Стороны в обязательстве Перемена лиц в обязательстве

63. Перемена лиц в обязательстве

Способы замены лиц в обязательстве:

— переход обязательства по наследству. Вместе с наследством переходили права и обязанности умершего. Еще Законы XII Таблиц содержали положения о разделении между несколькими наследниками права требования долгов пропорционально полученным ими долям;

— цессия – прямая уступка права требования.

— перевод долга. Так как личность кредитора не имеет существенного значения для должника, то при цессии права требования должника ставят в известность, но согласия его не спрашивают. Но личность должника всегда имеет значение для кредитора, так как, вступая в обязательство, кредитор доверяет данному должнику, полагается на его исполнительство и платежеспособность, а новое лицо, которое придет на смену должнику, может оказаться не внушающим кредитору доверия. Поэтому замена одного должника другим (перевод долга) возможна только с согласия кредитора. Осуществляется перевод долга в форме новации, т. е. путем заключения кредитором и новым должником нового договора, имеющего целью прекращение обязательства между данным кредитором и первоначальным должником.

Перемена лиц в обязательстве в гражданском праве

Перемена лиц в обязательстве в гражданском праве возможна благодаря тому, что сущность большинства обязательств заключается в имущественном интересе сторон. Соответственно, субъекты таких правоотношений могут меняться. Подробнее об этом ниже.

Соглашение о замене стороны

Условия и порядок смены лиц в обязательственных отношениях регламентированы гл. 24 Гражданского кодекса РФ. Исходя из положений указанной главы, допускается замена как должника, так и кредитора. При этом:

  1. Кредитор может быть заменен на основании соответствующей сделки — договора цессии (о ней рассказано в статье Договор цессии между юридическими лицами – образец).
  2. Должник также может быть заменен на основании заключенного соглашения — договора о переводе долга (подробнее – в статье Договор перевода долга между юридическими лицами – образец).
  3. И кредитор, и должник могут быть заменены на основании закона (например, в случае правопреемства, в результате суброгации).

Существенным отличием между соглашениями о цессии и о переводе долга является необходимость для перевода долга в обязательном порядке получить согласие кредитора. При цессии по общему правилу согласие обязанного лица не требуется, если обратное не определено договором, по которому возникло обязательство, или законом.

Соглашение о перемене лиц в обязательстве, будь то цессия или перевод долга, должно быть составлено в той же форме, что и договор, по которому контрагенту передаются права (ст. 389, п. 4 ст. 391 ГК РФ).

Помимо перечисленных форм замены лиц, существует также передача всех прав и обязанностей, вытекающих из одного договора. К такому соглашению применяются нормы и об уступке, и о переводе долга (ст. 392.3 ГК).

Постановление Пленума ВС РФ о перемене лиц в обязательстве: основные моменты

Нюансы процедуры замены как должников, так и кредиторов разъяснил Верховный суд РФ (см. постановление Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54). Одни из основных моментов:

  1. В договоре цессии стороны могут предусмотреть, что личность кредитора имеет для обязанного лица существенное значение. Однако если в ходе судебных споров выяснится, что это не так и не вытекает из существа обязательства, суд квалифицирует данное условие как запрет на уступку.
  2. По цессии можно передать право требования как по главному обязательству, так и по уплате сумм неустойки. При этом их можно разделить, например, передав цессионарию только право на требование неустойки.

В постановлении Пленума о перемене лиц в обязательстве перевод долга классифицируется на следующие виды:

  • кумулятивный (и первичный, и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором);
  • привативный (в обязательстве остается только новый должник);
  • с субсидиарной ответственностью (первичный должник отвечает по обязательству субсидиарно, т. е. при неисполнении нового должника, подробно см. в статье Что такое субсидиарная ответственность по ГК РФ?)

Если в договоре о переводе долга не определен его вид (привативный или кумулятивный), то по общему правилу признается, что применен привативный способ. При толковании договора в случае его неясности между кумулятивным видом и переводом долга с субсидиарной ответственностью признается, что заключен последний. Данное правило действительно для соглашений, заключенных в рамках предпринимательской деятельности.

Подводя итоги, отметим, что перемена лиц в обязательстве может привести к замене стороны договора полностью либо только к замене в части только прав (только обязанностей) по договору. Дополнительную информацию по теме можно получить из статьи «Когда возможна замена стороны в обязательстве?».

