Судебная защита прав и свобод человека и гражданина это

Судебная защита прав и свобод человека и гражданина это

Статья 46 Конституции [1] гарантирует право каждого человека на судебную защиту. Судебная защита – наиболее эффективное, и порой единственное, средство восстановления нарушенных прав. Всеобщая декларация прав человека [2] прямо закрепляет в ст.8, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Нельзя сказать, что право на судебную защиту – это право данное, октоированное конституцией или государством. В человеческом обществе с самых ранних ступеней его развития, еще до появления как таковых писаных или устных законов, люди «за правдой» обращались к третьим лицам – «Рассуди!». Право на судебную защиту – естественное право человека, «неотъемлемое свойство человеческой личности» [3] .

Судебная власть, самостоятельная и независимая, основываясь на демократических принципах правосудия призвана сделать возможность обращения за юридической помощью гражданам доступной и естественной. Для реализации гарантии судебной защиты, государство создает систему судов, таким образом судебная система есть совокупность судебных органов, предназначенных для осуществления судебной власти. Суды призваны творить правосудие, в этом их назначение и полномочия. Само слово «правосудие» состоит из корней «право» и «суд», т.е. по своему прямому этимологическому смыслу означает осуществление права судом.

Правосудие — это особый вид государственной деятельности, осуществляемой исключительно органами судебной власти путем рассмотрения уголовных, гражданских и иных дел. Никакие другие органы и должностные лица не вправе осуществлять правосудие, пересматривать решения органов судебной власти. Посредством правосудия разрешаются конкретные споры о праве, обеспечивается соблюдение предписаний норм права всеми субъектами права, всеми органами публичной власти, должностными лицами, гражданами и их объединениями. Основная задача правосудия — защита прав и охраняемых законом интересов личности, юридических лиц и иных объединений, а также Российской Федерации и ее субъектов, органов государственной власти, местного самоуправления [4] .

Конституция устанавливает судебную систему страны, но не определяет состава судебной системы. Судебная система РФ установлена ФКЗ РФ «О судебной системе РФ» [5] . Часть 2 ст.4 Закона четко определяет круг судебных органов — т.е. состав судебной системы России: В Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

Ниже в этой же статье дается исчерпывающий перечень федеральных судов и судов субъектов РФ.

Выводы по анализу данной статьи Закона следующие: судебная система это сложно организованная система судебных органов, состоящая из отдельных подсистем (федеральные суды и суды субъектов федерации). Судебную систему можно разложить на три элемента – федеральные суды, конституционные и мировые. То есть, в законе мы видим конституционное деление системы судов на виды и звенья по признакам предмета их ведения, занимаемого в системе государственного устройства положения, характера юрисдикции, объема инстанционных полномочий.

Конституционный суд, находясь в судебной системе страны, занимает как бы отдельное место, поскольку он не является высшей или низшей инстанцией какого-либо федерального или суда субъекта федерации. Конституционный суд РФ – это судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства (ст.1 ФКЗ «О конституционном суде»).

Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ устанавливаются Конституцией РФ (ст.125), Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [6] (с изменениями от 8 февраля, 15 декабря 2001 г., 7 июня 2004 г., 5 апреля 2005 г.).

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Для осуществления своей деятельности необходимо наличие в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей (ст.4 ФКЗ «О Конституционном суде РФ»).

Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации определены в ст.3 ФКЗ «О Конституционном суде РФ».

В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд РФ:

1) разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

2) разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

4) дает толкование Конституции Российской Федерации;

5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;

7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными конституционными законами; может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции Российской Федерации договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.

В перечне полномочий КС РФ нас применительно к рассматриваемой теме интересует пункт о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан. Права человека – главный критерий деятельности Конституционного Суда, который во многом имеет универсальное значение и оказывает влияние практически на каждое решение о проверке конституционности тех или иных актов.

Позволим себе согласиться с Б.С.Эбзеевым [7] , что институт конституционной жалобы – это своеобразный «способ участия личности в осуществлении государственной власти», поскольку положительное решение КС РФ по жалобе о нарушении прав и свобод человека в конечном итоге отражается на законодательстве, влияет на дальнейшее применение нормы закона. Приведем только один пример: Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1998 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и третьей статьи 8 Федерального закона от 15 августа 1996 года «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в связи с жалобой гражданина А.Я.Аванова» [8] указанные части закона были признаны не соответствующими Конституции РФ. Впредь до урегулирования федеральным законодателем предмета рассмотрения, а именно в данном случае — порядка оформления документов для выезда из Российской Федерации лицам, не имеющим подтвержденного регистрацией места жительства или пребывания — вместо нормативных положений, признанных Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, правоприменителю следует руководствоваться статьей 27 (часть 2) Конституции Российской Федерации с учетом настоящего Постановления. Урегулирование случилось через полтора года — Федеральным законом от 24 июня 1999 г. N 118-ФЗ в статью 8 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» внесены изменения, в соответствии в которыми требование о получении паспорта по месту жительства исключено.

Граждане своими жалобами, равно как и их объединения и государственные органы через свои обращения в Конституционный суд, «толкают» судебную власть России в лице Конституционного суда, фактически осуществлять правотворческие функции, и это признается подавляющим большинством отечественных авторов – теоретиков и практиков. Постановления Конституционного суда ( часть решения) отдельными исследователями признаются ratio desidendi [9] и на этом основании относится к прецедентам [10] . Эксперты констатируют прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации [11] . Прецедент же не был бы создан без частного обращения гражданина (объединения граждан или государственного органа) в суд. Согласно ст.6 ФКЗ «О Конституционном суде» решения Конституционного Суда РФ обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Как совершенно верно отмечает Н.В.Витрук [12] , дела по рассмотрению конституционных жалоб граждан в конституционных судах – особая категория дел, и определяется это следующими факторами: во-первых, в жалобе должно быть отчетливо выражено мнение заявителя о том, что нарушено его конкретное конституционное право или свобода – т.е. именно то, что, согласно ст. 2 Конституции РФ, является высшей ценностью. Именно конституционный аспект является главным в предмете рассмотрения данной категории дел. Во-вторых, как уже было упомянуто, конституционные суды – это не апелляционная, кассационная или надзорная судебная инстанция в рассмотрении дел, связанных с нарушением прав и свобод граждан в общих судах. Конституционный суд выносит решение лишь об оценке конституционности закона или подзаконного акта, действий должностных лиц, признавая их соответствующими или не соответствующими конституции. Процедура рассмотрения конституционной жалобы не означает замену юрисдикции иных судов в защите конституционных прав и свобод личности.

