Приговора по ст 3223 ук рф

Постановление Московского городского суда от 18 мая 2011 г. N 4у/4-3223 (ключевые темы: группа лиц по предварительному сговору — 2-п — грабеж — квалифицирующий признак — уголовная ответственность)

Постановление Московского городского суда от 18 мая 2011 г. N 4у/4-3223

Судья Московского городского суда Бондаренко Э.Н.,

изучив надзорное представление первого заместителя прокурора города Москвы Росинского В.В. о пересмотре приговора Кунцевского районного суда города Москвы от 15 ноября 2010 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 декабря 2010 года в отношении осужденного Кулика В.Б., установил:

приговором Кунцевского районного суда города Москвы от 15 ноября 2010 года

Кулик В.Б., несудимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. «а, г» УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в течение 2 лет.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 декабря 2010 года приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении первый заместитель прокурора города Москвы Росинский В.В. ставит вопрос об изменении судебных решений в отношении Кулика В.Б.: исключении из обвинения квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору», квалификации его действий по ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ, снижении наказания с учетом положений ст. 88 ч. 6.1 УК РФ до 1 года 6 месяцев лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком в течение 2 лет. Как указывает автор надзорного представления, суд признал Кулика В.Б. виновным в преступлении, совершенном группой лиц по предварительному сговору с Волгиным А.М., не подлежащим привлечению к уголовной ответственности. Ссылаясь на положение п. 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002 года N 29 (в редакции от 06.02.2007 года N 7) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», согласно которому действия лиц, похитивших чужое имущество, следует квалифицировать по признаку «группа лиц по предварительному сговору», если в совершении этого преступления совместно участвовали два или более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности, прокурор обращает внимание на то, что материалами уголовного дела установлено, что Волгин А.М., 01.11.1994 года рождения, не подлежит уголовной ответственности за содеянное согласно ст. 20 ч. 3 УК РФ в силу отставания в психиатрическом развитии, не связанном с психическим расстройством, поэтому, по мнению прокурора, квалифицирующий признак преступления, совершенного «группой лиц по предварительному сговору» в действиях Кулика В.Б. отсутствует, что не было учтено судами первой и второй инстанции, и повлекло неправильное применение уголовного закона.

Полагаю, что надзорное представление удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Кулик В.Б. осужден за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Преступление совершено 27 сентября 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вывод суды суда о виновности Кулика В.Б. в совершении преступления основаны на совокупности собранных и всесторонне исследованных доказательств по делу и не оспариваются в надзорном представлении прокурора.

Что касается квалификации действий Кулика В.Б. по ст. 161 ч. 2 п.п. «а, г» УК РФ, то полагаю, что его действия по указанной статье УК РФ, в том числе по квалифицирующему признаку совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору» квалифицированы правильно.

Ссылка автора надзорного представления на положение п. 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002 года N 29 (в редакции от 06.02.2007 года N 7) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» не может быть принята во внимание, поскольку абзац 1 указанного пункта, содержание которого приводится в надзорном представлении, исключен Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 23.12.2010 года N 31.

Как справедливо указал суд в приговоре, освобождение Волгина А.М. от уголовной ответственности не исключает квалификацию действий Кулика В.Б. по признаку преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, поскольку действия Кулика В.Б. и Волгина А.М. носили согласованный характер, они готовились к совершению преступления, между ними имело место распределение ролей.

То обстоятельство, что Волгин А.М. является лицом, не подлежащим уголовной ответственности, не влияет на оценку действий Кулика В.Б., умыслом которого охватывалось то, что преступление он совершает по предложению Волгина А.М., совместно и по сговору с ним.

При указанных обстоятельствах оснований для возбуждения надзорного производства не нахожу.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 406 ч. 3 п. 1 УПК РФ, судья постановил:

в удовлетворении надзорного представления первого заместителя прокурора города Москвы Росинского В.В. о пересмотре приговора Кунцевского районного суда города Москвы от 15 ноября 2010 года кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 декабря 2010 года в отношении осужденного Кулика В.Б. — отказать.

Дело № 13-О07-21СП

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 октября 2007 года

председательствующего Журавлева В.А., судей Семенова Н.В. и Талдыкиной Т.Т.