§ 5. Лица в обязательстве. Перемена лиц в обязательстве

Субъекты обязательства, т.е. лица между которыми возникло обязательство, — это кредитор и должник.

Кредитором (creditor) называется управомоченное лицо, обладающее правом требования от должника совершить определенные действия или воздержаться от них.

Должник (debitor) — это сторона, обязанная совершить действия или воздержаться от них по требованию кредитора.

Замена лиц в обязательстве в римском праве стала возможной лишь в классический период. В древнем праве это вообще не допускалось, так как обязательственные отношения рассматривались как строго личные отношения между определенным кредитором и должником. Исключением были опекуны и попечители — официальные представители.

Переход обязательства по наследству

Ввиду смерти кредитора или должника их права и обязанности переходили на их наследников, считавшихся продолжателями личности наследодателя. Строго личные обязательства (поручения) не могли передаваться.

Помимо перехода обязательства по наследству, т.е. в силу требований права, замена лиц в обязательстве была возможна по воле самих сторон.

Уступка требования или перевод долга в обязательстве назывались цессией (сessio, delegatio).

В зависимости от этого различалась активная и пассивная цессия.

Активная цессия представляла собой передачу права требования кредитором другому лицу. Происходила замена кредитора. Лицо, которое передавало свое право требования — цедент; лицо, которому он передавал это право — цессинарий.

Сначала это происходило в виде стипуляции по новации — довольно сложной процедуре. По новации прекращалось старое обязательство и вместо него устанавливалось новое. Это требовало согласия и участия не только старого и нового кредиторов, но и должника.

В дальнейшем эта процедура была упрощена с помощью уже известного института процессуального представительства. Кредитор передавал свое право назначенному им представителю (когнитору или прокуратору) в судебном процессе. Согласие должника здесь не требовалось. Однако стороны были при этом недостаточно защищены именно в силу заключенного договора поручения, который мог быть расторгнут или прекращен ввиду смерти доверителя и др.

В конце постклассического права была введена еще более простая форма цессии. Передача права требований стала осуществляться по соглашению между старым и новым кредиторами с последующим уведомлением должника о происшедшей цессии. После получения уведомления должник обязывался выплатить долг новому кредитору, к цессионарию переходило право требования, у цедента же это право прекращалось. Права цессионария защищались исками с фикцией.

Цессия — сделка абстрактная, т.е. основание ее совершения не имело значения. Однако цессия не допускалась, если права были неразрывно связаны с личностью кредитора: переуступка алиментных прав; по искам о личной обиде; более влиятельному лицу; переуступка прав, по которым предъявлен иск.

Пассивная цессия — это перевод долга с должника на другое лицо. Таким образом происходила замена должника, что требовало согласия кредитора.

Пассивная цессия совершалась в форме новации. Кредитор и лицо, согласившееся выплатить чужой долг, заключали новый договор с целью прекращения прежнего обязательства этого же кредитора и старого должника. Тем самым возникали новые обязательственные отношения.

На каждой стороне субъектов обязательства могло быть не по одному кредитору и должнику, а по нескольку.

Тема 3. Перемена лиц в обязательстве.

1. Предварительные замечания.

В римском праве первоначально обязательство считалось неподвижным. Экономическое развитие привело к тому, что уже в римском праве личная связанность субъектов обязательства уступила место цессии и принятию на себя чужого долга.

В современном праве обязательственное требование, являющееся

разновидностью имущественного права, представляет собой широко

востребованный объект гражданских правоотношений. Так, например, безналичные

денежные средства это не вещи, а обязательственное требование клиента к банку.

Еще пример, глава 43 ГК РФ «Финансирование под уступку денежного требования»

специально посвящена договору предметом, которого является уступка денежного

требования по оплате товаров, работ или услуг (так называемый договор

Понятие цессии. Под цессией в широком смысле слова понимается переход

принадлежащего кредитору требования к другому лицу. В результате цессии новый

кредитор заменяет прежнего кредитора в обязательственном отношении. Согласия

должника на замену кредитора, по общему правилу, не требуется (например, какая

разница кому возвращать денежный долг). Следует отметить, что иногда цессия

понимается в более узком значении, как переход права в результате сделки,

совершенной прежним кредитором с новым кредитором. В этом случае цессия

противопоставляется переходу прав в силу закона.

