Коап 12164

Статья 12.16 КоАП РФ — Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги

1. Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 — 7 настоящей статьи и другими статьями настоящей главы, —

(в ред. Федеральных законов от 21.04.2011 N 69-ФЗ, от 05.04.2013 N 43-ФЗ)

влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

(в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ)

2. Поворот налево или разворот в нарушение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, —

влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей.

3. Движение во встречном направлении по дороге с односторонним движением —

влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев.

3.1. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 настоящей статьи, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок один год, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи — наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

(часть 3.1 введена Федеральным законом от 25.12.2012 N 252-ФЗ)

4. Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, запрещающими остановку или стоянку транспортных средств, за исключением случая, предусмотренного частью 5 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа в размере одной тысячи пятисот рублей.

(часть 4 введена Федеральным законом от 21.04.2011 N 69-ФЗ)

5. Нарушение, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, совершенное в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, —

влечет наложение административного штрафа в размере трех тысяч рублей.

(часть 5 введена Федеральным законом от 21.04.2011 N 69-ФЗ)

6. Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками, запрещающими движение грузовых транспортных средств, за исключением случая, предусмотренного частью 7 настоящей статьи, —

(в ред. Федерального закона от 08.06.2015 N 143-ФЗ)

влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

(часть 6 введена Федеральным законом от 05.04.2013 N 43-ФЗ)

7. Нарушение, предусмотренное частью 6 настоящей статьи и совершенное в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, —

влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

(часть 7 введена Федеральным законом от 05.04.2013 N 43-ФЗ)

Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 декабря 2015 г. N 08АП-12164/15 (ключевые темы: региональная энергетическая комиссия — оспаривание решений административных органов — основы ценообразования — тарифы — разрешение на установку)

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 4 декабря 2015 г. N 08АП-12164/15

04 декабря 2015 г.

Дело N А75-7840/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 01 декабря 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 декабря 2015 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кливера Е.П.,

судей Ивановой Н.Е., Киричёк Ю.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарём Рязановым И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-12164/2015) Региональной энергетической комиссии Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, Ямало-Ненецкого автономного округа (далее — РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО, Комиссия, административный орган) на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.09.2015 по делу N А75-7840/2015 (судья Голубева Е.А.), принятое

по заявлению муниципального предприятия «Городские электрические сети» муниципального образования город Ханты-Мансийск (далее — МП «ГЭС», предприятие, заявитель)

к РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО,

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Нижемеренко М.Ф.,

о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности N 17-АП/14 от 25.06.2015,

судебное разбирательство проведено в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания,

муниципальное предприятие «Городские электрические сети» муниципального образования город Ханты-Мансийск обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с заявлением к Региональной энергетической комиссии Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа — Югры, Ямало-Ненецкому автономному округу о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности N 9-АП от 11.12.2014, в соответствии с которым предприятие признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

Определением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 12.08.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Нижемеренко Марианна Федоровна (далее также — третье лицо).

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.09.2015 заявленное предприятием требование удовлетворено.

В обоснование принятого решения суд первой инстанции сослался на то, что возможность применения понижающего коэффициента установлена действующим законодательством только в случае оборудования жилых домов стационарными электрическими плитами в установленном порядке, и на то, что под установленным порядком понимается оборудование помещений электроплитами в соответствии с требованиями законодательства в области строительства, электро- и пожаробезопасности и иных норм. Суд первой инстанции указал, что самовольная установка электроплит не является основанием для применения понижающего коэффициента, при этом достаточных доказательств того, что в рассматриваемом жилом доме электроплиты были установлены изначально, при вводе жилого дома в эксплуатацию, либо они были установлены в результате переоборудования помещений в доме, по мнению суда первой инстанции, в материалы дела не представлено. Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что факт переоборудования спорного жилого дома, как и факт получения соответствующих разрешений на установку электроплиты административным органом не доказан.

