Дом в земле из дерева

Оглавление:

Дом на дереве: делаем своими руками

Автор: Ирина Железняк | Опубликовано: Май 27, 2015 в 00:42

Домик на дереве – это очень круто, с этим нельзя не согласиться. Даже если у вас нет детей. И особенно если они у Вас есть. Даже если вы не романтик, и тем более, если вы таковым являетесь. Дело не только в уюте, оригинальности и мастерстве – а в уникальности сей постройки. Ведь сделать дом на дереве придется именно своими руками – в магазинах, увы, готовых домиков для дерева нет, все сугубо индивидуально.

Выбираем дерево для домика

Пожалуй, на этом этапе все может и застопориться, если на участке не найдется подходящего дерева для домика своими руками, или нескольких деревьев. Вы, как человек трезвомыслящий, понимаете, что слишком старое дерево для этих целей не подойдет (может треснуть, оказаться гнилым внутри), как и слишком молодое (ветки не выдержат нагрузки, даже нескольких детей). Но вы можете не знать, что строить домик на дереве слишком мягких или вязких пород тоже не стоит. Сюда мы относим каштан, тополь, ольху, иву, липу, осину. Фруктовые деревья подойдут только для детских домиков на дереве – древесина плодовых твердая, но ломкая. Самый оптимальный вариант – дуб, граб, пихта, ясень.

Теперь обратимся к кроне дерева. Лучше всего, если на нем присутствуют прочные горизонтальные ветки. Больные, травмированные ветки убираем сразу – им не место в постройке. Обращаем внимание на почву – как правило, в песчаной почве корни деревьев не смогут удержать столь нестабильную конструкцию, как домик на дереве своими руками.

Если Вы уверены, что на вашем подворье имеется подходящее дерево, переходим к следующему этапу – подбору инструментов и материалом. Впрочем, может подойти и два-три дерева, расположенных рядом. В таком случае получится целый жилой комплекс на дереве))

Дом на дереве своими руками: материалы и инструменты

Дом на дереве может быть как угодно раскрашен, с крышей или просто в виде террасы, с лестницей, веревкой или горкой – это не самые первостепенные моменты. Главное, чтобы конструкция была безопасной. Поэтому – никаких ветхих досок со старых заборов. Крепежные элементы при строительстве дома на дереве должны быть максимально надежными. Лучше всего брать болты с гайками.

Сделать дом на дереве своими руками можно при помощи самых обычных инструментов:

Возможно, еще вам пригодятся торцовочная пила, стремянка, спецодежда и пр.

Существует несколько способов крепежа дома на дереве:

— с дерева при помощи веревок;

— с дерева при помощи балок, прикрепленным к стволу и ветвям;

— с земли – при помощи свай;

Для облегчения строительства дома на дереве своими руками часть конструкции следует собирать на земле. Как и в любом проекте, вначале возводятся крупные элементы, и уже потом к ним крепятся более мелкие.

В данном случае мы опишем, как строить дом на дереве своими руками при помощи балок, прикрепленных к стволу и веткам. Естественно, дерево у вас будет другое, и если вы решитесь воспользоваться нашими советами, можете дополнить конструкцию сваями с земли.

Материалы для строительства дома на дереве мы укажем примерные, а Вы уж сориентируйтесь по конкретному случаю. Принцип один и тот же.

— шесть 3-метровых досок (15х5 см)

— шесть 4-метровых досок (15х2,5 см)

— две 4-метровые доски (25х5 см)

— три 4-х метровых бруса

— доски для стен, лестниц, перил и прочих элементов

— прочный трос, блок

— перфорированные пластины для крепления брусьев

— материалы для крепления – болты, гайки, саморезы

Средняя высота, на которой строится дом – 1,5-4 метра.

А теперь, когда все готово, можно перейти непосредственно к изготовлению дома на дереве своими руками.

Определяем, на какой высоте будет находиться уровень пола. Отступаем от этого уровня 30 см вниз, берем обычный штапик и закрепляем на ветке один его конец. Далее по уровню выставляем штапик, а другой конец закрепляем на другой ветке. В ветках, непосредственно над рейкой, высверливаем отверстия d=1см. Точно так же устанавливаем штапик и с другой стороны дерева. Очень важно, чтобы рейки находились в одной плоскости.

Снимаем штапики и получаем правильно расположенные отверстия для крепления больших досок – тех, которые 25х5 см. Чтобы при крепеже досок оставались концы одинаковой длины с обеих сторон, делаем следующие несложные вычисления: замеряем расстояние между отверстиями d=1см, отнимаем от длины доски это расстояние (к примеру, 4 метра-2,9 метра=1,1 метра) и делим пополам (1,1метра/2=0,55 см). Именно по столько необходимо отложить с обеих концов доски. Ровно посредине доски, в высчитанных точках делаем отверстия d=16мм.

Что еще нужно сделать с этими досками – сделать пазы для установки деревянных распорок. Именно они будут фиксировать опорные балки на некотором расстоянии и от веток дерева, о друг от друга. Опорные балки не нужно привинчивать вплотную к веткам. Во-первых, во время ветра дерево покачивается, и лучше, чтобы дом на дереве покачивался вместе с ним; во вторых – дерево продолжает расти, а неплотно прилегающие балки дадут ему пространство для роста. Опорные балки закрепляются на ветвях при помощи разводного ключа и шурупов (отверстия уже есть), а затем устанавливаются распорки.

Теперь готовим настил. Доски нарезаем необходимой длины, учитывая зазоры между досками, выполняющие роль дренажа (около 10 мм). Теперь отрезаем две доски 15х5 см такой же длины, как и настил; оставшиеся четыре доски делаем немного короче – примерно на 10 см. Четыре более коротких доски прикрепляем к одной длинной доске 15х5 см шурупами, разместив их перпендикулярно и равномерно на доске. Далее наша рама должна разместиться на ветках дерева поверх балок, и это сложный этап – поднять ее на дерево и зафиксировать к опорным балкам при помощи канатов.