2. Основания перемены кредитора в обязательстве. Пункт 1 ст. 382 ГК РФ

выделяет два основания. Перемена кредитора в силу сделки и в силу закона.

а) Сделка. Такая сделка именуется уступкой требования, уступкой права

требования, или сделкой цессии. Сделка уступки требования является

распорядительной, т.е. она переносит требование на нового кредитора. Сделку

уступки не следует смешивать с обязательственной сделкой, во исполнении которой

она совершается (например, договор купли-продажи имущественного права).

Обязательственная сделка порождает обязанность перенести имущественное право

(эта обязанность может оказаться и неисполненной). Сделка уступки

непосредственно переносит имущественное право на нового кредитора, однако в

обязательственной сделке стороны могут предусмотреть и иной момент перехода

права, например момент оплаты (постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.2010

Подобное смешение обусловлено тем обстоятельством, что на практике в

подавляющем большинстве случаев обязательственная сделка и сделка уступки

совершаются одновременно и оформляются одним документом. Но ведь мы же не

смешиваем договор купли-продажи и акт передачи вещи, даже если эти действия

происходят одновременно и оформляются одним документом. Так же и с уступкой

требования. В юридической литературе высказывается мнение, об абстрактности

сделки уступки требования. То есть, согласно этой точке зрения,

недействительность или отсутствие обязательства, во исполнении которого

совершается уступка, не влияют на действительность последней. Сторонники

абстрактности ссылаются на ст.1106 ГК РФ (практическая разница очевидна:

последующая уступка действительна, должник, исполнивший новому кредитору,

безусловно, свободен от лежавшей на нем обязанности). По-моему, указание на

абстрактность сделки должно быть прямо выражено в законе. Поэтому в настоящее

время цессия — сделка каузальная.

Стороны сделки уступки — цедент и цессионарий.

Из распорядительной сделки права и обязанности сторон, по общему

правилу, не возникают. Однако п. 2 ст. 385 ГК РФ предусматривает, что кредитор,

уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы,

удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для

Форма сделки уступки требования (ст. 389 ГК РФ). Уступка требования,

основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной

форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Уступка

требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть

зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное

не установлено законом.

Содержание п. 3 ст. 389 ГК РФ это, по-моему, неточность законодателя.

Индоссамент — это не цессия (есть большие различия в последствиях). Только в

особых случаях индоссамент имеет силу цессии.

Ответственность кредитора, уступившего требование (ст. 390 ГК РФ).

Первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым

кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за

неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный

кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Например, займодавец, уступивший требование возврата суммы займа, не несет

неблагоприятных последствий, связанных с тем, что должник не платит новому

кредитору. Наоборот, если заем был безденежным (заставили написать расписку), то

цедент будет возмещать убытки, причиненные цессионарию.

б) Переход прав на основании закона (т.е. не в результате сделки, а в силу

иных обстоятельств, с которыми закон связывает переход требования кредитора к

другому лицу. Ст. 387 ГК РФ закрепляет открытый перечень обстоятельств. Сюда

относятся универсальное правопреемство (в том числе, наследование), перевод прав

кредитора на другое лицо по решению суда, исполнение обязательства должника его

поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому

обязательству; суброгации страховщику прав кредитора к должнику,

ответственному за наступление страхового случая (например, страховщик по

договору добровольного имущественного страхования транспортного средства

выплатил своему клиенту страховое возмещение и получает право предъявить

требование о возмещении вреда к лицу, виновному в дорожно-транспортном

3. Права, которые могут переходить к другим лицам. Общее правило – все

обязательственные требования оборотоспособны. Иное может быть предусмотрено

законом или договором. Например, законом может быть установлен запрет на

переход прав или необходимость получения согласия должника. Согласно ст. 383

ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора,

в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни

или здоровью, не допускается. Еще пример запрета: государственное или

муниципальное предприятие, являющееся арендатором земельного участка,

находящегося в государственной или муниципальной собственности, не вправе

передавать свои права и обязанности по договору аренды другим лицам (п. 5 ст. 18

ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

В силу п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка

требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное

значение для должника (например, замена одаряемого в консенсуальном договоре

дарения, содержащем обещание дарения в будущем).

