Я думаю, глубинный смысл этой фразы в том, что грех часто так травмирует, так тревожит душу, что человек оказывается более близким к покаянию, чем в евангельской притче, где благополучный фарисей с окамененным сердцем, который, согласно Евангелию, молился так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Евангелие от Луки, глава 18 стихи 11-13).

Поэтому я полагаю, не нужно путать те обстоятельства, которые привели ко греху, с его сутью, не смешивать повод с причиной.

Например, ответьте мне однозначно на вопрос, является ли убийство грехом? Первый порыв ответить: «Естественно, да!» Хорошо, задам второй вопрос: «А если вы убили бандита, защищая от него женщину с ребенком«? Ответ уже не так очевиден… Естественно, с точки зрения Православной Церкви, грехом и злом является любое убийство, но, я думаю, суд Божий будет зависеть от мотивации убийцы… Одно дело – ограбить инкассаторский броневик ради наживы, а другое – защищать на войне женщин и детей. Или мы, следуя философии Льва Николаевича Толстого, должны не сопротивляться злу и греху насилием, даже если насилию подвергается твоя мать, супруга, сестра.

Так и в случае развода: само по себе расторжение брака – это зло.

Но очень часто оно является, например, следствием измены одного из супругов. Поэтому Сам Господь говорит, что единственный повод для развода – это измена (см. Евангелие от Матфея, глава 19, стих 9). Или если муж приходит домой пьяный и избивает жену, кто же может сказать ей: «Терпи, потому что ты венчанная»? Какой же это брак? Развод здесь никакое не благо и не убийство семьи, а просто констатация давней или недавней ее смерти.

Счастливы по-своему?

– Кстати, Вы упомянули Толстого, у которого есть известная фраза, что все счастливые семьи – счастливы одинаково, а все несчастные – несчастны по-разному. Можно ли все же подвести общий знаменатель под причинами разводов?

– Действительно, в самом начале романа «Анна Каренина» Толстой написал такие слова, но, я думаю, это обычный литературный прием. На самом деле, и счастливые семьи могут быть счастливы совершенно по-разному. Я думаю, общим знаменателем развода является отсутствие любви.

Когда иссякает любовь, начинается процесс умирания семьи. Это может происходить, опять же, по-разному: ужасные отношения между супругами, измена или непотребное поведение одного из них. Например, муж начинает пьянствовать и, тем самым, делает их жизнь пыткой, хотя его, мужчину, никто не обижает. Или, наоборот, непотребно ведет себя жена. Вариантов масса, но всегда есть оскудение, уход, потеря любви.

– А как, по Вашему мнению, удержать любовь, не допустить ее оскудения?

– Апостол Иоанн в письмах к первым христианам – своим ученикам написал такие слова: «Бог есть любовь» (1 Послание апостола Иоанна глава 4, стих 8). Поэтому подлинная любовь имеет Божественную Природу, и ею человек живет лишь по дару Божьему. В русском языке словом «любовь» называют самые разные проявления взаимоотношения полов. Ведь, согласитесь, можно любить мороженое, а можно – жену.

Но в греческом языке, на котором и написано Евангелие, есть несколько слов, обозначающих любовь. Господь и апостолы, говоря об отношениях в браке, употребляют наименование «агапе». Источником такой любви является Бог.

Да, влюбленность, половое влечение – естественно, однако оно быстро проходит. Это нормальные, но временные чувства. Они похожи на красивый и яркий цветок, который существует лишь для того, чтобы дальше появился плод. Посмотрите, как красиво цветут яблони, но кушаем-то мы не эту красоту, а яблоки. В семейной жизни таким съедобным плодом является любовь. Ее даже нельзя назвать чувством. Подлинная любовь – это устроение сердца, благодатный Божий дар. Она бескорыстна, она отдает себя другому, поэтому у нее жертвенная, крестная природа.

Посмотрите на пример святых: такие люди любили всех, весь мир – и добрых, и злых. Человек, имеющий настоящую любовь, может пожертвовать всем, даже собой, ради совершенно незнакомца. С ее помощью супруги становятся единым духовным организмом. Дар такой любви они получают в Таинстве Брака или Венчания.