Суд первой инстанции исходил из того, что доказательств, свидетельствующих о том, что электроплита в жилом доме N 92 по ул. Парковая в г. Ханты-Мансийске установлена в соответствии с требованиями действующего законодательства, в материалы дела не представлено, как не представлено и доказательств наличия возможности разграничить количество потребляемой энергии каждым из жилых помещений в доме, поэтому основания для применения понижающего коэффициента в рассматриваемом случае отсутствуют.

Не согласившись с принятым судебным актом, РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО обратилась с апелляционной жалобой в Восьмой арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.09.2015 отменить, принять по делу новый судебный акт.

Обосновывая требования апелляционной жалобы, её податель настаивает на том, что соблюдение требований пожаробезопасности и иных норм при оборудовании электроплит не влияет на возможность применения понижающего коэффициента и на расчет тарифа на электрическую энергию, поскольку оговорка в соответствующем положении законодательства «в установленном порядке» не содержит ссылок на конкретные положения закона и иных нормативных актов, а также на том, что на момент введения нормы о понижающем коэффициенте нормативные акты, определяющие установленный порядок оборудования электроплит, отсутствовали. По мнению административного органа, размер платы за коммунальную услугу по электроснабжению и наличие у потребителя права на применение тарифа с понижающим коэффициентом могут быть определены на основании технического паспорта дома или в соответствии с проектной документацией, и наличие таких документов, содержащих ссылку на оборудование квартиры (дома) стационарной электроплитой, само по себе является основанием для применения понижающего коэффициента.

Административный орган отмечает, что вопрос о первоначальной установке электрических плит при вводе жилого дома в эксплуатацию и о переоборудовании жилых помещений не исследовался РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО, поскольку разрешение на установку в общежитиях стационарных электроплит для пищеприготовления не требуется, и что в материалах дела имеется надлежащий документ (технический паспорт), выданный уполномоченным органом и подтверждающий оборудование общежития электрическими плитами, в то время как доказательств оборудования спорного объекта электроплитой посредством самовольных действий проживающих в нем лиц, в материалы дела не представлено.

По мнению Комиссии, непринятие технического паспорта дома в качестве доказательства по делу по тому основанию, что в нем имеется рукописная запись о наличии электроплиты, влечет нарушение прав потребителя, поскольку достоверность такой записи не оспорена и не опровергнута.

Кроме того, РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО ссылается на то, что проверка факта установки стационарных электрических плит в одном или во всех жилых помещениях общежития, а также проверка соблюдения при их установке технических норм и правил не относится к полномочиям Комиссии, поэтому не могла быть осуществлена в рассматриваемом случае.

К апелляционной жалобе РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО приложены дополнительные доказательства, названные в пунктах 3, 4 приложения к жалобе.

В соответствии с частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данные документы не могут быть приобщены к материалам настоящего дела, поскольку подателем жалобы не заявлено ходатайство об их приобщении с обоснованием невозможности представления соответствующих доказательств в суд первой инстанции. Соответствующие документы подлежат возвращению Комиссии вместе с судебным актом.

МП «ГЭС» в представленном суду апелляционной инстанции письменном отзыве на апелляционную жалобу не согласилось с доводами жалобы, просило решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

До начала судебного заседания от Нижемеренко М.Ф. также поступил письменный отзыв на апелляционную жалобу, который остается в материалах дела, но судом апелляционной инстанции не принимается во внимание, поскольку отсутствуют доказательства его направления или вручения лицам, участвующим в деле (часть 1 статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Кроме того, до начала судебного заседания третьим лицом заявлено ходатайство в письменной форме о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств, а именно: письма МП «Ханты-Мансийскгаз» N 2858 от 22.09.2015 и отчета «Установка электрической плиты по ул. Парковая д. 92 кв. 6 (3, 4)», со ссылкой на то, что на момент судебного заседания в суде первой инстанции в отношении указанных документов были направлены запросы, но суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства.

В соответствии с частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции отказывает в удовлетворении указанного ходатайства третьего лица, поскольку приведенная лицом причина непредставления соответствующих документов в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции не может быть признана уважительной в силу следующего.