Длительное время судебная практика исходила из невозможности уступки

части требования (например, уступлено только требование об уплате процентов за

просрочку), а также недопустимости без согласия контрагента уступки требования

возникшего из взаимного договора (например, из договора купли-продажи

уступлено требование оплатить еще не поставленный товар). В настоящее время с

принятием Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120

подход изменился, произошла либерализация уступки. Пункт 5 Обзора практики

применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса

Российской Федерации предусматривает, что уступка части права (требования) по

обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит

законодательству. В пункте 8 Обзора определено, что допустимость уступки права

(требования) не ставится в зависимость от того, является ли оно бесспорным и

обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом

своих обязательств перед должником. В примере с договором купли-продажи

продавец может уступить третьему лицу требование об уплате цены. При этом

продавец остается должником в обязательстве по передаче товара. Однако п. 16

Информационного письма Президиума ВАС РФ № 66 от 11.01.2002 года содержит

запрет на отдельную уступку права пользования арендованным имуществом,

мотивирую это тем, что возможный при аренде перенаем всегда связан с переводом

Сложнее обстоит дело с оборотоспособностью требований, не являющихся в

чистом виде обязательственными. Представляется, что право лица, победившего в

конкурсе, на заключение договора не может быть предметом уступки. До

настоящего времени судебная практика окончательно не определилась с

допустимостью уступки реституционных требований.

Следует особо отметить, что предметом оборота может быть как

существующее, так и будущее требование, которое к моменту заключения договора

между цедентом и цессионарием еще не возникло (п.4 Информационного письма

президиума ВАС РФ № 120 от 30.10.2007 года).

4. Правовое положение должника при перемене кредитора. В этой сфере

действует правило: перемена кредитора в обязательстве не может ухудшать

Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ, если должник не был письменно уведомлен о

состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, исполнение обязательства

первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

На основании ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования

нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора

к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому

кредитору (вспомним наш пример с уступкой требования по оплате еще не

поставленного товара; покупатель, не получивший товар, вправе на основании ст.

328 ГК приостановить исполнение своего обязательства по оплате).

Замена кредитора не может возлагать на должника дополнительные

обязанности. Например, пункт 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ

№ 69 от 24.09.2002 рекомендует исходить из того, что уступка другому лицу права

на получение товара от контрагента по договору мены не влечет для должника

изменения места исполнения обязательства, определенного договором (товар вместо

Москвы во Владивосток везти не надо).

5. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу (ст. 384 ГК). Если

иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора

переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые

существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору

переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие

связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Например, уступка требования уплаты основного долга влечет переход права

взыскания неустойки за просрочку. Законом или соглашением сторон может быть

предусмотрено ограничение объема уступаемого требования, но не увеличение, так

как положение должника при уступке не может ухудшиться.

В этой сфере спорным является вопрос о том, переходят ли к поручителю,

исполнившему обязательство должника, требования кредитора к другим лицам,

также дававшим самостоятельное поручительство за указанного должника. В

постановлении № 18089 от 31.05.2011 г. Президиум ВАС РФ мог дать ответ на

поставленный вопрос, но, к сожалению, этого не сделал.

6. Отличие уступки от регресса. В отличие от уступки, при регрессе

возникает новое обязательственное требование (пример регресса — это исполнение

обязанности одним из солидарных должников). При цессии новый кредитор

занимает место в уже существующем правоотношении.

Между цессией и регрессом есть серьезные практические различия. Пример:

закон в ст. 387 ГК указывает, что при исполнении обязанности поручителем

происходит цессия. Если основное обязательство было обеспечено залогом, то залог

сохраняется. Если бы поручитель получал к основному должнику регрессное

требование, то залог бы прекратился. Еще один пример: при цессии с течением

срока исковой давности ничего не происходит; в отношении же регрессного

обязательства установлен самостоятельный срок исковой давности.

Дата добавления: 2015-08-05 ; просмотров: 10 ; Нарушение авторских прав

Стороны обязательства. Перемена лиц в обязательстве

Стороны обязательства. В силу того, что обязательства являются относительными правоотношениями, их стороны (кредитор и должник) всегда конкретно определены.

Управомоченной стороной является кредитор, наделенный правом требования совершения должником определенного действия или воздержания от определенного действия.

Обязанная сторона — должник. На него в силу обязательства возлагается долг — обязанность совершить определенное действие или воздержаться от определенного действия.

Праву кредитора в обязательстве корреспондирует обязанность должника.