Глава XII ФКЗ «О КС РФ» носит название «Рассмотрение дел о конституционности законов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан». Пять статей закона (ст.ст. 96-100) раскрывают порядок и особенности конституционного судопроизводства по данным делам.

Прежде чем обратиться к рассмотрению порядка конституционного судопроизводства, взглянем на статистику (обзор) обращений граждан в КС по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод. Как видно из представленных данных [13] , за десятилетний период (1995-2004гг.) обращений было достаточно много, но до 97% их откланяется из-за неподведомственности Конституционному Суду поставленных в них вопросов или из-за несоответствия требованиям Закона о Конституционном Суде, согласно которым обращение может быть признано допустимым. Критериям подведомственности и допустимости обращений отвечают лишь до 3% поступающих жалоб [14] . Поэтому реально в суде рассматривается не так много дел – максимум несколько десятков в год. Предстоит весьма сложный и длительный процесс освоения нового права, прежде чем механизм защиты прав и свобод заработает более эффективно.

Защита конституционных прав и свобод граждан

Судебная защита прав и свобод человека и гражданина

Конституции РФ 1993 года закреплено положение о том, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ, провозгласив приоритет прав и свобод человека и гражданина, Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, С этой целью государством создан ряд институтов, способствующий реализации прав.

Особая роль в вопросе защиты нарушенных прав отводится судебной власти, основой которой являются принципы объективности, независимости, справедливости, верховенства закона и равенства всех перед законом и судом. Частью 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Судебной защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены – в Конституции РФ, отраслевых законах, в других нпа.

Важно обратить внимание на то, что, право на судебную защиту имеет универсальный характер. В этом смысле ч. 1 ст. 46 Конституции РФ находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами

Статья 18 Конституции РФ, предусматривая, что «права и свободы граждан обеспечиваются правосудием» 6 также выступает доказательством изложенного выше.

ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, в которой определено, что «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Это дает возможность гражданам Российской Федерации защитить свои неотъемлемые естественные права на международном уровне в случае, если по каким-то причинам это не смогло сделать государство или же само государство нарушило данные права.

Стоит согласиться с мнением Эбзеева Б.С., который считает, что право на судебную защиту нельзя воспринимать, как право данное, конституцией или государством. В человеческом обществе с самых ранних ступеней его развития, еще до появления как таковых писаных или устных законов, люди «за правдой» обращались к третьим лицам с просьбой рассудить их. Право на судебную защиту – естественное право человека,

Государство гарантирует судебную защиту прав и свобод. Как известно, судебный способ защиты считается наиболее демократическим. Предусматривается право на получение квалифицированной юридической помощи. Установлена презумпция невиновности в совершении уголовных преступлений: обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана.

Российская Конституция гарантирует каждому судебную за­щиту его прав и свобод (ст. 46). Такая защита наиболее эффек­тивна и доступна каждому человеку, поскольку в суд могут быть обжалованы любые решения и действия (или бездействие) орга­нов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Объектом обжа­лования могут быть законы, действия и указы Президента, поста­новления Правительства и т. д. Суд, таким образом, осуществля­ет надзор за законностью в стране, обеспечивает приоритет прав и свобод граждан перед любыми акциями государства. Процедура обращения граждан в судебные органы регулируется Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

В ноябре 1995 г. Конституционный Суд РФ вынес постановление по жалобам Р. Н. Самигулиной и А. А. Апанасенко о проверке кон­ституционности ст. 209 УПК РСФСР, которая на практике лишала граждан права обжаловать в судебном порядке постановление о пре­кращении уголовного дела, позволяя обращаться с жалобой только к прокурору. Суд отметил, что право граждан на судебную защиту от­носится к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких условиях. Между тем по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой положению рассматриваемой статьи, участники уголовного процесса, чьи права и законные интересы затрагиваются прекращением производства по делу, оказались лишенными права обратиться за защитой в суд. Та­ким образом, значительное число правоприменительных решений, затрагивающих основные права и свободы граждан, вопреки уста­новлениям ст. 46 Конституции РФ выводится из-под судебного кон­троля. Суд признал данное положение закона неконституционным.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Судебная защита прав и свобод человека в РФ

В правовом демократическом государстве действует правило, согласно которому как само государство, так и объединения граждан и отдельные свободные личности должны соотносить свои поступки с правом. Но столкновения их интересов, различное понимание права неизбежны, что порождает правовые конфликты. Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью сами по себе не могут предотвратить такие конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение права всеми его субъектами, т. е. обеспечить правопорядок. Эту задачу выполняют правоохранительные органы, и, прежде всего суды — независимое звено государственной власти, которое своими специфическими средствами и специальным аппаратом защищает права и свободы людей, утверждает законность и справедливость. Правильное понимание соотношения функций права и судов весьма точно выражено принципом, утвердившимся в Великобритании: «право там, где средства его защиты» (ubi jus ubi remedium).

Право на судебную защиту провозглашено ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Местоимение «каждому» означает, что право на защиту обеспечивается любому лицу: работающему в государственном, общественном, частном, смешанном или ином предприятии, нигде не работающему, пенсионеру, военнослужащему, студенту, школьнику, лицу, находящемуся под следствием или судом либо уже отбывающему наказание, имеющему постоянное место жительства или скитающемуся, дееспособному либо находящемуся под опекой или попечительством (в таких случаях действует его представитель) и т. д. Это право гарантируется не только гражданину Российской Федерации, но и иностранцу, а также лицу без гражданства. Причем защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции, отраслевых законах, других нормативных или индивидуальных правовых актах. Это следует из смысла ч. 1 ст. 55 Конституции, установившей, что сам факт перечисления в Конституции основных прав и свобод не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, право на судебную защиту имеет универсальный характер, оно не знает никаких исключений. В этом смысле рассматриваемая норма Конституции РФ находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными во Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему Конституцией или законом».