К раме нужно приделать вторую длинную доску. В результате получаем платформу квадратной формы.

Теперь нужно эту платформу прикрепить к опорным балкам. В этом нам помогут металлические пластины с дырочками. На углах платформы устанавливаем закрепы.

Теперь, для устойчивости платформы, необходимо установить подпорки. Для этого берем доски 10х5 см, один из краев подпорки косо обрезаем (угол 45 градусов). На стволе подпорные доски крепятся внахлест.

Пришла очередь установить блок с веревкой. Для крепления блока можно использовать как высоко расположенную ветку, так и ствол дерева. Крепим его шурупами. Когда блок надежно закреплен, протягиваем через него веревку, к одному концу веревки крепим карабин, а к карабину – ведро. Своего рода лебедка, которая пригодится и в процессе строительства, и в дальнейшей эксплуатации дома на дереве своими руками, готова.

Далее – закрепляем настил, поднявшись на платформу. Единственная сложность этого этапа строительства дома на дереве своими руками заключается в необходимости сквозных вырезов в досках, через которые будут проходить ветки. Для того чтобы ветки продолжали спокойно расти, оставьте пару сантиметров зазора.

Из остатков досок делаем лестничную площадку, затем можно приступать к изготовлению перил в доме на дереве. Из бруса 10х5 см делаем стойки высотой около метра и устанавливаем их на каждом углу платформы. Из этого же бруса делаем сами перила, прикручивая их шурупами. Чтобы закрыть пространство под перилами, можно взять какой-либо листовой материал или просто набить дощечки.

Лестницу делайте по своему вкусу – простую, веревочную, или, как на фото, «альпинистскую».

Если есть желание сделать крышу – предлагаем простой вариант: на высоте человеческого роста над платформой ввинтите в ветки, расположенные одна напротив другой, два крюка. Между крюками натягивается трос, а через трос перекидывается кусок брезента. Зафиксировать концы брезентовой крыши помогут небольшие подпорки, прикрученные к перилам.

А теперь можете красить свой дом на дереве своими руками, экспериментировать с дизайном и обстановкой. И, надеемся, в своем чудесном поднебесном уголке вы проведете лучшие часы своего досуга.

Татьяна Кузьменко, член редколлегии Собкор интернет-издания «AtmWood. Дерево-промышленный вестник»

Насколько информация оказалась для Вас полезной?

Как сделать шалаш своими руками

Наступило лето – время, когда взрослые и дети отправляются на природу, чтобы отдохнуть от городской суеты и насладиться чистым воздухом. Желающие глубже проникнуться природой не берут с собой палатки, а предпочитают сооружать шалаш на месте. Однако далеко не все люди обладают таким навыком – все бывает впервые, и, если в компании нет людей, которые уже сооружали шалаш когда-либо, то процесс без дополнительной информации может затянуться и испортить все настроение.

Исходя из того, какие имеются средства для постройки шалаша, варьируются и методы. В этой статье мы рассмотрим варианты построения самых часто используемых укрытий на природе, а именно, халабуды, шалаша в лесу, дома из веток, домика для детей и индейского шалаша.

Халабуда на дереве – настоящая мечта многих взрослых и детей. В зависимости от целей, затраченного времени и исполнения, халабуда может быть как временной, так и крепкой постройкой, которая прослужит дольше одного сезона и идеально подойдет для мини-штаба для детей. В случае если вы планируете делать халабуду для себя, то вы получите прекрасный уголок для близкого общения с природой.

Если вы решили сооружать дом для своих деток на дереве, то очень важно подобрать правильные материалы. Они должны быть максимально легкими, а значит использование железа, цемента исключается. Могут быть использованы для основного строительства следующие материалы:

  • Различные плетения (из лозы, камыша, молодых побегов);
  • Крепкие веревки;
  • Фанера;
  • Доски.

Подобранное дерево, на котором будет размещаться дом, должно быть устойчивое, прочное, довольно высокое и развесистое с крепкими горизонтальными ветками. Перед тем как сооружать дом, дерево нужно протестировать. Для этого на планируемый уровень халабуды должны забраться несколько людей, суммарный вес которых будет приблизительным суммарному весу детей или людей, которые будут пользоваться халабудой. Далее, следует на дереве попрыгать и потрясти его, имитируя шторм.

Обратите внимание на устойчивость дерева. Оно не должно шататься или трескаться. Если условия соблюдены, то приступайте непосредственно к самому сооружению. Если дом вам потребуется в течение одного сезона, то вы можете соорудить только пол и крышу. В такой постройке полом может послужить прочная сеть, а крышей полиэтилен. Если вы планируете сделать подобие домика, тогда халабуда должна быть тщательно распланирована и, в идеале, выполнена в виде макета перед постройкой. После этого основные части халабуды могут быть сконструированы как непосредственно на дереве с самого начала, так и на земле и подняты на дерево позже.

Галерея: шалаш своими руками (25 фото)

Теперь рассмотрим, как сделать шалаш в лесу. Для возведения домика используются деревья, ветки, листья. Самым легким вариантом будет использовать поваленное под углом дерево, которое можно будет применить в качестве опоры под строение. Перед возведением шалаша стоит убедиться, что дерево надежно зафиксировано и не упадет на вас под тяжестью веток. Сооружение шалаша заключается в вплетении дополнительных веток в ветки дерева, чтобы защититься от ветра. Если нет поваленного дерева, то можно срубить небольшое деревце и привязать его за основание к суку большого дерева, после чего закрыть просветы другими ветками.