Тамбовского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 августа 2007 года, по которому

осуждена по ст.ЗЗ ч.4, ст.30 ч.З, ст. 105 ч.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

1. 10 июля 1990 года по ст. 17. ст. 146 ч.2 п.п. «а,е» УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожден 7 февраля 1997 года условно-досрочно на 6 месяцев и 1 день,

2. 4 августа 2004 года по ст.222 ч.1, ст.ЗЗ ч.5, ст.227 ч.1 УК РФ к 1 году и 4 месяцам свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ЗЗ ч.З, ст.ЗО ч.З, ст.105 ч.2 п. «ж» УК РФ, ст.ЗЗ ч.З, ст.105 ч.2 п. «ж» УК РФ, за непричастностью к совершению преступлений.

осужден к лишению свободы: по ст.ЗО ч.З, ст.105 ч.1 УК РФ (преступления от 31 октября 2003 года и 13 ноября 2003 года) — на 9 лет, по ст.222 ч.2 УК РФ (преступления от сентября и с 11 по 13 ноября 2003 года) — на 2 года, по ст.ЗО ч.З, ст.105 ч.2 п. «е» УК РФ (преступление от 5 июня 2004 года) — на 8 лет, по ст.222 ч.2 УК РФ (преступления от 4 и 6 июня 2004 года) — на 2 года, по ст.222 ч.2 УК РФ (преступление от 5 июня 2004 года) — на 2 года, по ст.222 ч.1 УК РФ (преступление с осени 2003 года по 1 октября 2004 года) — на 1 год без штрафа.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.105 ч.2 п. «ж» УК РФ Плешивцев A.A. оправдан за непричастностью к совершению преступления, по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.222 ч.З УК РФ (преступления от января и 24 марта 2003 года), 222 ч.З УК РФ (преступление от января 2004 года), Плешивцев A.A. оправдан за не установлением события преступления, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.223 ч.1 УК РФ — за отсутствием состава преступления.

осужден к лишению свободы: по ст.ЗЗ ч.5, ст.ЗО ч.З, ст.105 ч.1 УК РФ -на 7 лет, по ст.222 ч.2 УК РФ (преступления от сентября и с 11 по 13 ноября 2003 года) — на 2 года.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ Яскин П.С. оправдан за непричастностью к совершению преступления, по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.222 ч.З УК РФ (преступления от января и 24 марта 2003 года), 222 ч.З УК РФ (преступление от января 2004 года), Яскин П.С. оправдан за не установлением события преступления.

осужден к лишению свободы: по ст.222 ч.2 УК РФ (преступления от 4 и 6 июня 2004 года) — на 2 года, по ст.222 ч.2 УК РФ (преступление от 5 июня 2004 года) — на 2 года.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.30 ч.З, ст. 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ, ст.223 ч.2 УК РФ, Шебалкин оправдан за непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Талдыкиной Т.Т., объяснения адвокатов Зайченко А.П. и Суендыкова Т.Т., мнение прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего кассационное представление,

установила: Вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными:

Юрина — в подстрекательстве Плешивцева к убийству [скрыто], а

Плешивцев — в покушении на убийство [скрыто] щ, совершенных 31

октября 2003 года и 5 июня 2004 года;

Плешивцев — в хранении обреза охотничьего ружья с осени 2003 года по 1 октября 2004 года;

Плешивцев и Яскин — в приобретении, хранении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов в период сентября и с 11 по 13 ноября 2003 года;

Плешивцев — в покушении на убийство Н пособничестве в покушении на убийство Н ноября 2003 года;

[скрыто] _ I а Яскин — в ¦ совершенном 13

Плешивцев и Шебалкин — в перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов 4 и 6 июня 2004 года, в перевозке взрывного устройства 5 июня 2004 года.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным: совершение Троянским подстрекательства к покушению на убийство

совершение Троянским организации убийства К совершение Плешивцевым и Яскиным убийства

Кроме того, Плешивцев оправдан по обвинению в изготовлении взрывного устройства 5 июня 2004 года за отсутствием состава преступления.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Букин A.B. просит отменить приговор в связи с процессуальными нарушениями, допущенными при формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе судебного разбирательства, а также в связи с мягкостью назначенного Плешивцеву, Юриной и Яскину наказания, направить дело на новое судебное разбирательство, указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные К [скрыто] б [скрыто] скрыли, что привлекались к административной ответственности, а кандидаты в