Конституционно гарантированное право на судебную защиту выступает в виде правоотношения, на одной стороне которого находится лицо, обратившееся за защитой, а на другой — суд, обязанный рассмотреть жалобу этого лица и принять законное и обоснованное решение.

Правосудие является наиболее надежным и цивилизованным способом разрешения возникающих в обществе конфликтов, защиты прав и свобод граждан, интересов гражданского общества и государства. Право на справедливое судебное разбирательство признается за каждым человеком и гражданином. Статья 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Аналогичное право провозглашено во Всеобщей декларации прав человека (ст. 10), а также закреплено в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Обязанность рассматривать обращения граждан, возложена на каждый суд, входящий в судебную систему страны. Прежде всего, это федеральные суды общей юрисдикции (районные, краевые, областные, городов Москвы и Санкт-Петербурга, верховные суды республик, суды автономной области, автономных округов, Верховный Суд РФ, военные и специализированные суды), федеральные арбитражные суды (субъектов Федерации, округов, Высший Арбитражный Суд РФ), Конституционный Суд РФ, а также суды субъектов Российской Федерации (мировые судьи, конституционные (уставные) суды). Гражданин вправе подать жалобу на нарушение его прав и свобод в любой из перечисленных судов, но с непременным соблюдением правило подсудности.

Эти правила предусматривают три вида подсудности:

1) предметную (по роду, характеру дел); 2) территориальную (в зависимости от места совершения преступления, места окончания предварительного расследования, места проживания истца или ответчика); 3) персональную (она зависит от характера деятельности или должностного положения подсудимого).

Конституция РФ 1993 г. центральное место отводит правам и свободам человека и гражданина, их обеспечению и защите. Важная роль в этом принадлежит Конституционному Суду РФ. В соответствии с Конституцией и её положениями о конституционном судопроизводстве (ст. 118) в 1994 г. был принят новый Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде, который значительно изменил объем его полномочий по сравнению с прежним законом. Исходя из общепринятых в системе конституционного правосудия форм контроля, которые непосредственно связаны с функцией защиты прав человека: абстрактный контроль, конкретный контроль, индивидуальная жалоба, закон 1994 г. вводит новую форму конкретного контроля и существенно модернизирует форму индивидуальной жалобы. При таком раскладе вывод о сужении полномочий Конституционного Суда РФ едва ли будет убедительным. По Закону о Конституционном Суде подача жалобы не связывается с понятием обыкновения. Согласно ч. 1 ст. 96 этого Закона, правом подачи индивидуальной или коллективной жалобы на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, или объединения граждан, включая юридических лиц и общественные организации, а также иные лица и органы, указанные в федеральном законе. Тем самым устанавливается своего рода «открытый перечень» субъектов права жалобы, их круг может быть расширен, если это предусмотрено федеральным законом.

Отметим особо, что новый Закон исходит из равного правового статуса гражданина и иностранца и соответственно распространяет на последнего право подачи конституционной жалобы. По сравнению с прежним новый Закон о Конституционном Суде не устанавливает в отношении жалобы каких — либо особых требований её оформления и подачи, а распространяет на неё общие правила, действующие для всех видов обращений, направляемых в Конституционный Суд (ст. 36-38). Это упрощает процедуру подачи жалобы. В положениях об основаниях допустимости жалобы сформулированы только два требования, которым она должна удовлетворять, чтобы быть принятой Судом к рассмотрению. Во-первых, оспаривается конституционность закона, затрагивающего права и свободы гражданина; во-вторых, речь может идти только о законе, подлежащем применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон (ст. 97). Иными словами, гражданин или объединение граждан не могут обжаловать закон вне связи с конкретной и реальной угрозой для своих прав и свобод. Таким образом, основанием допустимости жалобы является принцип явной и реальной угрозы для гражданина, исходящей от закона.

Для признания допустимости жалобы не имеет значения, были ли в действительности нарушены права гражданина в конкретном деле. Конституционный Суд воздерживается от установления фактических обстоятельств, подтверждающих такие нарушения, поскольку это входит в компетенцию других судов. Конституционный Суд решает исключительно вопросы права.

Анализируя роль Конституционного Суда РФ в защите прав и свобод человека и гражданина и особо выделяя его правозащитную функцию как непосредственно вытекающую из концепции правового государства, конституционного принципа приоритета прав и свобод, мы находим подтверждение этому и в норме нового Закона. Так, в ч. 3 ст. 43 — об отказе в принятии обращения к рассмотрению — особо оговаривается: «В случае если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан». Смысл этой важной оговорки состоит в том, чтобы нарушение прав и свобод было устранено в любом случае, а права и свободы были восстановлены. Стоит специально обратить внимание на эту существенную оговорку как воплощающую конституционный принцип приоритетности прав и свобод человека в качестве высшей ценности.

Рассматривая ситуацию, сложившуюся в Чечне, Конституционный Суд прекратил производство по неопубликованному Указу Президента РФ от 30 ноября 1994 г., который хотя и был отменен через 10 дней, но, в сущности, положил начало военным действиям па территории Чечни. Основанием такого решения послужил именно факт отмены Указа. Важный довод против решения Суда по Чечне прямо вытекает из ч. 3 ст. 43 Закона о Конституционном Суде. В ней говорится, что начатое Конституционным Судом производство не может быть прекращено, когда действием оспариваемого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан. Из этого положения следует, что Конституционный Суд не вправе был прекращать производство по Указу Президента от 30 ноября 1994 г. Заместитель Председателя Конституционного Суда в ходе рассмотрения этого дела отмечала, что Указ, фактически вводивший в Чечне чрезвычайное положение, не мог быть секретным и уже поэтому Суд должен был дать ему правовую оценку. К этому суждению необходимо добавить несколько соображений, прямо связанных с правами и свободами человека. Прежде всего, согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ, «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Рассматриваемый Указ нарушил приведенную норму Конституции и в силу этого должен быть признан антиконституционным. К тому же в соответствии с ч. 3 ст. 56 Конституции РФ даже в условиях чрезвычайного положения многие основные права и свободы находятся под ее защитой. К ним, прежде всего, относятся право на жизнь, право на жилище, запрет пыток, насилия и унижающего человеческое достоинство обращения, а также уголовно-процессуальные гарантии, закрепленные в ст. 46-54 Конституции РФ.