В теплое время года, при наличии спальника, строение может быть односкатным – закрыта только одна часть строения, которая представляет собой навес под углом 45–60 градусов. Для сооружения можно использовать жердь, состоящую из крепкой длинной ветки, помещенной между сучьями двух рядом стоящих деревьев. Далее, так же как и в случае с поваленным деревом, на одну сторону опираются под наклоном крупные ветки. Сверху навес можно присыпать листьями. Такой шалаш хорошо отражает тепло от костра и защищает от ветра с одной стороны. В случае необходимости, он легко может быть достроен до полноценного домика из дополнительных веток.

Дом из веток

Такой шалаш может быть сооружен как на даче, так и в лесу. Существует несколько вариантов построения такого укрытия, но, в любом случае, вам понадобится много длинных веток и крепкая веревка. В первом случае основные крепкие ветки конусообразно втыкаются в землю и крепко крепятся веревкой друг к другу наверху. После этого к несущим веткам добавляются остальные, но только в случае надобности. Если строение стоит в лесу, то желательно привязать его верхушке к дереву, чтобы придать ему устойчивость.

Второй вариант постройки дома из веток отличается тем, что ветки будут располагаться вокруг ствола дерева, которое будет служить ему опорой. В остальном, метод сооружения схож с первым, за исключением отсутствия надобности привязывать верхушку шалаша, так как опора уже имеется.

Детский шалаш

На отдыхе взрослым хочется, чтобы детям было весело и, в то же самое время, чтобы они не разбегались и были неподалеку, в зоне видимости. Для этой цели можно построить вместе с детьми дом, который потом и станет главной игровой площадкой.

Для детского шалаша подойдут все вышеперечисленные методы. В частности, можно соорудить халабуду на земле, а не на дереве. Такая халабуда может быть сконструирована из любых имеющихся подручных средств. Если вы находитесь на даче и не хотите заморачиваться, вы просто можете вынести 2–6 стульев (в зависимости от количества детей, чтобы внутри помещались все) и накрыть их покрывалом или несколькими, сцепленными прищепками. Как вариант, можно растянуть ткань для халабуды, используя ветки низкорослого дерева для ее крепления.

Другие перечисленные выше варианты можно также упростить, поскольку для детей важен сам факт наличия укрытия больше, чем зачастую его оформление или функциональность. Однако не стоит забывать, что дети непоседливы и часто неловки, а значит, сама постройка должна быть идеально зафиксирована, чтобы дети ненароком не сбили ее во время игры.

Индейский шалаш

Главное отличие Типи, или индейского шалаша, в том, что по центру строения располагается отверстие для выхода дыма от костра. В таком шалаше можно провести несколько недель и даже больше, если при установке использовалась непромокаемая ткань. В случае сооружения индейского шалаша больше как недолгосрочного декоративного элемента, чем полноценного места для жилья, подойдет и обычная ткань. Для постройки понадобятся следующие материалы:

  • Балки – крупные крепкие ветки без листьев и ответвлений;
  • Веревка для крепления;
  • Ткань;
  • Краски для росписи шалаша.

Построить такой домик довольно просто: балками сооружается обычный шалаш без дополнительных веток. Далее, балки нужно обтянуть цельным куском ткани, оставляя верхушку шалаша не прикрытой. После этого ткань шалаша можно расписать, имитируя традиционную роспись. У настоящих Типи нижняя часть символизирует землю, а верхняя – воздух. Рисунок можно выбрать исходя из этого. Если вы отдыхаете с детьми, то можно поручить роспись шалаша им. Это поможет детям почувствовать себя причастными к процессу и увлечет их не на один час, если строение довольно большого размера.

Отдых на природе – всегда прекрасное времяпровождение, особенно когда знаешь, что точно не останешься без крова ни при каких обстоятельствах. С навыками построения шалаша ничто не повредит вам отдохнуть в походе будучи налегке, без тяжелой громоздкой палатки за плечами. На даче же такое умение поможет увлечь детей и даст отдохнуть родителям, что позволит всем провести свободное время с удовольствием.

Дешевый, экологичный, сказочный. Дом своими руками

Вы давно мечтаете о своем доме? А может быть, на вашем участке достаточно места для маленькой пристройки, в которой вы бы с радостью занимались любимым хобби или просто отдыхали в одиночестве от повседневной суеты? Вовсе не обязательно брать кредиты или откладывать каждый рубль с зарплаты; есть множество людей, которые построили дом своей мечты, не имея значительных средств. Как известно, главное – желание!

1. Домик хоббита

Саймон Дейл из Великобритании всегда мечтал иметь свой дом. Но при современных ценах на недвижимость не мог себе этого позволить. Он не стал брать в ипотеку жилье, а построил летнюю резиденцию для жены и двоих детей своими руками на маленьком участке земли в Уэльсе.

До этого у Саймона не было никакого опыта в строительстве. Ему помогали родственники и друзья, весь процесс занял 4 месяца. Дом решено было построить на склоне холма. Для этого на месте был вырыт котлован; извлеченные из него грунт и камень использовались для фундамента и опорных стен.

Использовались как отходы древесины, так и дерево из ближайшего леса. Крышу, пол и стены укрыли соломой, что обеспечило теплоизоляцию, после чего стены покрыли известковой штукатуркой, позволив дому «дышать».

На крышу также была положена изоляция, сверху – дерн с травой. Оригинальная конструкция кровли с люком на верхушке обеспечила естественный свет днем.

Отапливается дом камином, дымоход проходит через камень, который удерживает тепло еще длительное время.

Каркас был сделан из дуба; при строительстве применялись самые простые инструменты. Как рассказывает сам Саймон, некоторые материалы (например, окна, сантехнику, розетки, провода) они находили на свалках. В доме используется солнечная энергия, вместо холодильника – погреб.

Такой дом не только прост, дешев и экологичен – это отражение индивидуальности, возможность жить в гармонии с природой, свобода от штампов современной строительной индустрии.