что к административной родственники, кандидат

ответственности привлекались их

в присяжные 0^_ скрыла, что к

административной ответственности привлекалась она сама и ее муж, считает, что председательствующий необоснованно отклонил заявленный им отвод

кандидату в присяжные П_ Ц_также скрыл, что 4 раза

привлекался к административной ответственности в 1998 — 2003 годах, а также то, что к административной ответственности привлекалась его жена. Государственный обвинитель полагает, что нарушение при отборе присяжных заседателей требований ст.328 УПК РФ не позволило обвинению заявить

отводы семи из двенадцати вошедшим в коллегию присяжных заседателей, в результате чего была сформирована тенденциозная коллегия присяжных заседателей, что способствовало вынесению оправдательных вердиктов. Кроме того, указывается в представлении, председательствующим в нарушение норм ст.246 УПК РФ было ограничено право государственного обвинителя на предоставление доказательств, необоснованно были сняты вопросы к потерпевшему [скрыто] о наличии у него конфликтов с кем-либо [скрыто]

[скрыто] необоснованно отказано в оглашении копии приговора в отношении погибшего к [скрыто] что было необходимо для установления мотива его убийства, необоснованно отказано в оглашении показаний на следствии свидетеля обвинения [скрыто] в связи с противоречиями в ее показаниях, эти нарушения не могли не сказаться на вынесении оправдательного вердикта. В представлении также указывается, что судом было нарушено право Плешивцева на защиту, одному из его адвокатов — Никитину не было предоставлено слово для выступления с репликой в защиту Плешивцева. По мнению государственного обвинителя, председательствующим было ограничено право присяжных заседателей участвовать в исследовании обстоятельств дела, т.к. председательствующий не сообщил сторонам содержание вопроса, который хотела задать потерпевшей Т присяжный заседатель [скрыто] и лишил стороны возможности

узнать, не высказывала ли указанный присяжный заседатель мнение по рассматриваемому делу, в напутственном слове председательствующий не в полном объеме изложил доказательства со стороны обвинения, не огласил содержание доказательств, об оглашении которых просил он, государственный обвинитель, а лишь просил присяжных заседателей учесть замечание, чем нарушил принцип объективности и беспристрастности, в нарушение требований ч.З ст.341 УПК РФ председательствующий разрешил присяжным заседателям прервать совещание при вынесении вердикта до окончания рабочего времени, считает, что вердикт коллегии присяжных заседателей остался неясным, вопреки вердикту председательствующий необоснованно исключил из обвинению Юриной и Плешивцева п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а из обвинения Яскина и Плешивцева квалифицирующий признак совершения преступления организованной группой.

В возражениях на кассационное представление осужденный Плешивцев A.A., адвокат Зайченко А.П. и Суендыков Т.Т. в интересах Троянского А.Н. выражают несогласие с его доводами, считают приговор обоснованным.

В кассационных жалобах:

осужденная Юрина просит изменить приговор, учесть состояние ее здоровья, назначить отбывание лишения свободы в колонии-поселении;

потерпевший [скрыто] просит отменить приговор в отношении

Плешивцева и Яскина, направить дело на новое рассмотрение, указывает, что суд необоснованно оставил без рассмотрения его исковые требования;

потерпевшая [скрыто] считает, что осужденной Юриной назначено

излишне мягкое наказание.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшей Т

осужденная Юрина выражает несогласие с ее доводами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями ст.385 УПРК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по делу велось с точным соблюдением уголовно-процессуального закона. Допрос сторонами подсудимого, потерпевшего, свидетелей производился с исследованием фактических обстоятельств уголовного дела. При этом председательствующим обоснованно были сняты вопросы государственного обвинителя к потерпевшему Н Щ о наличии у него конфликтов с кем-

либо [скрыто] обоснованно отказано в оглашении копии приговора в

отношении погибшего [скрыто] поскольку эти вопросы не относились к фактическим обстоятельствам дела, также обоснованно было отказано в

оглашении показаний на следствии свидетеля обвинения

Государственный обвинитель не был ограничен, судя по материалам дела, в представлении необходимых доказательств, поэтому доводы кассационного представления о том, что председательствующий не принимал меры к объективному исследованию доказательств, и сам прокурор был лишен возможности объективно влиять на мнение присяжных заседателей, — нельзя признать обоснованными.