– Возможно, я задам наивный вопрос, однако, он интересует многих людей. Дело в том, что у меня есть много знакомых, которые после Венчания разводятся буквально через год или два. Получается, в Таинстве Брака Господь не дает гарантии долгой и счастливой семейной жизни в любви и согласии? Но почему?

– Господь вообще никаких гарантий не дает, потому что Он дал человеку свободу воли, а подобный «страховой полис» свыше лишил бы нас ее.

Любое Таинство, в том числе и Венчание, дает благодать, которую человек принимает сознательно и свободно. Таинство Брака соединяет людей воедино, в один духовный организм – семью. Причем, этот дар обладает свойством вечности. Но человек по своей свободной воле может взять и разрушить то, что получил. И тогда можно лишь констатировать, что брака нет.

Ту благодать, тот дар, который супруги получают в Таинстве Брака, можно сравнить со свечкой, с маленьким огоньком, который можно потушить и растоптать, а можно беречь, пока из него не разгорится костер. Поэтому само по себе Венчание ничего не гарантирует, так же как и Таинство Крещения не гарантирует причисления к лику святых. Просто Господь дал нам такую возможность, такой дар – родиться в новую жизнь, стать если не святыми, то добрыми и благородными людьми.

Посмотрите на физическое рождение: сам по себе этот радостный факт вовсе не означает, что человек не будет болеть и безбедно жить. Для того чтобы он вырос, младенца нужно питать, беречь, заботиться, а если вдруг заболеет – лечить. Так и благодать, полученную в любом Таинстве, нужно «вырастить».

«Насильно мил не будешь»

– Отец Владимир, а если подойти к этому вопросу с другой стороны: почему многие семьи, не венчаясь, не имея этого огонька, более того, иногда даже без штампа в паспорте живут в «гражданском браке» до конца своих дней и любят друг друга?

– Такие семьи, безусловно, есть, и мне, как священнику, часто приходилось с ними общаться. Но в чем особенность таких семей? Массово они стали появляться в XX веке, когда при советской власти люди потеряли веру в Бога. Однако подсознательно супруги жили по-христиански и сохраняли традиции христианской нравственности, доставшиеся им от верующих родителей, которые жили в дореволюционное время, в другую эпоху. Несмотря на то, что в советские времена такие браки не венчались (да и при желании совершить Таинство, в то время это было крайне затруднительно), они жили полноценной семейной жизнью, супруги были верны друг другу, хорошо воспитывали своих детей.

Такие пары можно лишь похвалить, и Церковь не называет их блудниками, а признает их союз законным браком. Но одновременно Церковь проецирует его в вечность, и ставит вопрос: «А какова же будет судьба данной семьи за пределами земной жизни?» И отвечает: «Да, есть прекрасные, любящие друг друга люди, но ведь они не верят в Бога, в жизнь после смерти. Так можем ли мы надеяться, что после своей кончины они попадут в рай, в который они сами не верят?» Вряд ли. Есть замечательная поговорка: «Насильно мил не будешь», и Господь никого не тащит насильно в рай. Если люди добровольно отказались от Бога здесь, почему Господь там станет пренебрегать их свободным выбором и требовать от них веры?

Именно поэтому, несмотря на добрую и высоконравственную жизнь супругов на земле, такой брак, такая любовь не входит в вечность. Здесь она и остается, возможно, только лишь в памяти родственников и друзей. Пока люди были живы – брак существовал, а после смерти прекратился, потому что они сами не могли и не хотели дать своему союзу вечное измерение. Только лишь в этом отличие благополучного «гражданского брака» от такого же, но освященного Церковью.

– Но, Вы говорили, что если супруги верующие и брак освящен Церковью, это вовсе не означает, что их союз будет вечным…

– Чтобы лучше понять смысл христианского брака, почему подлинная любовь между верующими супругами пребывает вовек, лучше обратиться к истории Церкви. Сегодня Венчание многие воспринимают просто как красивое и пышное представление. Однако в первые века истории Церкви оно совершалось совсем по-другому. Люди, вступающие в брак, получив благословение епископа или священника, объявляли о своем решении перед верующими на Литургии, причащались, а в это время церковная община молилась за них. То есть с первого же момента браку давалось евхаристическое измерение.