Так, Нижемеренко М.Ф. привлечена к участию в деле определением суда от 12.08.2015, при этом запросы о предоставлении указанных выше документов направлены в адрес уполномоченных органов и организаций только 10.09.2015 и 14.09.2015, то есть по истечении месяца после вступления соответствующего лица в дело на стороне административного органа.

Учитывая указанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что непредставление обозначенных документов обусловлено несвоевременным направлением лицом, участвующим в деле, необходимых запросов для получения таких документов у уполномоченных органов и непринятием зависящих от третьего лица и административного органа мер, обеспечивающих поступление соответствующих документов в распоряжение суда первой инстанции.

При этом в силу положений части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неблагоприятные последствия несовершения (или несвоевременного совершения) необходимых процессуальных действий несут лица, участвующие в деле.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что в соответствии с частью 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение, суд апелляционной инстанции считает, что причины, по которым указанные выше документы не были представлены в материалы дела в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, не могут быть признаны уважительными.

Указанные выше документы подлежат возвращению Нижемеренко М.Ф. вместе с настоящим судебным актом.

Лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела по апелляционной жалобе, представителей в судебное заседание не направили, ходатайств об отложении судебного заседания по делу не заявили.

Суд апелляционной инстанции полагает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в соответствии со статьей 156, частью 1 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, письменный отзыв предприятия на неё, суд апелляционной инстанции установил следующие обстоятельства.

На основании приказа РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО от 21.04.2015 N 11 в отношении МП «ГЭС» административным органом проведена внеплановая документарная проверка в связи с обращением Службы жилищного и строительного надзора Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10.04.2015 и обращением гражданки Нижемеренко М.Ф. по вопросу правомерности применения тарифов на электрическую энергию в доме 92 (кв. 6 (3,4)) по ул. Парковой в г. Ханты-Мансийске.

В ходе проведения проверки установлено, что между предприятием и ЗАО «Назымская НГРЭ» заключен договор на снабжение электроэнергией N 126 от 01.01.2003, согласно которому предприятие как энергоснабжающая организация передает абоненту (ЗАО «Назымская НГРЭ») электроэнергию, при этом ЗАО «Назымская НГРЭ» закупает электроэнергию как для собственного потребления, так и для энергоснабжения населения, в том числе многоквартирного дома, находящегося по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, в квартире N 6 (3,4) которого проживает гражданка Нижемеренко М.Ф.

В пункте 5.1.2 указанного выше договора сторонами определено, что расчет производится по тарифам соответствующих групп потребителей, установленным в соответствии с действующим законодательством решениями РЭК.

26.12.2014 Нижемеренко М.Ф. обратилась в МП «ГЭС» с документами, обосновывающими применение с 26.12.2014 понижающего коэффициента 0,7 к тарифу при начислении платы за электроэнергию, потребляемую в жилом помещении (г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д.92, в квартире N 6 (3,4)).

Согласно техническому паспорту, представленному третьим лицом, обозначенная квартира оборудована напольной электроплитой, в техническом паспорте имеется запись от 13.07.2010 об установлении в указанном здании напольной плиты.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вывода административного органа о том, что начисление платы за электроэнергию в названном выше доме за период с января по март 2015 года по одноставочным тарифам, дифференцированным по двум зонам суток, установленным решением РЭК N 103 от 19.12.2014 для населения, без применения понижающего коэффициента 0,7, вместо тарифов для населения, проживающего в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами или электроотопительными установками, проводилось предприятием незаконно.

Действия предприятия квалифицированы Комиссией как завышение регулируемых государством цен (тарифов) на продукцию, товары либо услуги, что отражено в акте проверки от 28.05.2015 N 09/АП-5 (л.д.102-106).

По результатам проверки РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО в отношении предприятия 10.06.2015 составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 14.6 КоАП РФ (л.д.87-89).

Постановлением от 25.06.2015 по делу об административном правонарушении N 17-АП/14 предприятие привлечено к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.6 КоАП РФ, в виде штрафа в размере 64 231 руб. 44 коп. (л.д.15-17).