Третьи лица в обязательстве. В ряде обязательств могут участвовать не только стороны. Они называются третьими лицами и занимают в обязательствах самостоятельное место наряду со сторонами — должником и кредитором. Обязательство не может создать обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, т.е. для третьих лиц. В то же время оно может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства — в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон (п. 3 ст. 308 ГК).

Обязательствами с участием третьих лиц являются, в частности, все возникающие из договоров в пользу третьих лиц (ст. 430 ГК), например договоров страхования деликтной ответственности (ст. 931 ГК, Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», из ряда договоров страхования жизни гражданина (ст. 934 ГК).

Перемена лиц в обязательстве. Обязательство может возникнуть и прекратиться с неизменным субъектным составом. Но динамичность, присущая гражданскому обороту, не исключает изменений в субъектном составе в период существования обязательства. При этом возможны изменения как на стороне кредитора, так и на стороне должника. Правовыми основаниями перемены лиц в обязательствах могут служить различные случаи общего (универсального) и частного (сингулярного) правопреемства. Регулируются такие отношения нормами главы 24 ГК.

При перемене лиц в обязательстве различаются случаи перехода прав кредитора к другому лицу и перевода долга.

1. Переход прав кредитора к другому лицу.

Переход прав кредитора возможен на основании сделки и в силу закона (п. 1 ст. 382 ГК).

Независимо от основания переход прав кредитора безусловно возможен лишь по обязательствам, в которых личность кредитора не имеет существенного значения.

По обязательствам, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника, уступка требования не допускается без согласия должника (п. 2 ст. 388 ГК). Например, по договору о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК) личность его участника имеет существенное значение, потому уступка требования по нему возможна только в том случае, если согласие на уступку предусмотрено договором или последующим соглашением его участников.

Переход (по любому основанию) прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается (ст. 383 ГК). При этом следует различать право требования, например компенсации морального вреда, и право получения в исполнительном производстве присужденной суммы компенсации морального вреда. Первое право неразрывно связано с личностью кредитора, потому не может перейти к другому лицу. Неполученная же сумма компенсации морального вреда, установленная вступившим в законную силу решением суда, включается в состав наследственного имущества. Соответственно право на получение такой суммы принадлежит наследникам потерпевшего.

Цессия. Если переход прав осуществляется по воле первоначального кредитора, то им совершается сделка уступки требования (цессия) в форме заключения с новым кредитором гражданско-правового договора. Сторонами цессии являются: первоначальный кредитор (цедент) и новый кредитор (цессионарий). Для цессии предусмотрены специальные правила, которые будут рассмотрены ниже. Но она не может существовать как самодостаточное правовое явление — она всегда облекается в форму договора купли-продажи (при возмездности отчуждения — п. 4 ст. 454 ГК), мены (ст. 567 и п. 4 ст. 454 ГК), дарения (при безвозмездном отчуждении — п. 1 ст. 572 ГК) или односторонней сделки индоссамента — особого вида цессии, совершаемой при передаче прав по ордерной ценной бумаге (п. 3 ст. 146, п. 3 ст. 389 ГК). Это наиболее распространенные виды сделок, в форму которых может быть облечена цессия. Свобода договора не ограничивает стороны в заключении непоименованных договоров (п. 2 ст. 421 ГК), которые также могут использовать конструкцию цессии. Сама уступка денежного требования может быть предметом договора факторинга (глава 43 ГК).

Правовая природа соглашения об уступке требования является предметом дискуссий. На протяжении более полувека обосновываются позиции как о самостоятельности договора цессии, так и об облечении ее в форму поименованного или непоименованного договора.

Форма цессии должна соответствовать (или быть не проще) форме сделки, права по которой уступаются. Если сделка подлежала государственной регистрации, то, по общему правилу, сделка уступки (точнее, ее внешняя форма, например договор купли-продажи) также подлежит государственной регистрации (ст. 389 ГК).

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК). Но в любом случае должник должен быть уведомлен (поставлен в известность) о состоявшемся переходе прав кредитора. Правовое значение такого уведомления состоит в предупреждении недолжного исполнения должником выбывшему из обязательства лицу (цеденту). При нарушении этого правила новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий: исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Соответственно обязательство прекратится надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК). А новый кредитор будет вынужден истребовать исполненное от своего правопредшественника как неосновательно приобретенное (ст. 1102 ГК). Потому в интересах нового кредитора немедленно уведомить должника о переходе прав кредитора. Более того, должнику предоставлено право не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК). Но возражать против требования нового кредитора должник вправе лишь по основаниям, которые могли быть противопоставлены требованиям первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав кредитора.