– А что значит «евхаристическое измерение»?

– Евхаристия – вершина богослужения и его самая главная часть. А в самом начале Евхаристии (Литургии) священник произносит такие слова: «Благословенно Царство Отца и Сына, и Святого Духа ныне и присно и во веки веков». Что они означают? Царство Божие, казалось бы, такое далекое и недосягаемое, спустилась сюда, на землю. И в момент самого причащения Тела и Крови Христа священник говорит, что это причастие человек принимает «в жизнь вечную».

То есть уже здесь, на земле, люди становятся «гражданами» вечного Царства Божьего. И супруги, причащающиеся на Литургии, не исключение: их брак получает вечное измерение – отныне они всегда будут вместе, даже после смерти. Действительно, если они всей душой и сердцем, всеми желаниями и помыслами устремлены к Богу и хотят вечно быть вместе, неужели Господь их там разведет?!

Когда уже не праздник…

– А если венчанный человек женится или выходит замуж второй или третий раз?

– Он разрушает единство, теряет ту благодать, которую дал ему Господь. Церковь никогда не приветствовала разводы и повторные браки, а если и разрешала, то лишь из человеческой немощи, по слову апостола Павла: «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Послание к Коринфянам 7 глава, стих 9).

Однако это нисхождение всегда сопровождала епитимья – отлучение от Причастия минимум на год. Посмотрите чинопоследование второго или третьего венчания. Это уже не праздник, а сплошные покаянные молитвы… Ведь человек нарушил свои обещания. Во время Таинства Брака он просил и получил от Бога дар, но попрал его, изменил. Эта измена заключается в недостатке веры и любви. Именно поэтому, венчаясь второй или третий раз, человек не радуется, а кается.

– Кто, по Вашему мнению, чаще виноват в разводе: мужчина или женщина?

– Конечно, как правило, развод – это вина двоих, хотя не редко и одного. Например, муж изменяет жене. Она его любит, пытается построить семью, а он живет на две семьи. В ком причина? Думаю, в мужчине. И здесь женщина должна либо смиряться, согласиться жить на две семьи, либо, как делают большинство, разводиться. Бывает, наоборот, муж хороший семьянин, а женщина – «разгуляй». Так что однозначно ответить на этот вопрос нельзя.

С одной стороны, мужчин в России намного меньше, чем женщин, но последние, наверное, больше дорожат семейной жизнью. С другой стороны, одной из основных причин потери стабильности семейной жизни является эмансипация женщин, понятая как формальное уравнивание их прав. Поэтому, женщины перестали понимать по-христиански свою роль в семье и стремятся только к юридическому равенству с мужчинами.

– Христос указал лишь одну причину для развода – измену. Почему же, чем дальше развивалась и росла Церковь, тем этих причин становилось всё больше? Сейчас, по-моему, их уже несколько десятков…

– Православная Церковь относится к разводам, конечно, отрицательно, но по факту, в пастырской практике она довольно-таки легко сегодня принимает то, что существует: никаких серьезных прещений (наказаний) на тех, кто разводится, не накладывается.

Случаи повторного Венчания и вступления в брак встречаются довольно часто. Нельзя сказать, что Церковь потакает этому, но, во всяком случае, прежней евангельской строгости нет.

Я думаю, причиной этого является XX век, когда в условиях гонений Церковь не могла адекватно реагировать на происходящие изменения в сознании общества: те, кто еще недавно учился в духовных семинариях, начали стрелять в иконы… Церковной реакции на это в условиях гонений, по понятной причине быть не могло. А сегодня, после того, как в XX веке люди уже defacto привыкли к существующему положению, очень трудно возвратиться к каноническим нормам. Я считаю, в нашей Церкви этот вопрос до сих пор по-настоящему не ставился и не разбирался.

Как развестись в Церкви?

– В загсе есть юридическая процедура росписи и развода. А в Церкви – Таинство Венчания. А если люди разводятся, происходит ли в храме процедура развенчания? Если нет, почему?