В ходе судебного разбирательства государственным обвинителем не было заявлено возражений и замечаний на действия председательствующего, что

соответственно свидетельствует об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона. Государственный обвинитель, как видно из протокола судебного заседания, в полном объеме представлял доказательства и участвовал в их исследовании.

Содержание вопросов присяжным заседателям сформулировано с точным соблюдением требований ст.339 УПК РФ, напутственное слово председательствующего также отвечает нормам закона, действия председательствующего основывались на предоставлении возможности реализовать присяжным заседателям предусмотренные законодательством права.

При таких обстоятельствах нет оснований считать обоснованными доводы кассационного представления о нарушении председательствующим норм ст.246 УПК РФ.

Как видно по делу, потерпевшим [скрыто] и К I были

разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 42, 328, 338, 340, 347 УПК РФ.

С момента проведения предварительного следствия и до конца судебного разбирательства потерпевшими не выдвигались исковые требования о возмещении ущерба, и они не признавались гражданскими истцами, поэтому суд не рассматривал на последней стадии судебного процесса гражданские иски, которые потерпевшие вправе предъявить в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы кассационного представления о существенном нарушении закона — тайны совещания присяжных заседателей также являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания председательствующий возвращал присяжных заседателей ввиду неясности вердикта, и за час до окончания рабочего времени был объявлен перерыв до следующего дня, поскольку председательствующему необходимо было время изучения вопросного листа. Следующий день рассмотрения был начат председательствующим с указания присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и предложения присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Присяжные заседатели удалились в совещательную комнату в 10 час. 12 мин., а в 11 часов 15 минут возвратились из совещательной комнаты, и вердикт присяжных заседателей был оглашен.

Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что тайна совещания присяжных заседателей не была нарушена, и вердикт провозглашен с точным соблюдением уголовно-процессуального закона.

Согласно протоколу судебного заседания кандидатам в присяжные заседатели были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст.238 УПК РФ. Сторона обвинения имела возможность при формировании коллегии присяжных заседателей заявить отвод. Как видно из протокола судебного заседания, ни один из кандидатов в присяжные заседатели государственным обвинителем не был отведен, и только после вынесения оправдательного вердикта прокурор поставил вопрос в кассационном представлении о том, что некоторые из кандидатов и их родственники привлекались к административной ответственности.

Как видно из представленных государственным обвинителем данных, речь идет о привлечении к административной ответственности тех или иных лиц за нарушение правил дорожного движения и появление в общественных местах в нетрезвом виде. При этом, исходя из дат привлечения ряда лиц к административной ответственности (2001, 2003, 2004 год), срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, истек.

Сам факт привлечения ранее к административной ответственности кандидата в присяжные заседатели или его родственника в соответствии со ст.З Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов Российской Федерации» не является обстоятельством, препятствующим участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела.

При таких обстоятельствах в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационных жалобах потерпевших не содержится оснований, предусмотренных в ч.2 ст.385 УПК РФ, к отмене оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Действиям осужденных в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей дана правильная правовая оценка и наказание назначено в соответствии с законом.

Что же касается доводов осужденной Юриной о суровости назначенной ей меры наказания, то и эти доводы удовлетворению не подлежат, поскольку все обстоятельства, смягчающие наказание, которые указаны ею в жалобе, судом, как это видно из приговора, учтены.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Тамбовского областного суда с участием заседателей от 10 августа 2007 года в отношении ЮРИНОИ ЛИ

ПЛЕШИВ ЦЕВА . ЯСКИНА [скрыто] С § и ШЕБАЛКИНА [скрыто]

Приговора по ст 3223 ук рф

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
20 декабря 2017 г.