Определяющая роль института прав и свобод человека при осуществлении конституционного контроля в современном мире стала типичной для многих стран. Например, в Австрии за 1984 г. Конституционный Суд этой страны признал 27 нормативных актов не соответствующими Конституции, из них в 16 случаях по причине ограничения ими основных прав человека, а в 1985 г. Суд объявил неконституционными 33 нормативных акта, из них 22 на таком же основании.

Практика показала, что, в сущности, все основные полномочия, которыми наделен Конституционный Суд, оказались востребованными. Несмотря на то, что это совершенно новый орган и в обществе не было обыкновения обращаться в суд по конституционным вопросам, Конституционному Суду пришлось сразу же включиться в активную работу. К нему стали поступать и запросы соответствующих государственных органов и групп депутатов палат парламента, и жалобы граждан. И поток таких обращений не ослабевает. За период с ноября 1991 г. по июль 2001 г. Конституционным Судом рассмотрено в публичных заседаниях 188 дел, принято 159 постановлений. Поводом к рассмотрению дел явились 3054 жалобы граждан и их объединений, 157 запросов и ходатайств органов законодательной и исполнительной власти, групп депутатов, судов. Таким образом, в публичных заседаниях Конституционного Суда получили разрешение 3211 обращений, соединенных в некоторых делах в одно производство. Кроме того, за указанный период Судом вынесено 1238 определений, в 329 из которых права и интересы заявителей также в той или иной мере были защищены.

Наибольший удельный вес в решениях Конституционного Суда занимают постановления и определения, касающиеся прав и свобод человека. Суд признал не соответствующим Конституции РФ целый ряд положений бывшего УПК и других законов Российской Федерации, сориентировав тем самым и законодательную власть, и судебные органы на наиболее последовательную реализацию принципов и норм Конституции, направленных на защиту прав и свобод человека и гражданина. Осуществляя свои полномочия, Конституционный Суд выполняет функции охраны Конституции РФ. Он служит, согласно закону, цели защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции на всей территории страны.

Право на обращение в суд за судебной защитой — одно из важнейших субъективных прав граждан в области правосудия. Гражданское процессуальное право предоставляет всем гражданам равную возможность обращения за судебной защитой, свободный доступ к правосудию.

ГПК РФ установил, что всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или охраняемых законом интересов.

Реальное осуществление гражданами права на обращение в суд за судебной защитой зависит как от надлежащего правового регулирования этого института, так и от правильного применения судебной практикой норм, его составляющих. В свою очередь на законодательство и судебную практику оказывает известное влияние наука гражданского процессуального права, дающая научное толкование процессуальных норм, регулирующих право на обращение в суд за судебной защитой и делающая рекомендации судебной практике по их применению.

Проблема права на обращение в суд за судебной защитой неоднократно привлекала внимание юристов. Однако они ограничивались лишь рассмотрением права на предъявление иска, что сужало рамки исследований. Право на обращение в суд за судебной защитой более широкое понятие, чем предъявление иска. В результате реализации права на обращение в суд возбуждаются дела искового производства, дела, возникающие из публичных правоотношений, а также дела особого производства. Право же на предъявление иска относится лишь к исковому производству и является частным случаем права на обращение в суд. В связи с этим в отношении всего гражданского процесса необходимо говорить о праве на судебную защиту, а не о праве на иск; о праве на обращение в суд за защитой, а не о праве на предъявление иска. Право на обращение в суд за судебной защитой есть институт гражданского процессуального права, регулирующий право граждан на возбуждение судебной деятельности, есть обеспеченная законом каждому заинтересованному лицу возможность возбудить судебное производство для защиты своих прав или охраняемых законом интересов или для защиты в предусмотренных законом случаях прав и интересов других лиц. Право же на судебную защиту — юридический институт как материального, так и процессуального права Он имеет материальное и процессуальное содержание, влечет за собой материальные и процессуальные последствия. Его процессуальное содержание — право на обращение в суд за судебной защитой. Процессуальные последствия — вынесение судом решения по делу.

Материальное содержание этого института — право на удовлетворение своих требований, т. е. право на судебную защиту нарушенного или оспариваемого права, а также охраняемого законом интереса. Право на обращение в суд (право на предъявление иска) может быть реализовано только при наличии определенных условий, предусмотренных ГПК. Среди них — подсудность дела данному суду, дееспособность истца, наличие у представителя истца надлежаще оформленных полномочий, должным образом составленное заявление (исковое требование), уплата в указанных законом случаях государственной пошлины. Если перечисленные условия соблюдены, суд обязан принять к рассмотрению иск (заявление) гражданина. Отказ в принятии иска может последовать только при обнаружении ряда процедурных факторов, делающих невозможным исковое производство (например, дело вообще неподведомственно суду, отсутствует требуемое законом предварительное внесудебное рассмотрение дела, имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Эти правила в своей совокупности устанавливают тот процессуальный порядок, в рамках которого всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного, оспариваемого права или охраняемого законом интереса. Для гражданского процесса в целом и для института обращения за защитой в суд в особенности, характерно и специфично применение принципа диспозитивности, который означает возможность лица самостоятельно, по собственному усмотрению располагать своими субъективными правами — как материальными, так и процессуальными. Процессуальная диспозитивность есть продолжение и прямое следствие диспозитивности материальных (регулятивных) правоотношений, поскольку граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права «своей волей и в своем интересе» Иными словами, гражданин вправе обратиться в суд в поисках защиты, но он может и не делать этого. Заставить его быть истцом, жалобщиком или заявителем не дано никому. Если же иск заявлен, то гражданин вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований (если у него появилась дополнительная информация по делу, если стороны в ходе судебного разбирательства согласились по ряду спорных вопросов и т. д.) и даже полностью отказаться от иска. Представляется, что в современных условиях, в контексте новых политических и правовых реалий начало диспозитивности («распоряжаемости») в гражданском судопроизводстве наиболее рельефно выражает главную идею статуса человека в пока еще очень медленно нарождающемся в России гражданском обществе — её свободу, самостоятельность, индивидуальность, самобытность, автономность.