– В Церкви не существует процедуры «развенчания».

Церковные Таинства созидают жизнь, но среди них нет ни одного, призванного разрушить ее. И в храме происходит не процедура росписи, а именно Таинство, и это не Таинство Венчания, а Таинство Брака. Роспись, заверяемая государственным служащим загса – это договор, который можно расторгнуть в любое время. А природа Таинства совершенно иная. Поэтому никакого «таинства развенчания» не существует.

Студенческий альманах православного миссионера «Призвание» № 8, 2011.

Вы прочитали статью “Как развестись в Церкви?” Читайте также:

С любимыми не разводитесь…

Ученые рассказали о предвестниках развода, которым большинство из нас не придает значения. А зря

Николас Вольфринг, социолог из Университета штата Юта, считает, что семейное счастье зачастую зависит от того, в каком возрасте супруги заключили брак. Нас немного озадачил этот факт, и мы нашли еще несколько небанальных подводных камней, которые, по мнению ученых и неподкупной статистики, могут разрушить даже самые прочные отношения.

Мы в AdMe.ru верим в счастливые отношения, которые могут длиться всю жизнь. Важно знать лишь некоторые секреты и уметь применять их в своей жизни. Специально для вас мы собрали 8 ошибок, с которых не стоит начинать отношения.

1. Слишком ранний брак или брак в возрасте старше 32 лет

Николас Вольфринг пришел к выводу, что риск развода особенно высок в ранних браках, а также в союзах, заключенных в возрасте старше 32 лет. Самым лучшим возрастом для официального оформления отношений ученый назвал период с 25 до 32 лет.

Такое положение вещей объясняется тем, что в возрасте до 25 лет люди, как правило, не обладают необходимой зрелостью и имеют более низкий уровень образования, что увеличивает риск развода. В более же старшем возрасте Вольфринг связывает развод с «эффектом выбора»: люди поздно вступают в брак часто потому, что они не могут найти никого желающего составить им пару и могут просто ошибиться.

Конечно, это вовсе не значит, что стоит отказаться от серьезных отношений, если вам уже 33. Просто имейте в виду вышеназванный «эффект выбора» и принимайте верные решения.

2. Жена старше мужа

Еще одной причиной развода может стать возраст супруги. Например, пары, в которых жена всего на 5 лет старше, в 3 раза чаще разводятся, чем пары одинакового возраста.

Этому способствуют разные причины: отношение общества к таким бракам, что зачастую повышает уровень стресса в отношениях; разные взгляды на планирование детей; женщина в таких отношениях начинает брать на себя слишком много обязанностей и ответственности, выполняя роль матери для своего супруга, и другие.

COSMOPOLITAN

Спасибо за развод: женщины, которые сделали расторжение брака возможным

Выходя замуж , мы верим , что это навсегда. Но жизнь длинная и обстоятельства складываются по‑разному. Тем не менее , мы всегда помним , что у нас есть возможность расторгнуть брак. Еще совсем недавно , если говорить в масштабах истории , женщины не могли себе такого позволить , а фраза « пока смерть не разлучит нас» становилась не обещанием , а приговором.

Кэролайн Нортон

У Кэролайн Нортон было все: красота , обаяние и тонкий ум. Будучи внучкой актера и писательницы , она была также прекрасно образована и могла поддержать разговор на любую тему. Не было у нее только одного — денег.

Именно из-за них в 1827 году она вынуждена была согласиться на брак с амбициозным Джорджом Нортоном , сыном пэра и очень обеспеченным человеком. Ей было всего девятнадцать.

Этот брак был обречен с самого начала.

Супруги спорили по любому поводу: Кэролайн была приверженцем социальной реформы , а Джордж был тори. Кэролайн не имела права возражать мужу на людях.

А оставшись с женой наедине , Джордж принимался ее бить.

Иногда рукоприкладство становилось таким яростным , что слугам приходилось вмешиваться. Дважды Кэролайн уходила от мужа , но каждый раз возвращалась ради детей.