Обзор
судебной практики военных судов
по применению института освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми введен новый институт освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в качестве меры уголовно-правового характера.
Условия освобождения от уголовной ответственности закреплены в ст. 762 УК РФ, согласно которой лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.
Понятие судебного штрафа как меры уголовно-правового характера, порядок определения его размера, а также последствия неуплаты в установленный судом срок определены в гл. 152 УК РФ.
Перечень оснований прекращения уголовного дела или уголовного преследования дополнен ст. 251 УПК РФ, в соответствии с которой суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке, установленном УПК РФ, в случаях, предусмотренных ст. 762 УК РФ, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.
Порядок такого прекращения уголовного дела или уголовного преследования предусмотрен гл. 511 УПК РФ.
Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27 июня 2013 г. № 19 (ред. от 29 ноября 2016 г.) «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» даны рекомендации, в том числе касающиеся нового института.
Так, согласно п. 2.1 указанного постановления под ущербом в ст. 762 УК РФ следует понимать имущественный вред, который может быть возмещен в натуре (в частности, путем предоставления имущества взамен утраченного, ремонта или исправления поврежденного имущества), в денежной форме (например, возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение) и т.д.
Под заглаживанием вреда понимается имущественная, в том числе де-нежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства. Способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц.
Возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия) другими лицами. Обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, возместить ущерб или загладить вред в будущем не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности (п. 3).
Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возможно при наличии указанных в ст. 762 УК РФ условий: лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред. Совершение таким лицом впервые нескольких преступлений небольшой и (или) средней тяжести не препятствует освобождению его от уголовной ответственности. При освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности суду необходимо учитывать особенности, предусмотренные нормами гл. 14 УК РФ, касающиеся, в частности, исчисления сроков давности уголовного преследования, сроков погашения судимости, размера штрафа, который может быть назначен несовершеннолетнему в качестве наказания, и т.д. (пп. 16.1-16.2).
В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ обязательным условием принятия решения об освобождении от уголовной ответственности с назначением су-дебного штрафа является согласие на это лица, совершившего преступление. Если лицо возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке. В связи с этим судам необходимо разъяснять лицу его право возражать против прекращения уголовного дела по указанному основанию (п. 15 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) и юридические последствия прекращения уголовного дела, а также выяснять, согласно ли оно на прекращение уголовного дела. Согласие (несогласие) лица следует отражать в судебном решении (п. 21).
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 25.1 постановления обратил внимание судов на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 4462 УПК РФ в суд направляется постановление следователя, согласованное с руководителем следственного органа, или постановление дознавателя, согласованное с прокурором, о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа вместе со всеми материалами уголовного дела. Следователь или дознаватель может возбудить такое ходатайство только при наличии согласия подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по основанию, предусмотренному ст. 251 УПК РФ.
В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства должны быть, в частности, изложены: описание преступного деяния, в совершении которого лицо подозревается или обвиняется, с указанием пункта, части, статьи УК РФ; доказательства, подтверждающие выдвинутое подозрение или предъявленное обвинение; основание для прекращения судом уголовного дела или уголовного преследования и назначения подозреваемому, обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа; указание о согласии подозреваемого, обвиняемого на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по данному основанию.
В случаях, когда уголовное преследование осуществляется в отношении нескольких подозреваемых или обвиняемых и имеются основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении всех или некоторых из этих лиц, ходатайство заявляется применительно к каждому такому лицу.
Если постановление о возбуждении перед судом ходатайства составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность рассмотрения ходатайства и вынесения решения в соответствии с ч. 5 ст. 4462 УПК РФ, судья отказывает в принятии его к рассмотрению и возвращает вместе с материалами уголовного дела руководителю следственного органа или прокурору (п. 25.2).
В связи с вопросами, возникающими у судов при применении новых норм уголовного и уголовно-процессуального законов, Судебной коллегией по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации проведено обобщение судебной практики военных судов по применению данного института в 2016 году и первом квартале 2017 года.

Краткие статистические данные

По данным, представленным окружными и флотскими военными суда-ми, в анализируемый период в порядке гл. 511 УПК РФ рассмотрено 709 уголовных дел, что составляет 15 % от общего числа уголовных дел, рассмотренных военными судами во 2 полугодии 2016 года и 1 квартале 2017 года. При этом количество дел, рассмотренных во 2 полугодии 2016 года, примерно соответствует тому количеству, что рассмотрено в 1 квартале 2017 года.
Наибольшее количество уголовных дел в таком порядке рассмотрено гарнизонными военными судами, подведомственными Северо-Кавказскому (169), Московскому (110) и Приволжскому (93) окружным военным судам, что в сумме составляет 52 % дел от общего числа рассмотренных всеми военными судами.
В ходе досудебного производства по уголовному делу (ст. 4462 УПК РФ) поступили ходатайства следователей по 411 делам, из них в принятии 10 ходатайств отказано, уголовные дела возвращены руководителям следственных органов; в ходе судебного производства (ст. 4463 УПК РФ) рассмотрено – 308 дел. Из 709 рассмотренных уголовных дел по 653 (92 %) производство прекращено с назначением судебного штрафа, в 56 случаях (8%) в прекращении уголовных дел отказано.
В большинстве случаев данный институт применялся по уголовным делам о преступлениях против собственности – 48 %, на втором месте преступления против военной службы – 21 %, на третьем – преступления против государственной власти, интересов государственной службы – 11 %, преступления против жизни и здоровья составляют 7 %, преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта – 3,7 %, преступления против порядка управления – 3,5 %, иные преступления – 5,8 %.
В справке приводится анализ судебных решений, в которых сформулированы правовые позиции по наиболее значимым вопросам судебной практики.