Саймон утверждает, что не строил жилище специально похожим на «домик хоббита». Семья использует его в качестве летней резиденции, а Саймон с тех пор получает множество заказов на подобные постройки. Вот, к примеру, другой возведенный им дом:

2. Экодом из земли

Да, вы не ослышались! Из самой обыкновенной земли, которая, как известно, бесплатна. А, точнее — из мешков с землей.

Как говорят специалисты, лучше использовать глиносодержащий грунт – он затвердеет после формовки, что придаст сооружению дополнительную прочность. Фундамент для такого дома не нужен, его можно построить прямо на земле, необходимо только выровнять площадку.

Геометрия постройки может быть произвольной – от маленького домика с куполом в сказочном стиле до полноценного большого здания любой, даже самой причудливой формы.

Мешки с землей укладываются друг на друга; для формовки удобно использовать пластинку, которая подкладывается под мешок: грунт в мешке трамбуется, а затем пластинка вынимается. Для дополнительной связки через ряды мешков укладывается проволока, сетка или доски.

Куполообразные конструкции избавляют от необходимости делать перекрытия. В качестве изоляции можно положить обычную пленку.

Интересный элемент – сами мешки. Они стоят очень дешево; их можно найти на свалках или в магазинах, где они остаются после фасовки товара. Если стройка планируется большая, удобно использовать рулоны мешковой ткани – это позволит строить дом цельным кольцом.

Материал мешков достаточно прочный, он позволяет формировать более устойчивые блоки: в мешки заливают известковый раствор, после чего помещают их в формы, получая готовые строительные элементы. Также можно формовать блоки из глины и соломы.

Выложенные из мешков стены штукатурят, белят и красят.

3. Бутылки для дома

При возведении стен используют также бутылки – это может быть как пластиковая, так и стеклянная тара. Термическое сопротивление стены из одного слоя стеклянных бутылок равно кирпичной стене толщиной 0,55 м! При этом она в 2,5-3,5 легче и тоньше.

На один квадратный метр такой стены потребуется около 200 бутылок и примерно 150 л раствора (в зависимости от ширины шва).

Подобное строение будет не просто дешевым, теплым и прочным, но еще и экологичным – сбор бутылок в округе позволит очистить территорию и помочь окружающей среде.

Дом из пластиковых бутылок также прост в возведении, но понадобится терпение: каждую бутылку нужно будет наполнить песком или землей.

После того, как бутылки уложены в цементно-песчаный раствор, стены укрепляют сеткой-рабицей (можно просто обмотать горлышки веревкой), а затем штукатурят. Готовое сооружение внешне практически ничем не отличается от дома, построенного из привычных материалов:

Бутылки могут быть использованы и для создания плавучего дома. А самая первая в мире постройка из подобного материала была возведена в 1902 году и выглядела вот так:

Ну а что же делать, если все перечисленное по каким-либо причинам вам не подходит, а в средствах вы ограничены.

Что ж, пора вспомнить о классике. Позвольте представить…

4. Ее Величество Землянка

Этот вид жилья известен еще со времен неолита, он является одним из древнейших и распространен по всему миру. Если вы планируете большую стройку, землянка послужит вам не только в качестве первого временного сооружения на участке, но и в качестве погреба или дополнительной подсобки в дальнейшем.

Однако нельзя умалять ее достоинств и в роли основного жилья или дополнительной жилой постройки! Главные плюсы землянки — оптимальная температура внутри; простота возведения (ее можно построить очень быстро и даже в одиночку) и дешевизна. А еще — незаметность: как только на крыше прорастет трава, ваш домик перестанет выделяться на фоне окружающего ландшафта.

Кому-то такой проект покажется не слишком привлекательным — в сознании остался стереотип о землянке как о пережитке истории. В крайнем случае, она воспринимается как погреб для хранения заготовок. Но современные землянки выглядят ничуть не менее достойно, чем привычные дома. Уютные, обложенные внутри и снаружи досками, с небольшими круглыми окошками — они радуют глаз и набирают популярность по всей Европе. В них словно переплетается само время — прошлое и современность, природа и человек…

Их вновь обретенная популярность порой не дает понять, что же это: землянка или углубленный в грунт современный коттедж?

Если идея кажется вам привлекательной, посмотрите также публикацию Новозеландские землянки — дизайн в сказочной стране. Сосредоточьтесь на деталях интерьера и экстерьера, с помощью которых вы измените представление знакомых о землянке как об унылом погребе. Причудливые окна, декоративный заборчик у входа — и вот вы уже Белоснежка в своем тихом лесном укрытии…

5. «Лисья нора»

Стоит вспомнить также об обвалованном доме (его еще называют лисьей норой). Такой дом может быть заглублен незначительно, быть полностью наземным или сочетать наземную и обвалованную части.

Подобное сооружение подходит для любой местности и любого рельефа, подстраиваясь под него, повторяя его очертания. Такие дома прекрасно взаимодействуют с окружающей средой, а земля словно накрывает их одеялом, защищая от холода и ветра.

В отличие от землянки, обвалованный дом скорее стоит назвать земляным холмом (его даже можно пристроить к холму, что послужит естественным ограждением). Собственно, и «домик хоббита» логично считать вариацией на эту тему.

Обвалованный дом не занимает много места, а землю рядом и на нем можно использовать под посадку земляники, малины и цветов, превратив свое жилище в настоящую цветущую клумбу.

Пожалуй, с землянкой или «лисьей норой» вам будет не страшно повышение среднегодовых температур — в таком доме можно забыть и о жаре, и о необходимости установки кондиционера. В нем будет сохраняться плюсовая температура, что снизит затраты на обогрев в зимнее время. Стены такого дома всегда дышат; из года в год он становится все прочней за счет того, что земля уплотняется, а ее верхний слой скрепляется корнями и корневищами трав. Если вы сделаете вентиляцию правильно, о сырости также можно будет забыть.