Полагая, что указанное постановление вынесено административным органом незаконно, МП «ГЭС» обратилось с соответствующим заявлением в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

21.09.2015 Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры принял обжалуемое решение.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.

В соответствии с частью 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно части 7 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

Частью 1 статьи 1.6 КоАП РФ установлено, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В соответствии с частью 1 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Частью 1 статьи 14.6 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за завышение регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) на продукцию, товары либо услуги, предельных цен (тарифов, расценок, ставок, платы и тому подобного), завышение установленных надбавок (наценок) к ценам (тарифам, расценкам, ставкам и тому подобному), по табачным изделиям завышение максимальной розничной цены, указанной производителем на каждой потребительской упаковке (пачке),

Таким образом, объективную сторону данного правонарушения образуют, в том числе, действия (бездействие), выразившееся в завышении цен, регулируемых государством в целях защиты прав граждан, соблюдения экономических интересов хозяйствующих субъектов, а также обеспечения нормального функционирования хозяйственной системы в целом и ее отдельных отраслей — естественных монополий или в иных сферах, имеющих важное социальное значение.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления.

Как следует из оспариваемого постановления, в рассматриваемом случае в вину МП «ГЭС» административным органом вменяется нарушение порядка утверждения тарифа на электроэнергию, поставляемую в многоквартирный жилой дом по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, и порядка применения понижающего коэффициента к ценам на электричество, повлекшее завышение регулируемых государством цен на электрическую энергию.

В соответствии с частью 1 статьи 4 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» нормативные правовые акты в области государственного регулирования отношений в сфере электроэнергетики принимаются в соответствии с федеральными законами Правительством Российской Федерации и уполномоченными им федеральными органами исполнительной власти.

Так, постановлением Правительства от 29.12.2011 N 1178 утверждены Основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (далее — Основы ценообразования).

Пунктом 71 Основ ценообразования предусмотрено, что при утверждении цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), поставляемую населению, проживающему в городских населенных пунктах в домах, оборудованных в установленном порядке стационарными электроплитами для пищеприготовления и (или) электроотопительными установками, а также для населения, проживающего в сельских населенных пунктах, в зависимости от региональных особенностей, социальных и экономических факторов, сложившихся в субъекте Российской Федерации, по решению органа исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов применяются понижающие коэффициенты от 0,7 до 1.

Таким образом, из буквального содержания процитированной нормы следует, что для населения, проживающего в городских населенных пунктах, понижающий коэффициент может быть установлен только в случае оборудования домов стационарными электроплитами для пищеприготовления в установленном порядке.

При этом суд первой инстанции, вопреки доводам подателя апелляционной жалобы, правильно исходил из того, что под установленным порядком понимается оборудование помещений электроплитами в соответствии с требованиями законодательства в области строительства, электро- и пожаробезопасности, а также в соответствии с требованиями иных норм.

Иными словами, понижающий коэффициент, предусмотренный пунктом 71 Основ ценообразования, может быть установлен только при условии, что оборудование помещений электроплитами осуществлено в соответствии с требованиями законодательства в обозначенных выше сферах.

При этом довод подателя жалобы о том, что оговорка в соответствующем положении законодательства «в установленном порядке» не содержит ссылок на конкретные положения закона и иных нормативных актов, и о том, что нормативные акты, определяющие «установленный порядок» оборудования электроплит, отсутствуют, отклоняется, как основанный на неправильном толковании норм действующего законодательства по следующим основаниям.

Так, Инструкцией о порядке согласования применения электрокотлов и других электронагревательных приборов, утвержденной Минтопэнерго России 24.11.1992 и зарегистрированной в Минюсте России 26.01.1993 N 127 (далее — Инструкция), определен порядок применения электроэнергии для различных целей в народном хозяйстве.