Если постановление о возбуждении перед судом ходатайства составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, судья отказывает в принятии его к рассмотрению и возвращает вместе с материалами уголовного дела руководителю следственного органа или прокурору
1. Постановлением судьи Хабаровского гарнизонного военного суда отказано в принятии к рассмотрению постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Муравьева и Савицкого, подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, и назначении им ме¬ры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.
В обоснование этого решения судья, принимая во внимание положения пп. 25.1, 25.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 (ред. от 29 ноября 2016 г.) «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», указал, что в случаях, когда уголовное преследование осуществляется в отноше¬нии нескольких подозреваемых или обвиняемых и имеются основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в отношении всех или некоторых из этих лиц, ходатайство должно заявляться применительно к каждому такому лицу. Нарушение требований уголовно-процессуального закона, является основанием для отказа в принятии к рассмотрению указанного ходатайства.

Ходатайство о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа удовлетворению не подлежит, если сведения об участии лица в совершенном преступлении, изложенные в постановлении о возбуждении ходатайства о применении к лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного рассмотрения ходатайства, либо уголовное дело или уголовное преследование должно быть прекращено по иным основаниям
2. Органами предварительного следствия старший сержант Исраелян и старшина Горецкий подозревались в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, выразившемся в том, что в период с апреля 2014 года по июнь 2016 года они, являясь должностными лицами, явно превышая свои должностные полномочия, организовали ежемесячную сдачу военнослужащими роты денежных средств, получаемых ими в качестве денежного довольствия, собрав таким образом 597 000 рублей, которые израсходовали на нужды роты, чем существенно нарушили права и законных интересы граждан.
Как следует из постановления Новосибирского гарнизонного военного суда, противоправные действия Горецкого и Исраеляна, описанные в ходатайствах следователя, правильно квалифицированы органами предварительного расследования по ч. 1 ст. 286 УК РФ и совершенное ими преступление полностью подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.
По мнению суда первой инстанции, Горецкий и Исраелян загладили причиненный преступлением вред, поскольку принесли потерпевшим извинения, которые, в свою очередь, их простили.
В связи с тем, что Горецкий и Исраелян впервые подозреваются в со-вершении преступления средней тяжести, ущерб от преступления отсутствует, суд пришел к выводу о возможности прекращения уголовного дела в отношении подозреваемых и назначении каждому из них меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.
Рассмотрев уголовное дело в апелляционном порядке, Западно-Сибирский окружной военный суд отменил постановление о прекращении уголовного дела, указав следующее.
Материалы уголовного дела не содержат достоверных и убедительных доказательств, подтверждающих суммы, фактически затраченные на нужды роты. Органами предварительного следствия не выяснена судьба оставшихся денежных средств, что не позволяет признать законным и обоснованным вывод суда об отсутствии ущерба, причиненного преступлением.
Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о размере причиненного материального ущерба потерпевшему Д., что свидетельствует о не установлении и не доказанности этого обязательного признака состава преступления.
Вместе с тем в деле имеются сведения о том, что Исраелян применял к потерпевшему Д. насилие, а также, что подозреваемые неоднократно высказывали ряду потерпевших угрозы и оскорбления. Однако эти факты правовой оценки в ходе предварительного следствия не получили, что ставит под сомнение правильность квалификации преступления.
Установив эти обстоятельства, окружной военный суд, руководствуясь п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ, постановление о прекращении уголовного дела отменил, ходатайства следователя с материалами уголовного дела вернул руководителю следственного органа.