Право на обращение в суд (правосубъектность) есть у всех и каждого, оно естественно и неотчуждаемо. Но прибегнуть к нему либо, напротив, использовать для защиты своих прав и свобод другие способы, не запрещенные законом (ст. 45 Конституции РФ), в том числе заняться самозащитой своих гражданских прав (ст. 14 ГК РФ), — дело сугубо личное. Решение этого вопроса не подконтрольно ни обществу, ни государству, оно принадлежит только конкретному индивиду — ценнейшей субстанции гражданского общества.

Конституционное право на судебную защиту при определенных условиях может быть реализовано гражданином и в такой специфической форме осуществления судебной власти, как арбитражное судопроизводство. Создание арбитражных судов в Российской Федераций — это не дань мировой моде на специализацию правосудия. Наша система коммерческих судов имеет свои глубокие исторические корни. Почти 300 лет назад, в 1719 году при Петре I была создана Коммерц-коллегия, ведающая торговыми и вексельными делами. Вначале XIX века на территории России начали действовать более 10 коммерческих судов. Можно сказать, что нынешние арбитражные суды в России — это скорее возрождение дореволюционных коммерческих судов, чем преобразование государственных арбитражей СССР в арбитражные суды. Что представляют собой сейчас арбитражные суды? Это 81 арбитражный суд в субъектах Российской Федерации, 10 окружных федеральных судов и на вершине системы — Высший Арбитражный Суд РФ. В данной системе работают свыше 3000 судей. Арбитражные суды рассматривают и разрешают экономические споры, в том числе те, одной из сторон которых являются граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя. Естественно, что граждане — предприниматели вправе рассчитывать на защиту своих прав и охраняемых законом интересов в арбитражных судах, куда они могут обратиться с соответствующим иском. В арбитражном судопроизводстве, как и в гражданском, действует принцип диспозитивности, поэтому обращение в арбитражный суд целиком зависит от воли и усмотрения предпринимателя, это его «свернутое» право, потенциально обеспеченное законом. Право гражданина на защиту в арбитражном суде бесспорно.

Вопрос в другом, в каких случаях предпринимателю нужно обращаться в общий (гражданский) суд, а в каких — в арбитражный? Мы не будем углубляться здесь в проблему разграничения полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных. Компетенция этих судов подробно регулируется соответствующими нормами ГПК РФ и АПК РФ Важные критерии разграничения компетенции изложены в совместном постановлении Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда России от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам». Ради объективности следует сказать и об имеющихся проблемах в деятельности арбитражных судов. Их немало. Продолжает существовать вопрос о разграничении подведомственности споров с судами общей юрисдикции; не всегда соблюдается единство правоприменительной практики судами разных систем и внутри системы арбитражных судов; постоянного внимания требует состояние кадров судейского корпуса — уровень профессионализма, соблюдение принципа независимости судей с ответственностью за достойное отправление правосудия. Проблемы решаются разными средствами. К примеру, давно вошли в практику совместные постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по разным вопросам применения гражданского законодательства, совместное обсуждение спорных вопросов. Для единства практики большое значение имеют решения высшей надзорной инстанции по конкретным делам. Другие проблемы решаются через изменение законодательства. Новый Арбитражно-процессуальный кодекс РФ — это составная часть судебной реформы, осуществляемой в нашей стране.

Тем не менее, независимо от результатов научной полемики, гражданин — предприниматель, чьи права или законные интересы нарушены неправомерными действиями другой стороны, по-прежнему сохраняет оправдавшую себя возможность обращаться за защитой в арбитражный суд. И это — самое существенное.

В уголовном судопроизводстве право граждан на судебную защиту приобретает специфические черты из-за своеобразия этого вида государственной деятельности. В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводства, где доминирует диспозитивное начало, уголовному процессу присущ принцип публичности (официальности), требующий от органов уголовного преследования возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению виновных и их наказанию. Иными словами, эти должностные лица обязаны начать процесс в силу своего служебного положения (ех officio) и независимо от того, просит ли потерпевший о поимке и наказании виновного, и даже вопреки его желанию. Этот диаметрально противоположный диспозитивности принцип определяет природу уголовного судопроизводства. Обращение потерпевшего за защитой в суд может убыстрить расследование и наказание виновного, но если обращения нет, это ни в малейшей мере не снимает с органов уголовного преследования обязанности начать процесс, как только им станет известно о совершенном или подготовляемом преступлении. Именно эту обязанность государственных органов имеет в виду ст. 52 Конституции РФ, когда она устанавливает: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба». В этой норме ничего не говорится об инициативе граждан, в ней не упоминается об их праве на обращение в суд. Потому что она касается потерпевших от преступлений — наиболее опасных посягательств на интересы личности и переносит всю тяжесть заботы о таких людях на государство. Именно государственная задача обеспечить неотвратимость наказания каждого преступника (что, естественно, совпадает с интересами потерпевшего) составляет одну из главных целей уголовного судопроизводства. Поскольку речь идет о праве на судебную защиту как субъективном праве потерпевшего, необходимо сказать о некоторых исключениях из принципа публичности, установленных законом тоже в интересах потерпевшего. Это касается дел так называемого частного и частно-публичного обвинения, которые могут быть возбуждены только при поступлении его жалобы. К делам частного обвинения относятся дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете, оскорблении. Жалоба потерпевшего в таких делах выражает его реакцию на совершенные в отношении него действия, и эту реакцию надо знать суду, когда он решает вопрос, есть ли в таких действиях (обычно имеющих бытовой характер) состав преступления. Уголовное судопроизводство по делам частно-публичного обвинения, к которым относятся главным образом дела об изнасиловании без отягчающих обстоятельств, тоже возбуждаются, в отступлении от принципа публичности, лишь при наличии жалобы потерпевшей, но в дальнейшем не могут быть прекращены за примирением сторон. Разумеется, это отступление продиктовано не малой общественной опасностью деяния, как в делах частного обвинения, а необходимостью оградить женщину от неизбежной огласки совершенного над ней насилия, если начнется судебный процесс. Итак, стержневым принципом уголовного судопроизводства является публичность. Разумеется, право на обращение в суд в сфере уголовного судопроизводства распространяется не только на потерпевшего, но и на обвиняемого. Но все-таки специфика уголовного процесса такова, что возбуждается он либо по инициативе органов уголовного преследования, либо по жалобе потерпевшего. Использование же права на судебную защиту обвиняемым происходит обычно не в стадии возбуждения уголовного дела, а на более поздних этапах уголовного процесса. В частности, обвиняемый может протестовать против прекращения дела следователем или прокурором и требовать направления его в суд для полной реабилитации. Обвиняемому предоставляется право в любом деле иметь защитника с момента предъявления обвинения. Больше того, право пользоваться помощью защитника имеет и подозреваемый, если он задержан или арестован. Сюда же можно отнести принцип очного, т.е. с участием обвиняемого, разбирательства дела, право обратиться за защитой к суду присяжных заседателей, а так же принцип презумпции невиновности:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого

В период разработки проекта УПК РФ возобновилась дискуссия о том, должен ли уголовный процесс обеспечивать установление истины; необходима ли она в уголовных делах. Некоторые из правоведов отвечали на этот вопрос отрицательно. Существует мнение о том, что установление истины отвечает в первую очередь интересам государства, а не обвиняемого, что установление истины — не интерес защитника. Это мнение правильно, если резюмировать, что каждый обвиняемый преступник, или что не бывает случаев предъявления обвинения в преступлении более тяжком, чем действительно совершённое обвиняемым. Но такая презумпция не соответствует следственной, судебной практике. Обвиняемый, его защитник могут быть заинтересованы в установлении истины. Таковы случаи чистосердечного раскаяния обвиняемого, виновного в совершении преступления. Бесспорно другое: обвиняемого, подозреваемого, защитника нельзя принуждать к сотрудничеству с лицами, осуществляющими уголовное преследование в установлении истины по уголовному делу. В связи с проблемой истины в уголовном процессе показательны изменения, вносившиеся в проекты УПК РФ: от признания установления истины по уголовному делу принципом процесса до полного отказа даже от упоминания о ней во всех 473 статьях УПК РФ. Это — не случайность. УПК РФ не создает надежной системы гарантий установления истины по уголовному делу. Что отражает позицию ряда процессуалистов, отстаивавшуюся в период разработки проекта УПК РФ. Утверждалось, например, что на суде не лежит ответственность за обеспечение всестороннего, полного и объективного исследования доказательств, он лишь обеспечивает деятельность сторон в условиях состязательности. Сказанное отнюдь не отрицание того, что многие правила, в том числе имеющие принципиальное значение, предусмотренные УПК РФ, могут служить установлению истины по уголовному делу. В их числе, например, столь важные, как наделение сторон в судебном разбирательстве равными правами (ст. 244); решение о допустимых видах источников доказательств (ч. 2 ст. 74); требование проверки доказательств (ст. 87); принцип свободной оценки доказательств (ст. 17); требование мотивированности приговора (обвинительного и оправдательного, ст. 305, 307); институт отводов (гл. 9 УПК РФ) и др. Наряду с этим, УПК РФ не содержит ряда необходимых для установления истины правил; вводит такие правила, действующие в досудебных и судебных стадиях процесса, которые не служат обеспечению установления истины по уголовному делу. По УПК РФ дознаватель, следователь, прокурор, суд не несут, обязанности исследовать обстоятельства дела полно, всесторонне, объективно. Между тем, названное — необходимый путь познания, если его цель — истина. Состязательность и равноправие сторон (по УПК РФ — в стадии судебного разбирательства) не могут восполнить отсутствие такой обязанности Конституция Российской Федерации, зафиксировав административное судопроизводство в качестве одного из способов осуществления судебной власти (ч. 2 ст. 118), тем самым предопределила, что судебная защита прав и свобод граждан может быть реализована и в этой форме судопроизводства. В принципе это действительно так. Однако возможность для граждан использовать административное судопроизводство, практически затруднена несовершенством законов, регулирующих отправление правосудия в административной сфере. С 1 июля 2002 г. в России вступил в силу новый Кодекс об административных правонарушениях, который является главным источником норм административной ответственности и норм, регулирующих производство по делам об административных правонарушениях, но в состав данной нормативной основы входят и нормы, содержащиеся как в законах РФ, так и в законах субъектов федерации., которые содержат нормы об административной ответственности, но не включённые в КоАП. Привлечение гражданина к административной ответственности по суду, понятно, не равнозначно его обращению в суд за защитой своих прав. Более того, в этих принципиально разных ситуациях действуют совершенно разные инициативы, импульсы возникновения административного судопроизводства. Естественно, в суд обращаются за защитой и те, кто пострадал от административного правонарушения (потерпевшие), но такие сравнительно редкие случаи не меняют природу административного судопроизводства как деятельности суда по применению властных, принудительных мер (административных санкций) к гражданам, виновным в совершении административных деликтов.

Непременным условием законного и правильного рассмотрения дел об административных проступках является предварительная подготовка к их разбирательству, которая предполагает разрешение судьёй следующих вопросов:

1. Относится ли к его компетенции рассмотрение данного дела.

2. Правильно ли составлен протокол и другие материалы.

3. Извещены ли лица, участвующие в рассмотрении дела, о времени и месте его рассмотрения.

4. Истребованы ли необходимые дополнительные материалы.

5. О ходатайствах лица, привлекаемого к административной ответственности, потерпевшего, законных представителей, адвоката.

Следует иметь в виду, что ненадлежащее оформление органами дознания материалов свидетельствует о недостаточно полном исследовании события правонарушения и лице, его совершившем, и может явиться основанием к их возвращению для проведения дополнительной проверки.

К тому же эта форма судопроизводства сконструирована с точки зрения процедуры весьма упрощенно, что не вяжется с общепризнанным мнением о судебном разбирательстве как наиболее совершенном способе установления истины.