Согласно пункту 4.1 Инструкции разрешения на установку в жилых домах стационарных электроплит для пищеприготовления выдают правительства республик, краев, областей, г. Москвы, г. Санкт — Петербурга, автономных областей и автономных округов, в том числе в домах министерств и ведомств Российской Федерации при наличии в жилых домах центрального отопления и горячего водоснабжения в пределах плановых заданий по оборудованию жилых домов электроплитами, устанавливаемых республикам, краям, областям, г. Москве, г. Санкт — Петербургу, автономным областям и автономным округам.

Вопросы применения кухонных электроплит в жилых домах, где не предусмотрено центральное отопление и горячее водоснабжение, должны согласовываться с региональными энергетическими комиссиями, образованными при правительствах республик, входящих в состав Российской Федерации, органах исполнительной власти краев, областей, г. Москвы, г. Санкт — Петербурга.

В силу пункта 4.2.1 Инструкции разрешения на установку стационарных электроплит для пищеприготовления не требуется (оформляется в установленном порядке) при установке электроплит в кухнях жилых домов высотой 11 этажей и более, в общежитиях, домах для престарелых и семей с инвалидами (независимо от этажности), в жилых зданиях переменной этажности с высотой одной из частей 11 этажей и более.

В то же время согласно пункту 1.3.2 Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных приказом Минэнерго России от 13.01.2003 N 6, до начала монтажа или реконструкции электроустановок необходимо:

— получить технические условия в энергоснабжающей организации;

— выполнить проектную документацию;

— согласовать проектную документацию с энергоснабжающей организацией, выдавшей технические условия, и органом государственного энергетического надзора.

Переоборудование жилых и нежилых помещений в жилых домах, в соответствии с пунктом 1.7.1 Правил и норм эксплуатации жилищного фонда, утвержденного постановлением Госстроя России от 27.09.2003 N 170, может включать в себя: установку бытовых электроплит взамен газовых плит или кухонных очагов. Переоборудование допускается производить только после получения соответствующих разрешений в установленном порядке.

Стационарные плиты могут быть установлены в жилых помещениях как изначально при вводе жилого дома в эксплуатацию, так и в результате переоборудования помещений.

Таким образом, действующим законодательством определен порядок и условия монтажа электрической плиты в жилом помещении, а также порядок их реконструкции, поэтому понижающий коэффициент к тарифу может применяться только при условии их соблюдения, в том время как самовольная установка бытовых электроплит не дает права на применение такого коэффициента.

На данное обстоятельство указывалось и самим административным органом в письме-ответе Нижемеренко В.Ф. от 16.12.2014 N 21/1922 (оборотная сторона л.д.28).

Как усматривается из материалов дела, в рассматриваемом случае третьим лицом и административным органом в подтверждение факта переоборудования квартиры 6 (3, 4) в многоквартирном доме, находящемся по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, с установкой электрической плиты представлен технический паспорт помещения, составленный в 2005 году и имеющий рукописную запись, внесенную 13.07.2010, о наличии электроплиты, при этом место установки и информация о соответствующем разрешении на установку не указаны (л.д.53-55).

Вместе с тем, указанный документ с внесенной в него впоследствии рукописной записью о наличии электрической плиты, вопреки позиции, изложенной в апелляционной жалобе, не может быть принят в качестве надлежащего и достаточного доказательства, подтверждающего факт наличия стационарной плиты в соответствующем жилом помещении и оборудование такого помещения электроплитой с соблюдением требований, установленных законодательством, поскольку в данном случае документами, подтверждающими соблюдение установленного порядка установки электроплиты будут являться проект установки, разрешение на отпуск мощности, технические условия энергоснабжающей организации.

В то же время иных доказательств, содержащих информацию о том, что в указанном жилом доме изначально, при вводе жилого дома в эксплуатацию, были установлены электроплиты, либо они установлены в результате санкционированного переоборудования помещений, в материалы настоящего дела не представлено.

Кроме того, в материалах дела также отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что собственники и жильцы рассматриваемого дома обращались в энергоснабжающую организацию с заявлением о выдаче им технических условий для установки электрических плит.