На самом деле, идей, как можно дешево и быстро построить небольшой дом, – сотни! Нужно только время и желание разобраться, выбрать подходящий способ. А потом позвать друзей и знакомых — и начать строительство. Ведь, если задуматься, раньше люди строили свои дома без строительных компаний, кредитов и каталогов.

Сама местность подсказывает, что лучше возвести на участке: загрязненная территория – вперед за бутылками; холмистый рельеф – «домик хоббита» или «лисья нора»; много глинистого грунта – дом из земли… А в лесу могут пригодиться 16 оригинальных идей для домиков на дереве.

Единомышленников легко найти в Сети; помогая друг другу строить, вы наберетесь опыта и обретете новых интересных друзей. И не забывайте: всегда можно преобразить запланированный или даже уже строящийся дом с помощью оригинальных идей. Совсем не обязательно тратить миллионы на строительство — иногда всего несколько деталей из приглянувшихся проектов (например, необычная форма окон и дверей) могут вдохновить на творчество, внести что-то новое, что изменит внешний вид сооружения.

Запад: Все деревянные дома (с 80% населения Земли) должны сгореть

Запад создал новый тип государства, главным средством господства которого — сначала над своими гражданами, а затем и в «сферах влияния» — стала манипуляция сознанием.

Это называлось переходом к демократии и свободе — от тирании «старого режима», который опирался на открытое принуждение и насилие.

Сформировалась и новая политическая философия, оправдывающая такой тип господства, и его инструмент — «четвертая власть», mass media.

По мере развития как этой философии, так и инструмента на самом Западе зазвучали все более встревоженные голоса. Йохан Хейзинга говорил, что учение о государстве, которое манипулирует массами, — от Макиавелли и Гоббса до теоретиков нацизма — «открытая рана на теле нашей культуры, через которую входит разрушение».

По его мнению, автономия государства от морали, подтвержденная сегодня философами неолиберализма, — величайшая опасность, угрожающая западной цивилизации. За полвека до этого такую же тревогу за судьбу христианских цивилизаций в целом высказал Владимир Соловьев.

Будучи главным инструментом господства буржуазного государства, современные медиа фактически превращены в мобильные частные предприятия, служащие для государства подрядчиком.

Дело в том, что значительную часть репрессивных функций государство Нового времени стало вести руками «неформалов»: оказывать на общество психологическое воздействие выгоднее посредством негосударственных служб, особенно в случае использования грязных методов пропаганды.

Здесь, в частных телекомпаниях и редакциях, разрабатываются, испытываются, внедряются и используются в массовом масштабе технологии манипуляции. Во всех звеньях этой цепочки трудятся профессиональные специалисты, составляющие уже значительную часть культурного слоя современного общества.

Это — «передовой отряд» интеллигенции, прежде других освоивший жизненный уклад и особую этику информационной цивилизации. Ницше писал о них еще в конце прошлого века: «Ничто не вызывает большего отвращения к так называемым интеллигентам, исповедующим «современные идеи», как отсутствие у них стыда, спокойная наглость взора и рук, с которой они все трогают, лижут и ощупывают».

С того времени корпорация работников средств массовой информации сделала огромный шаг к полному искоренению чувства стыда. Бесстыдство само стало особой технологией, которая обезоруживает «среднего» человека, делая его еще более беззащитным перед манипуляцией.

Сегодня мы, тесно связанные с Западом и призванные жить в «глобальной деревне», переживаем новый качественный сдвиг в устранении моральных ограничений к превращению нас как телезрителей и/или радиослушателей в манипулируемые создания.

Французский философ Ги Дебор определил новый тип существования людей, который сложился при взаимодействии современных политических и информационных технологий, как «общество спектакля». Философ покончил с собой, когда произошла «конвергенция» правящей верхушки Запада и верхушки советской номенклатуры, благодаря которой «теневое мировое правительство устранило мощного оппонента в лице СССР».

Нынешнее же состояние мирового «общества спектакля» итальянский культуролог Дж.Агамбен предложил называть «эпохой Тимишоары» — по названию городка в Румынии, где был поставлен первый акт спектакля свержения Чаушеску.

Агамбен пишет о глобализации спектакля, т.е. объединении политических элит Запада и бывшего соцлагеря:

«Тимишоара представляет кульминацию этого процесса, до такой степени, что ее имя следовало бы присвоить всему новому курсу мировой политики. Потому что там секретная полиция, организовавшая заговор против себя самой, чтобы свергнуть старый режим, и телевидение, показавшее без ложного стыда и фиговых листков реальную политическую функцию СМИ, смогли осуществить то, что нацизм даже не осмеливался вообразить: совместить в одной акции чудовищный Аушвиц и поджог Рейхстага.

Впервые в истории человечества недавно похороненные трупы были спешно выкопаны, а другие собраны по моргам, а затем изуродованы, чтобы имитировать перед телекамерами геноцид, который должен был бы легитимировать новый режим. То, что весь мир видел в прямом эфире на телеэкранах как истинную правду, было абсолютной неправдой.

И, несмотря на то, что временами фальсификация была очевидной, это было узаконено мировой системой СМИ как истина — чтобы всем стало ясно, что истинное отныне есть не более чем один из моментов в необходимом движении ложного. Таким образом, правда и ложь становятся неразличимыми, и спектакль легитимируется исключительно через спектакль.

В этом смысле Тимишоара есть Аушвиц эпохи спектакля, и так же, как после Аушвица стало невозможно писать и думать, как раньше, после Тимишоары стало невозможно смотреть на телеэкран так же, как раньше».

Речь действительно идет о новом качестве, о пределе, за которым, возможно, кроется саморазрушение европейской культуры. Спектакль Тимишоары показал такую высокую эффективность новой технологии манипуляции, что политики уже не в состоянии преодолеть соблазн ее использования.