Между тем давно известно, что судебное разбирательство имеет огромные преимущества перед решением спора в административном порядке. Как бы внешне благоприятно ни обставлялась для гражданина возможность обжаловать решение должностного лица в вышестоящий орган управления, отношения, складывающиеся в результате подачи жалобы, всегда будут оставаться административно — правовыми, т. е. такими, в которых на одной стороне гражданин со своими бедами и печалями, а на другой — орган административный, управленческий, нередко орган государственной власти. Надо ли говорить, что гражданин чувствует себя далеко неуверенно, обращаясь с жалобой к начальнику того должностного лица, чье действие или решение он считает незаконным. А рассматривающее жалобу начальство не очень-то склонно признавать ошибку, допущенную работником подчиненного ему (и руководимого им) аппарата. Вот и идет поток жалоб по восходящей, порождая справедливые нарекания и, отнимая уйму времени у самых различных инстанций. Другое дело — подача жалобы в суд. Независимость суда (пусть пока и весьма относительная), отсутствие у судей какой бы то ни было ведомственной заинтересованности, широкая гласность обсуждения, устное и непосредственное исследование всех доказательств — общепризнанные достоинства судебной процедуры. Гражданин и орган власти или управления (должностное лицо) предстают перед судом в качестве сторон, имеющих равные процессуальные возможности доказывать правильность своих утверждений и оспаривать доводы противоположной стороны. Не робкий спор униженного просителя с всесильным хозяином служебного кабинета, а открытое состязание равноправных участников судебного разбирательства. Добавьте к этому возможность участия в суде прокурора и адвоката — и картина будет полной. Ясно, что именно судебный контроль может стать серьезнейшим заслоном от бюрократических извращений, задевающих права и законные интересы личности.

Это реальный судебный контроль за действиями (бездействиями) чиновников, причем инициированный гражданами или их представителями. Не случайно в литературе по административному праву именно эту деятельность суда рассматривают как результат преломления в сфере административного регулирования права граждан на судебную защиту. Рассмотрение судами жалоб граждан на акты должностных лиц и органов исполнительной власти — это административная юстиция или правосудие по административным делам. По какому бы поводу ни возникало явное или еще не прорвавшееся наружу напряжение между гражданином, обществом и государством — заключение человека под стражу, обыск или осмотр в его жилище, ограничение свободы передвижения, выезд из страны или въезд в нее, отказ в регистрации партий и иных общественных объединений, приостановление или запрещение деятельности средств массовой информации, запрет митингов и демонстраций, нарушение предпринимателями договоров, споры по поводу регистрации кандидатов, проведения и итогов выборов — во всех этих и во многих других случаях лучше всего, чтобы арбитром между спорящими сторонами выступал суд. Возможность беспрепятственно обращаться в суд за защитой от любых актов исполнительной власти — первое условие всякой свободы. Именно такое, глобальное решение дано в принятом 27 апреля 1993 г. Законе Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

К действиям (решениям) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений и должностных лиц, государственных служащих, которые могут быть обжалованы в суд, относятся коллегиальные и единоличные действия (решения), в том числе представление официальной информации, ставшей основанием для совершения действий (принятия решений), в результате которых: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод; незаконно на гражданина возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к какой-либо ответственности. Гражданин вправе подать в суд жалобу, в частности, на отказ в выдаче визы на выезд за границу, на решения государственных органов или органов местного самоуправления об установлении ограничений на вывоз товаров за пределы района, области и т.п., об установлении дополнительных пошлин и сборов, на решения о наложении штрафов, принятые лицом, не уполномоченным налагать такие взыскания, и т.д.

«В том числе могут быть обжалованы в суд решения общих собраний общественных организаций и объединений, жилищно-строительных кооперативов, акционерных обществ, профсоюзных организаций и т.п., а также их органов управления и должностных лиц».

Предметом судебного обжалования могут стать как индивидуальные, так и нормативные акты. Из этого общего правила предусмотрены лишь два исключения: не подлежат обжалованию акты, проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда(ст. 125 Конституции РФ), и акты, для которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного их обжалования.

Закон предусмотрел, что гражданин вправе сам решать, кому направить жалобу — либо сразу в суд, либо сначала вышестоящему в порядке подчиненности органу или должностному лицу (ч. 1 ст. 4).

Путь к суду облегчается и установлением альтернативной подсудности жалобы: гражданин может подать её либо в суд по месту нахождения органа или должностного лица, чьи действия обжалуются, либо в суд по своему месту жительства.

Чтобы человека не остановила боязнь больших расходов, закон предусмотрел, что суд может освободить жалобщика от уплаты пошлины или уменьшить её размер (ст. 4).

Принципиально новой является норма ч.6 ст.4 закона, позволяющая суду, принявшему жалобу к рассмотрению, по просьбе гражданина или по своей инициативе приостановить исполнение обжалуемого действия (решения). Осуществление такого права в ряде случаев может предотвратить наступление вредных для гражданина последствий. 14 декабря 1995 г. в Закон «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» были внесены некоторые изменения и дополнения. Эти поправки ещё более усиливают судебную защиту граждан, теперь можно жаловаться в суд на действия и решения не только должностных лиц, но и любых государственных служащих.

«Государственный служащий несёт предусмотренную федеральным законом ответственность за действия или бездействие, ведущие к нарушению прав и законных интересов граждан»

Следовательно, такая ответственность наступает по судебному решению.

Таким образом, вышеперечисленные поправки создали механизм претворения в жизнь статьи № 14 Федерального закона «Об основах государственной службы РФ» от 31.07.95.

Важно отметить, что по суду отвечают перед гражданами не только государственные, но и муниципальные служащие, если они по закону приравнены к государственным служащим (ч. 3 ст. 1).

В Законе от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» ни слова не было сказано об ответственности за бездействие, повлекшее нарушение прав и свобод граждан. И это, конечно, способствовало безнаказанности волокитчиков, всякого рода «обещалкиных» и т.п. Между тем право граждан жаловаться в суд на бездействие органов и должностных лиц закреплено в ст. 46 ч. 2 Конституции Российской Федерации, а также в уже цитированной ст. 14 Федерального закона «Об основах государственной службы в РФ». В результате поправок, внесенных 14 декабря 1995 г., рассматриваемый нами закон об обжаловании в суд установил судебную ответственность и за бездействие, если оно привело к нарушению прав и свобод граждан (ч.2 ст. 2). Поправки конкретизировали действия (решения), которые можно обжаловать в суд. В законе сказано, что каждый гражданин имеет право получить, а должностные лица, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на информацию, содержащуюся в этих документах и материалах.