Напротив, согласно полученному МП «ГЭС» и представленному в материалы дела ответу ЗАО «Назымская НГРЭ» от 10.06.2015 проектно-сметная документация на многоквартирный дом, находящийся по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, отсутствует (л.д.27), а из ответа обслуживающей организации ООО «Чистый дом» следует, что реконструкция в доме N 92 по ул. Парковой не проводилась (л.д.26).

При этом то обстоятельство, что рассматриваемое помещение приобретено Нижемеренко М.Ф. уже с установленной в ней электроплитой, само по себе не отменяет необходимость подтверждения правомерности её установки в таком помещении для целей решения вопроса о возможности применения понижающего коэффициента к тарифу, тем более, что из представленных в материалы дела документов, в том числе из письма ЗАО «Назымская НГРЭ» от 16.02.2015, следует, что Нижемеренко М.Ф. было разъяснено, что для решения вопроса о возможности применения понижающего коэффициента необходимо представить утвержденный проект электропроводки, технические условия, исполнительную документацию. Однако указанные действия Нижемеренко М.Ф. не произведены.

При таких обстоятельствах, учитывая, что РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО в ходе производства по делу об административном правонарушении не исследовался вопрос о том, были ли установлены электрические плиты при постройке соответствующего жилого дома, или о том, производилось ли переоборудование жилых помещений, суд первой инстанции заключил правильный вывод о том, что надлежащих и достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что электроплита в квартире 6 (3, 4) жилого дома N 92 по ул. Парковая в г. Ханты-Мансийске установлена в соответствии с требованиями действующего законодательства, в материалы дела не представлено.

Как следствие, в отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих факт установки электроплиты по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, кв. 6 (3, 4), у МП «ГЭС» также отсутствовали и основания для пересмотра тарифа оплаты электроэнергии по заявлению Нижемеренко М.Ф., проживающей в указанном помещении, поскольку самовольная установка жильцами электрических плит не является основанием для изменения тарифа путем применения понижающего коэффициента, предусмотренного пунктом 71 Основ ценообразования.

При этом довод подателя апелляционной жалобы о том, что самовольность действий по оборудованию соответствующего жилого помещения электроплитой также не подтверждена заявителем надлежащими доказательствами, судом апелляционной инстанции во внимание не принимается, как основанный на неправильном толковании процессуальных норм права, определяющих порядок распределения бремени доказывания.

Так, частью 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как уже указывалось выше, предусмотрено, что по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Следовательно, в рассматриваемом случае именно РЭК Тюменской области, ХМАО-Югры, ЯНАО, принявшее постановление N 17-АП/14 от 25.06.2015 о привлечении МП «ГЭС» к административной ответственности за отказ в применении понижающего коэффициента при определении размера тарифа за потребляемую электроэнергию для жильцов кв. 6 (3, 4) многоквартирного дома по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Парковая, д. 92, и ссылающееся на то, что в данном случае имелись законные основания для применения такого тарифа, должно представлять доказательства, подтверждающие соответствующие обстоятельства, послужившие основанием для вынесения оспариваемого постановления.

В то же время МП «ГЭС», как лицо, привлекаемое к административной ответственности, в силу прямого указания части 3 статьи 1.5 КоАП РФ не обязано доказывать свою невиновность.

Иными словами, неподтверждение административным органом каких-либо обстоятельств, имеющих значение для решения вопроса о наличии оснований для привлечения к ответственности, в рамках производства по делу об оспаривании решения административного органа должно квалифицироваться как недоказанность соответствующего обстоятельства и не влечет возложение на лицо, привлекаемое к ответственности, обязанности по доказыванию обратного.

Таким образом, в рассматриваемом случае отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих, что электроплита была установлена с соблюдением предусмотренных законом условий и порядка, свидетельствует о недоказанности Комиссией наличия оснований для применения понижающего коэффициента в соответствии с пунктом 71 Основ ценообразования.

Кроме того, административным органом также не установлено и не подтверждено, что стационарные электрические плиты установлены во всех жилых помещениях соответствующего многоквартирного дома. При этом в отсутствие в рассматриваемом доме индивидуальных приборов учета разграничение потребления электрической энергии отдельными потребителями (в отдельных жилых помещениях) невозможно, поэтому без получения информации о фактах установки стационарных электроплит во всех жилых помещениях дома понижающий коэффициент не может быть применен.