Ведь на экранах весь мир видел, что перед телекамерами выкапывают не тела «расстрелянных КГБ» людей, а трупы со следами вскрытия — «действующие лица», доставленные из моргов. Видели, но верили комментариям дикторов. Это был колоссальный психологический эксперимент над сотнями миллионов людей: при «хорошо» сделанных кадрах, вызывающих сильнейшую эмоциональную реакцию, ложь можно не маскировать — и так поверят.

Удостоверившись в этом, сословие журналистов как бы поднялось над человечеством, приобретя статус существ «по ту сторону добра и зла». Каждая очередная ложь разоблачается с глумлением над зрителем и читателем — без слова упрека лжецам, не говоря уж о каком-то «суде чести», отставках или угрызениях совести.

Во время войны в Персидском заливе ненависть к Ираку нагнетали душераздирающими кадрами: добровольцы из числа «зеленых» обмывают мылом несчастных птиц, попавших в нефтяное пятно, разлитое жестокими иракцами. Вскоре было опубликовано сообщение, что это кадры из репортажа, снятого на Аляске, где на скалы сел танкер, разливший 70 тыс. тонн нефти.

То есть громогласно было заявлено, что ведущие телеканалы всего мира сознательно фальсифицировали информацию. И что? — А ничего. Ни слушаний в парламентах, ни обращений в суды, ни резолюции ООН. Это был еще один эксперимент.

В 1998 году по 14 ведущим странам мира с успехом прошел и собрал кучу премий (восемь только международных) английский документальный фильм «Стыковка» — о наркодельцах Колумбии и маршруте доставки героина в Лондон. Блестящая работа смелых журналистов.

В логово наркобаронов в джунглях их везли с завязанными глазами, под дулами автоматов. Но логово это было оборудовано в отеле, а на роль страшного «барона» нанят пенсионер, бывший банковский служащий. Фильм, разоблачавший «угрозу цивилизации», снятый одной из ведущих телекомпаний, был фальсификацией.

Но разве убавило это влияние «четвертой власти»? Нет, обман стал узаконенным, обласканным и награжденным и доверия телезрителей отнюдь не подорвал. Сама проблема правды и лжи устранена из культуры. «Среднему» человеку теперь просто сообщается, кого он должен считать «плохим», а картинка, которой сопровождается сигнал, является пустой условностью.

Это новое качество западной культуры, которое стало в то же время и важной чертой нового «мирового порядка», в полной мере проявилось в отношении сербов в двух проведенных в Югославии войнах (в Боснии и Косово). Нас эти войны касаются непосредственно, ибо впервые объектом «сатанизации» выбрана общность людей по признаку «православные». Никаких других отличительных особенностей у сербов нет, их изобретают как вторичные, дополнительные признаки.

Сербы — не коммунисты, так что дело не в их идеологии. Во всяком случае, хорват Туджман — такой же бывший коммунист, как и Милошевич. По языку и культуре различить сербов, хорватов и «мусульман» в Боснии непросто (да и маску «мусульман» для части бывшей номенклатуры в Боснии слепили наспех: они за два месяца до войны и Корана в руках не держали — это такие же «исламисты», как Назарбаев или Аскар Акаев).

Между тем последние данные, добытые специалистами ООН на территории Косово, целиком и полностью опровергают навязанную западными СМИ версию о крупномасштабном геноциде, проводимом сербами под руководством Слободана Милошевича. Специалистами ООН подсчитаны все трупы, выкопанные из косовской земли. Их обнаружено 2108.

Здесь все — и албанцы, и сербы, погибшие в результате натовских авиационных налетов. По мнению британских экспертов, количество жертв карательных операций не превышает 600-700 человек. А теперь напомним, что перед началом и в процессе натовских бомбежек Югославии самые официальные лица западных государств, в том числе министр иностранных дел Великобритании Робин Кук, заявляли, что сербские военные уничтожили до 100 тысяч албанцев.

Если бы миру сказали, что в результате многомесячной борьбы государства с сепаратистами погибли три сотых процента двухмиллионного населения мятежной провинции, он бы не поверил, что это геноцид. Однако миру нагло врали и продолжают врать.

А вот другие цифры, которые не встретишь в американских и европейских газетах. За четыре месяца оккупации НАТО в Косово убиты 447 сербов и представителей других национальных меньшинств края, 648 человек похищены, 330 тысяч сербов, черногорцев, цыган и других неалбанцев были вынуждены покинуть Косово. Глухо сообщая о бесчинствах албанцев, западные журналисты проводят мысль, что «сербы страдают за преступления, совершенные против албанского населения».

«Эксперт», №43, 1999 г.

Ясно, что такой взгляд означает полный разрыв со всеми философскими принципами Просвещения, на которых, в общем-то, строились идеологии Запада и их основные понятия — демократии, прав человека, гражданского общества. Это важное событие, которое всем нам еще предстоит осознать.

Кампания 1993-95 гг. по «сатанизации» сербов в западной прессе была исключительным по масштабам и последствиям экспериментом над сознанием обывателя. Согласится он с отходом в «неосредневековье» или нет? В общем, примерно половина согласилась, другая половина — в растерянности. Осмысление началось на Западе быстро. Появились важные статьи, посвященные «сатанизации» сербов как технологии.

Главная мысль: если непрерывно и долго помещать слово «серб» в отрицательный контекст (просто включать в описание страшных событий и в окружение неприятных эпитетов), то у телезрителей независимо от их позиции возникает устойчивая неприязнь к сербам. Кроме того, надо, разумеется, перекрыть доступ к телекамерам самим сербам: любая разумная человеческая речь (даже на постороннюю тему) снимает наваждение. Ах, так у сербов нет рогов? Какой сюрприз! Значит, и на них распространяются права человека?