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК).

Первоначальный кредитор отвечает перед новым за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Переход прав кредитора на основании закона.

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении, в частности, следующих юридических фактов:

  • в результате универсального правопреемства в правах кредитора (при реорганизации юридических лиц и в порядке наследования);
  • по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом (например, при нарушении преимущественного права покупки — п. 3 ст. 250 ГК; при нарушении преимущественного права арендатора на заключение договора аренды на новый срок — п. 1 ст. 621 ГК);
  • вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству (п. 1 ст. 365 ГК);
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая (ст. 965 ГК).

Данный перечень не является закрытым, так как может быть расширен положениями федеральных законов. Например, такой случай предусмотрен п. 2 ст. 47 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Ипотечное обязательство является акцессорным, но обладающим особым характером, обусловленным объектом ипотеки — недвижимым имуществом. В большинстве случаев ипотекой обеспечивается обязательство на сумму меньшую, чем стоимость предмета залога. Потому указанная статья закрепляет общее правило, согласно которому уступка прав по договору об ипотеке влечет в силу закона и уступку прав по основному обязательству. Здесь законодателю следовало употребить термин «переход прав кредитора к другому лицу», а не «уступка прав», так как переход прав по основному обязательству осуществляется в силу закона.

2. Перевод долга.

Перевод должником своего долга на другое лицо (делегация) допускается лишь с согласия кредитора (п. 1 ст. 391 ГК). Конечно, кредитору в любом случае небезразлична личность должника, так как в противном случае многие обязательства могут оказаться неисполненными вследствие несостоятельности должников, на которых могли бы беспрепятственно переводить долг недобросовестные участники обязательств.

В отношении формы и государственной регистрации сделок по переводу долга применяются те же правила, которые предусмотрены для цессии и изложены выше.

Новому должнику предоставлено безусловное право выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником (ст. 392 ГК).

Правила, изложенные в § 2 гл. 24 ГК, применимы лишь к отношениям сингулярного правопреемства, не распространяясь на отношения универсального правопреемства. Например, при реорганизации юридических лиц действует особый механизм универсального правопреемства, основы которого закреплены в ст. 57—60 ГК, а конкретизация — в федеральных законах о различных видах и организационно-правовых формах юридических лиц (например, см.: ст. 16—17 ФЗ «О некоммерческих организациях», ст. 41 ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», ст. 51—56 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Основная особенность перемены должника при реорганизации состоит в том, что получение согласия кредиторов на это не требуется. На учредителей (участников) юридического лица или орган, принявших решение о реорганизации юридического лица, Кодексом возложена обязанность лишь письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица. Кредитору же предоставлено право потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков (п. 1 и 2 ст. 60 ГК).

Изложенные положения о перемене лиц в обязательствах применимы в первую очередь при изолированном переходе прав кредитора или переводе долга на другое лицо. Подобная правовая конструкция реализуема в немногочисленной группе односторонних обязательств. Нередко выявляется необходимость замены стороны в договоре, на основании которого возникает взаимное обязательство. В этом случае по соглашению сторон происходит одновременная цессия и делегация. Соответственно для этого необходимо соблюсти все перечисленные условия совершения обеих сделок.

Для наиболее встречающихся случаев замены стороны в договоре, сочетающей цессию и делегацию, гражданским правом выработаны соответствующие конструкции. Наиболее ярким примером последней является перенаем — замена арендатора путем передачи им с согласия арендодателя своих прав и обязанностей по договору аренды другому лицу (п. 2 ст. 615 ГК). Единственный случай, когда для совершения перенайма не требуется согласия арендодателя, а достаточно лишь его уведомления о состоявшейся замене арендатора, предусмотрен в отношении договоров аренды земельных участков, находящихся в государственной либо муниципальной собственности, если срок аренды превышает пять лет (п. 9 ст. 22 Земельного кодекса РФ).

Данные нормы послужат ориентиром для разработки норм о сделках «передачи договоров», регулирующих порядок передачи прав и обязанностей по взаимным обязательствам.