С учетом изложенных обстоятельств, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в рассматриваемом случае предусмотренные законодательством основания для применения МП «ГЭС» понижающего коэффициента при расчете тарифа на электрическую энергию по заявлению Нижемеренко М.Ф. отсутствовали.

Как следствие, действия МП «ГЭС», описанные в постановлении N 17-АП/14 от 25.06.2015, вопреки доводам подателя апелляционной жалобы, не могут быть квалифицированы как нарушение требований законодательства в области регулирования цен (тарифов), поскольку предусмотренные законодательством основания и условия для уменьшения тарифа отсутствовали.

Сформулированные выше выводы соответствуют сложившейся практике применения соответствующих положений законодательства (см., например, судебные акты по делам N А75-13688/2014, А75-8850/2015) и направлены на формирование единообразия правоприменения по аналогичным спорам.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что в действиях предприятия отсутствует событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.6 КоАП РФ.

На основании пункта 1 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ отсутствие события правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В соответствии с частью 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что оспариваемое решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.

Следовательно, поскольку недоказанность события правонарушения свидетельствует об отсутствии оснований для привлечения к административной ответственности, постольку судом первой инстанции правомерно было признано незаконным и отменено оспариваемое постановление по делу об административном правонарушении N 17-АП/14 от 25.06.2015.

В целом, доводы апелляционной жалобы основаны на неправильном толковании положений законодательства, повторяют позицию, изложенную административным органом в оспариваемом постановлении, и направлены лишь на переоценку фактических обстоятельств спора, в связи с чем, не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

При вынесении решения судом первой инстанции в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценены доводы сторон спора и представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи. Выводы, изложенные в решении суда, соответствуют материалам дела.

Учитывая изложенное, арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение.

Нормы материального права применены судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено. Таким образом, оснований для отмены решения арбитражного суда в обжалуемой заявителем части не имеется, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Судебные расходы по апелляционной жалобе не распределяются, поскольку в соответствии с частью 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 21.09.2015 по делу N А75-7840/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

​Выполнение водителем поворота либо разворота для смены направления движения, сопряженное с нарушениями требований дорожных знаков и имеющейся дорожной разметки

Проверка и оплата штрафов ГИБДД

Проверяем информацию о штрафах,
пожалуйста, подождите несколько секунд

Правилами дорожного движения предписывается занимать на дорожном полотне ближайшее положение к той стороне, в которую водитель собирается повернуть (если иное не регламентировано разметкой или знаками).

То есть для левого поворота или разворота на 180° необходимо занять на дороге крайнее левое положение: на дороге с многополосным движением занять левый ряд, а на проезжей части без разметки – максимально приблизиться к разделительной полосе, не пересекая ее. Если же вы собрались поворачивать направо, то нужно выбирать положение ближе к обочине или краю проезжей части. Исключение составляют перекрестки с круговым движением.

При этом, если на перекрестке установлены запрещающие поворот и/или разворот знаки, то даже при отсутствии других транспортных средств выполнять маневр нельзя. Любая сплошная разметка подразумевает, что пересекать эту линию запрещено, а, следовательно, развернуться или повернуть без нарушения правил не удастся.

При выполнении маневра водителю следует следить за тем, чтобы после его завершения и/или выезда с перекрестка автомобиль не оказался на встречной полосе (при наличии разметки на дороге этот принцип подразумевает, что недопустимо пересечение разделительной полосы при завершении поворота или разворота.

Субъектом правонарушения, описываемого во второй части анализируемой статьи, является лицо, управляющее транспортным средством и совершающее на нем маневр (поворот или разворот), не соблюдая установленные знаки и/или разметку. За такие действия водитель будет вынужден заплатитьштраф в размере от 1000 до 1500 рублей.

Субъективная сторона данного административного проступка характеризуется умышленной виной.