Как показатель того, что неприязнь к сербам была-таки сформирована, приводились два события и реакция на них общественного мнения (хотя подобных событий было немало). Первое — обнаружение войсками ООН на территории, занятой хорватами, массовых захоронений мирных сербских жителей, убитых боевиками.

Похожие и даже гораздо меньшие преступления сербов вызывали в то время на Западе бурную реакцию и часто служили поводом для бомбардировок. В данном случае реакции не было никакой. Вообще никакой. Социологи зафиксировали наличие в общественном сознании устойчивого двойного стандарта.

Второе событие — обнародование в начале 1996 г. факта переправки США боснийским мусульманам оружия на 300 млн. долларов, которые предоставила Саудовская Аравия.

В нарушение эмбарго ООН, которое именно американцы должны были охранять. Тайные поставки оружия начались еще при Буше — для подготовки войны в Боснии, но всерьез развернулись при Клинтоне. Велись они через Хорватию, которая в награду за соучастие получала половину оружия.

Иногда при необходимости совершались и секретные ночные авиарейсы с оружием в Туслу, к Изетбеговичу. Если бы вскрылся факт столь массированного нарушения эмбарго в пользу сербов, это повлекло бы громкий международный скандал и репрессии против сербов — с одобрения всей западной публики. В данном же случае — ничего.

Скорее всего сербы, давно завоевавшие симпатии Запада за разрыв с СССР, и в страшном сне не могли предположить, что США выберут их объектом для показательного уничтожения. Пути Господни неисповедимы. СССР давно нет, а с его друзьями и противниками начинаются новые счеты. Нет смысла гадать, почему было решено придушить именно сербов.

Важно, что решение принято и никакой дилеммы, никакого компромисса собственно сербам не предлагали. Мы здесь затрагиваем маленький вопрос — роль mass media в акции «мирового правительства». Эта роль была настолько явной, что дает еще один хороший урок тому, кто хочет учиться.

Известна история появления в западной прессе обошедшей в 1992 г. весь мир фотографии «сербского лагеря смерти». Это фото — пущенный в эфир кадр английских журналистов телекомпании ITN. Правдивость снимку придавала точность данных: изможденное лицо за колючей проволокой принадлежит боснийскому мусульманину Фикрету Аличу, он беседовал с журналистами, протягивая руки через колючую проволоку.

Телекадр стал формальным поводом и оправданием для США, чтобы занять открытую антисербскую позицию во время войны в Боснии. В феврале 1997 г. в английском журнале «Живой марксизм» вышла статья, в которой изложены обстоятельства получения этого кадра. Изображен на нем не «лагерь смерти», а пункт сбора беженцев, расположенный в здании школы. Забор из колючей проволоки отделял школьный двор от шоссе и был установлен еще до войны, чтобы дети не выбегали на дорогу.

Журналисты снимали «узников-мусульман» через проволоку — а могли обойти ее и снимать просто как отдыхающих на свежем воздухе («узники» обнажены по пояс). Вход и выход за проволоку был свободным, и на других кадрах, не пошедших в эфир, видно, как «заключенные» перелезают через забор или обходят его. Эти кадры добыты сотрудниками журнала «Живой марксизм» и помещены в Internet. Автор материала обвинил телекомпанию в манипуляции. А та подала на журнал в суд «за клевету».

Что особенно важно в этой истории? То, что тележурналисты и телекомпании не видят за собой абсолютно никакой профессиональной и моральной вины. Да, они запустили на весь мир фотографию, которую политики затем использовали в своих целях, а западный обыватель в массе своей поверил интерпретации политиков. Но сами журналисты в комментариях к кадру не употребляли слов «лагерь смерти» и не утверждали, что из-за колючей проволоки нельзя выходить. Поэтому «Живой марксизм» привлечен к суду за клевету.

Этот искренний и полный отход от принципов права и честности в отношении тех, кого правящая верхушка решила наказать, — новое явление в культуре. Оно отражает новое состояние интеллигенции, еще более страшное и опасное для простого человека, нежели тоталитарное морализаторство интеллигентов-революционеров. Это — политический постмодерн, к которому мы духовно и интеллектуально не готовы. А готовиться надо быстро.

Во время войны в Чечне (1994-96 гг.) ТВ России вело явную антиармейскую кампанию с одновременной информационной поддержкой боевиков Дудаева. Оно поэтизировало Басаева, нарочито показывая его мужественную улыбку, спрятанную в суровой бороде, пускало лживую слезу («ах, у него при бомбежке погибла вся семья») и умилялось(«ах, он подарил русским детям-сиротам в Грозном телевизор»). Но главное — ему предоставляли эфир, что абсолютно неприемлемо, если с терроризмом хотят бороться, а не «сотрудничать».

Чуть позже «главный миротворец всех времен и народов», недавно доказавший в Косово свое право на почетный титул, — Вашингтон — призвал начать переговоры с Масхадовым. К просьбе Америки не бомбить Грозный присоединились поддерживающие ее во всех «мирных» начинаниях Германия, Франция, Италия и Испания. Западные страны обратили внимание России на безопасность мирных жителей, «неадекватность ответа» и бесполезность бомбежек для борьбы с терроризмом (о Ливии США, конечно же, забыли).

В таком же настроении собирались главы западных государств на саммит ОБСЕ в Стамбуле (ноябрь 1999). И только неожиданно решительные действия правительства и президента заставили признать право России на самостоятельное решение сложнейшей, но внутренней кавказской проблемы.

Начало второй кавказской войны (1999 года) было практически таким же: телевидение предоставляло эфир боевикам, активно и целенаправленно стравливало русских и чеченцев в попытке сделать разрыв необратимым.

Что видели на экране русские и 90% чеченцев, не желающих ни войны, ни терроризма? — Только три образа, но по несколько раз в день, так что только они и впечатывались в подсознание: впавшие в средневековье, пляшущие с палками старики в папахах; бандиты, отрубающие головы пленникам; подозреваемые в преступлениях чеченцы в Москве, которых «шмонает» ОМОН.