Гражданин вправе обжаловать как вышеназванные действия (решения), так и послужившую основанием для совершения действий (принятия решений) информацию либо то и другое одновременно.

Вполне демократически, защищая интересы граждан, поправки регулируют распределение обязанности доказывания перед судом. На органы и лица, чьи действия (решения) обжалуются, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений). В то же время гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий. На нём лежит только одна обязанность — доказать, подтвердить сам факт нарушения его прав и свобод (ч.2 ст.6). Такое регулирование обязанности доказывания, вне всяких сомнений, облегчает гражданину его процессуальную задачу в суде. Теперь ст. 7 возлагает на суд обязанность определить в решении также и ответственность государственного органа, органа местного самоуправления, учреждения, предприятия или объединения, общественного объединения, должностного лица, государственного служащего за действия (решения), приведшие к нарушению прав и свобод граждан. В частности, если речь идет о действиях (решениях) государственных служащих, то по представлению суда к ним могут быть применены такие дисциплинарные взыскания, как замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, увольнение. Кроме того, по решению суда гражданину должны быть возмещены убытки, моральный вред, причиненные незаконными действиями (решениями), а также представлением искаженной информации. Но ведь известно, что суды, рассматривающие жалобы граждан на действия и решения должностных лиц в сфере управления, руководствуются нормами гражданского судопроизводства (с некоторыми незначительными особенностями относительно распределения обязанности доказывания, судебных издержек и др., установленными Федеральным законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»). Вряд ли система российского права, да и элементарная логика могут позволить считать административным судопроизводством деятельность судов, осуществляемую на основе норм гражданского судопроизводства. Проблема эта возникла не сегодня. Она обсуждается уже много лет. Решить её с учетом перечня видов судопроизводства, установленных ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, можно, думается, только путем создания специального административно — процессуального кодекса или кодекса административного судопроизводства.

Вступление России в Совет Европы и участие в работе его органов, ратификация нашей страной ряда европейских и международных договоров и конвенций — все это обязывает российские правоохранительные организации последовательно соблюдать соответствующие международные обязательства и европейские стандарты в области прав человека.

Для российских граждан Совет Европы ассоциируется, прежде всего, с авторитетной правозащитной организацией, с решениями которой необходимо считаться. И наши граждане могли в этом убедиться по тому, как российское руководство реагировало на позицию Совета Европы по вопросам, касающимся России, в частности, в связи с тяжелым положением беженцев и вынужденных переселенцев, военнослужащих, заключенных и другими случаями нарушений прав человека. Ратификация нашей страной в мае 1998 года Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод положила начало новым отношениям России и Совета Европы: для российских граждан открылась возможность обращаться за судебной защитой своих прав в Страсбург, а у российских государственных и судебных органов появилась обязанность учитывать решения Европейского суда по правам человека. Таким образом, стала полнее реализоваться ст. 46 (п. 3) Конституции Российской Федерации, предоставляющая гражданам возможность «обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Поступающий в Европейский суд по правам человека поток жалоб из России свидетельствует, что положение с правами человека в нашей стране продолжает оставаться неблагоприятным и у российских граждан сохраняется низкий уровень доверия к отечественным судебным органам, а принятые федеральные законы по защите прав человека недостаточно выполняются во многих регионах страны. Существует много нерешенных социально-правовых проблем, весьма значительно число правонарушений со стороны государственных органов, в том числе в вопросах соблюдения конституционных норм; невелико число случаев судебного рассмотрения дел по вопросам нарушения прав человека. Поэтому российские граждане обращаются в Европейский суд по самым различным вопросам, связанным с нарушением их прав.

В ряде обращений российские граждане жалуются в связи с нарушением их прав должностными лицами на отказ со стороны правоохранительных органов возбудить уголовное дело против третьих лиц, особенно работников судебных органов и прокуратуры. То есть фактически не работает принятый еще в 1993 г. Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Однако ни Конвенция, ни прецедентное право конвенционных органов (единого Европейского суда, а ранее Европейской комиссии и Европейского суда по правам человека) не предоставляют права на возбуждение уголовного дела против третьих лиц.

Российская система права, безусловно, должна учитывать прецедентное право европейских конвенционных органов. Особенно это важно для развития российского уголовно — процессуального законодательства, чтобы избежать возможных правовых коллизий, связанных с соблюдением норм по правам человека в стране и выполнением обязательств, вытекающих из вступления России в Совет Европы и ратификации ею Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также других европейских конвенций и протоколов.

В случае принятия Европейским судом решения в связи с иском в отношении России оно должно быть исполнено в обязательном порядке. Иначе могут быть применены соответствующие санкции против нашего государства. Российские судебные органы должны предпринять адекватные действия по устранению выявленных нарушений положений Конвенции. Им также предстоит, если Европейским судом будет принят вердикт о предоставлении справедливой компенсации потерпевшей стороне, решить и этот вопрос.

Учитывая возможность возбуждения Страсбургским судом дел в отношении России, Президент Российской Федерации Указом от 29 марта 1998 года учредил должность Уполномоченного Российской Федерации при Европейском суде по правам человека. Одной из обязанностей Уполномоченного является обеспечение взаимодействия федеральных органов государственной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при исполнении решений Комитета министров Совета Европы и Суда в связи с исками о нарушении Российской Федерацией своих обязательств по Конвенции, включая восстановление нарушенного права и выплату истцам денежной компенсации. Конституция Российской Федерации прямо не указывает на право гражданина на компенсацию в случае судебной ошибки, но признает в ст. 53, что «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц». В заключении следует сказать, что, учитывая большое количество жалоб из России, рассматриваемых в Европейском суде, нужно быть готовым к принятию судебных вердиктов в отношении нашей страны. А для этого необходимо в ходе судебных реформы создать и отработать правовой механизм реализации решений Европейского суда по правам человека Приведенный выше анализ юридических актов, появившихся за последнее время, и практики их применения позволяет утверждать, что благодаря новым законоположениям судебная власть медленно, но верно обретает силу, авторитет, становится серьезным гарантом прав человека, фактором политического и правового развития общества. Понятно, что первые шаги не могут быть твердыми и уверенными. Тем не менее, шаги эти сделаны. Значит, есть основания рассчитывать на успех.