К 1830-м годам Кэролайн расцвела. Она не только стала одной из самых привлекательных женщин в свете , но и держала политический салон , где гости могли обмениваться мнениями.

Кэролайн сблизилась — по некоторым слухам , довольно сильно, — с будущим премьер-министром лордом Мельбурном. Когда слухи дошли до Джорджа , он пришел в ярость и подал в суд. Судьи , правда , не стали обвинять лорда за недостатком улик , что только разожгло злость Нортона. Он выгнал Кэролайн из дома и запретил ей видеться с собственными детьми.

В раннюю Викторианскую эру у женщин было не больше прав , чем у безумцев , запертых в лечебницах для душевнобольных. Вся собственность женщины после свадьбы отходила к ее мужу. Супруг мог запирать жену , бить ее — ей некуда было обратиться за помощью. Даже дети , и те принадлежали не ей , а ему.

Что касается развода , то расторжение брака было в ведомстве английской церкви и рассматривалось как преступление против бога. И все-таки , были варианты , при которых брак мог быть расторгнут.

Первый — если женитьба считалась недействительной из-за импотенции мужа , кровной связи между мужем и женой или безумия одного из супругов. В этих случаях церковь допускала развод и новый брак. Второй — в случае измены одного из супругов , содомии или физического насилия. И третьим способом было сначала разъехаться , а потом подать на супруга в суд за измену. В последнем случае дети не будут считаться незаконными.

Благодаря связям в Парламенте , Кэролайн пыталась протолкнуть Брачный акт ( Matrimonial Causes Act), по которому дети после развода остаются с матерями , если те не были уличены в измене. Кроме того , этот акт делал развод более доступным , а обязанности супругов должны быть прописаны в контракте. В 1870 году законом был принят Акт о защите собственности замужних женщин , согласно которому замужние женщины могли наследовать собственность и выступать в суде в свою защиту. Впервые за всю историю Великобритании женщину рассматривали как отдельную юридическую единицу , а не просто дополнение к мужу.

В 1877 году , когда бывший муж Кэролайн Джордж умер , а самой Кэролайн было 69 лет , она смогла повторно выйти замуж за сэра Уильяма Стёрлинга-Максвелла. Он подарил ей три месяца счастья , но вскоре она умерла.

Удивительно , при всем при этом , что Кэролайн не только не считала себя феминисткой или суфражисткой , она подчеркивала , что женщина должна подчиняться мужчине , а в равенство полов она не верит.

Это не помешало ей полностью изменить облик британского бракоразводного процесса.

Джейн Кэмпбелл

Джейн не была политической активисткой и жила за несколько десятков лет до Кэролайн. И все-таки именно она была первой женщиной , подавшей на развод со своим мужем Эдвардом Эддисоном. Причиной развода Джейн называла « инцестуальный адюльтер» — Эддисон вступил в связи с ее сестрой Джесси.

Джейн была одной из двенадцати детей сэра Джеймса Кэмпбелла. В 1788 году она вышла замуж за Эдварда Эддисона , лондонского торговца. У супругов родились дети: сын и дочь.

В 1790 Эдвард завел роман со старшей сестрой своей жены Джесси. Спустя восемь лет подал на Эддисона в суд и получил £5 000 за возмещение ущерба. Эти новости достигли ушей Джейн , и она была в ужасе , отказывалась верить. Она оставила мужа и вернулась к отцу в Шотландию. Позже , рискнув обратиться в суд , она добилась развода.

Дело Джейн вынесли на суд Палаты Лордов. Нашлись свидетельства измены Эддисона: прислуга , которые видели и слышали , как их хозяин занимался сексом с Джесси. Сам Эдвард на суд не явился — у него не было £5 000 , и он просто бежал из страны.

Кроме развода , суд оставил за Джейн опеку над детьми , что было просто невероятно по тем временам. В 1802 году Джейн вновь вышла замуж , и эта история , хотя и нанесла женщине личную травму , разрешилась для нее благополучно.

Джейн повезло гораздо больше , чем многим другим женщинам , попавшим в плен к абьюзерам и агрессорам. Пройдет несколько десятков лет прежде чем женщины получат право разрывать брак по своему желанию.