К кому же в Чечне может обратиться русский человек как к возможному союзнику в борьбе против общей беды — терроризма? Ни к кому. Телевидение, играющее на самых темных инстинктах, с утра до вечера давало понять, что «лицо кавказской национальности» — явный или скрытый враг.

Настойчиво и неустанно твердя, что против России воюют «исламисты», «религиозные экстремисты» — что речь идет о войнерелигиозной. Неважно, что мусульманские духовные лица выразили протест. Неважно, что арабские ученые не раз объясняли: «исламизм» — недавно и наспех состряпанная политическая маска.

Неважно, что руководители «мусульманских» субъектов РФ, члены верхней палаты возмущены такой постановкой вопроса. Неважно! Ничего этого телевидение не сообщало. Оно вело себя как солдат диверсионной группы, в задачу которой входило нанести России смертельный удар, стравив русских с мусульманским миром. (Правда, по мере развертывания военной кампании на Кавказе, тон был сменен: неизвестно почему, но российское ТВ вдруг стало играть на стороне федеральных властей.)

Эти приемы — не новость. Они не подействовали бы на нас, если бы мы хладнокровно анализировали действия российского телевидения в аналогичных ситуациях. Вспомним, как оно вело себя во время бомбардировок Сербии.

Видимо, в какой-то момент где-то в аппарате Бильдербергского клуба нажали кнопку, и российское телевидение сменило свою вначале нейтральную картинку, перейдя к «сатанизации» сербов в мягком варианте.

Пошли в ход небритые плачущие албанцы, которым сербы в масках якобы велели убираться из их домов. Зазвучал припев «этнические чистки, этнические чистки». Участились репортажи из боевых порядков «армии освобождения», крупным планом — мужественные лица «партизан», раненый командир и т.п.

Уже не нейтралитет, а симпатии. Ежедневно на экране — Клинтон, Олбрайт, Холбрук и прочие «миротворцы», и никогда — спокойное, связное выступление сербского политика или писателя. Было очевидно, что большая часть средств телевидения в России воевала на стороне НАТО против сербов. Воевала, находясь на нашей земле, в нашем эфире и даже на наши деньги.

Специалисты по СМИ могли бы доказать это на любом слушании — просто через структурный анализ видеорядов, текстов и той рекламы, которая подверстывалась к зрелищу взрывов и пожаров.

Главной своей цели телевидение добилось. При этом оно вызывало сильнейшее раздражение, но это — несущественная издержка, а может быть, даже полезный побочный эффект. Раздражение отвлекает от усилий по осмыслению происходящего.

Важным успехом манипуляторов стала способность стирать из исторической памяти людей недавнее прошлое — почти таким же чудесным способом, как стирается текст из магнитной памяти. И в 1993 году, и с весны этого года одна из постоянных тем прессы (да и «кухонных» дебатов) — война в Югославии.

Но поразительным образом все сводилось к обсуждению событий 2-3-дневной, максимум недельной давности. Абсолютно никого не интересовало — как будто на это наложили запрет, — почему вообще началась эта война.

У демократической прессы на все был готов простой ответ: с падением коммунизма, с воцарением свободы высвободилась копившаяся под гнетом этническая ненависть — и, естественно, началась война на взаимное уничтожение. Как будто ничего другого никто и не ожидал.

В общем, ни у кого не возникло желания разобраться, каким же образом пятьдесят лет югославы уживались в мире и масса людей переженилась смешанными браками? Каким образом все-таки тоталитарный (это в Югославии-то. ) коммунистический режим «подавлял» межэтническую ненависть? Может, следовало бы чему-то и поучиться?

Куда там! Мирного прошлого будто и не существовало — ибо не должно было существовать. Это была аномалия, а мышление либеральной интеллигенции игнорирует аномалии. На одном собрании западных экспертов по Югославии я попробовал «деидеологизиpовать» вопрос и предложил разобраться в структуре двух систем: Югославия мирная и Югославия воюющая.

Каким образом в первой действовала отрицательная обратная связь по отношению к конфликтам (они гасились) — и как сформировалась положительная обратная связь (разжигающая конфликты). Ведь сказать, что демократизация лишь «освободила» естественное стремление разных народов убивать друг друга — это все равно, что сказать: деревянный дом должен сгореть, ибо дерево горит.

Поджигатель лишь «освобождает» естественное свойство дерева. Каково же было мое изумление, когда оказалось, что публика буквально поняла метафору, а один «эксперт» глубокомысленно заметил: «Да, это так. Все деревянные дома должны сгореть». И мое замечание, что в «деревянных домах» живет 80% населения Земли, вызвало лишь усмешку. Вот тебе и «наш общий европейский дом».

Нам же, наконец, пора понять, что мы тоже «живем в деревянном доме».

«ОК», №6
ноябрь-декабрь 1999 г.
Из сборника «Россия в зеркале Балканского кризиса»
(Москва, 1999 / Редакторы-составители: С.Градировский, А.Фетисов)

Однако в последнее время иностранные концепции ведения информационных войн (в том числе и в «Единой перспективе») в качестве объекта информационного воздействия ставят на первое место человека, принимающего решения, его эмоции, мотивации и психику. Именно люди, в первую очередь высокопоставленные чиновники, являются отныне главным объектом воздействия в информационных войнах.

Согласно доктрине, их следует принуждать к выбору необходимых противнику вариантов решения. Формирование будущего отдельных регионов планеты, в которых затрагиваются национальные интересы США, планируется путем соответствующего освещения происходящих там событий в средствах массовой информации; разжигания конфликтов малой интенсивности в этих уголках земного шара на этнической почве, религиозной и др. и управления ими; установления контроля над экономической ситуацией; формирования ложных представлений и манипуляции общественным мнением.

(По материалам «Независимого военного обозрения»)