3. Плетнев подозревался в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшего, совершенном из хулиганских побуждений (п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ).
Постановлением судьи Хабаровского гарнизонного военного суда обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела в отношении Плетнева и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, поскольку в материалах уголовного дела отсутствовали сведения, указывающие на со-вершение подозреваемым противоправных действий из хулиганских побуждений, что в данном случае является квалифицирующим признаком.

4. При рассмотрении ходатайства следователя о прекращении на основании ст. 251 УПК РФ уголовного дела в отношении Рябца, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 3223 УК РФ, судьей Калининградского гарнизонного военного суда не учтены требования п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ.
В соответствии с примечанием 2 к ст. 3223 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления.
Из материалов уголовного дела, поступивших в суд вместе с ходатайством следователя о его прекращении на основании ст. 251 УПК РФ, усматривается, что Рябец активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, к уголовному делу приобщена его явка с повинной.
Таким образом, Рябец подлежал освобождению от уголовной ответст-венности на основании примечания 2 к ст. 3223 УК РФ.
Согласно п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ судья выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела и назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа с возвращением ходатайства и материалов уголовного дела руководителю следственного органа или прокурору, если уголовное дело или уголовное преследование должно быть прекращено по иным основаниям.
Между тем судья данные требования закона не выполнил, удовлетворил не только ходатайство следователя, но и взыскал с Рябца, неправомерно указав в постановлении его статус как осужденного, процессуальные издержки, что не предусмотрено ни ст. 132 УПК РФ, ни гл. 511 УПК РФ.
5. Судьей Оренбургского гарнизонного военного суда при рассмотрении ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Теряева, обвиняемого по ч. 1 ст. 285 УК РФ, также оставлены без внимания положения п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ.
Согласно обвинению Теряев выявил недостачу имущества, закрепленного за подразделением, которым он командовал, но желая избежать дисциплинарного взыскания и привлечения к материальной ответственности, не доложил об этом вышестоящему командованию. Понимая, что имущество могло быть похищено, незамедлительно организовал поиски, нашел его за пределами воинской части, но в разукомплектованном виде. Получив по заявке от довольствующего органа комплектующие, организовал работу по ремонту и восстановлению имущества. По мнению следствия, в результате этих действий Теряева, были утеряны следы кражи и лица его совершившего, что является существенным нарушением охраняемых законом интересов общества и государства.
Вместе с тем из материалов дела усматривается, что кражу имущества совершил Сатыбалдинов, который был изобличен именно Теряевым и в ре-зультате его активного способствования раскрытию и расследованию этого преступления Сатыбалдинов привлечен к уголовной ответственности. Данными действиями Теряев, как указано в постановлении заместителя военного следственного отдела о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела, в полном объеме возместил вред, причиненный преступлением (ч. 1 ст. 285 УК РФ).
Кроме того, в судебном заседании представитель потерпевшего заявила, что Теряев возместил вред путем способствования расследованию преступления (кражи) и изобличению лица, его совершившего. Своими действиями он материального вреда Минобороны России не причинил.
При таких обстоятельствах вывод органов предварительного следствия о наличии в деянии Теряева состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, вызывал обоснованные сомнения, что в соответствии п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ обязывало суд в удовлетворении ходатайства отказать и материалы дела вернуть руководителю следственного органа.

6. Баранов подозревался в совершении в период с 1 по 6 марта 2015 г. на территории воинской части двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ.
В ходе рассмотрения ходатайства следователя о прекращении уголовного дела и назначении Баранову меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в суде установлено, что подозреваемый в указанный период находился за пределами Приморского края, на территории которого дислоцирована воинская часть, то есть сведения об участии Баранова в совершенных преступлениях, изложенные в постановлении о возбуждении ходатайства, не соответствовали фактическим обстоятельствам дела.
При таких данных судья Уссурийского гарнизонного военного суда в соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 4462 УПК РФ обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела.

7. Рядовой Шукюров подозревался в оскорблении начальника – старшего лейтенанта С. в связи с исполнением обязанностей военной службы, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 336 УК РФ.
В ходе предварительного расследования он в присутствии личного со-става принес потерпевшему извинения, которые последним были приняты, в связи с чем следователь обратился в суд с ходатайством о прекращении уголовного дела и назначении подозреваемому судебного штрафа.
При рассмотрении данного ходатайства судьей Томского гарнизонного военного суда установлено, что Шукюров, высказывая оскорбления в адрес потерпевшего, находившегося без знаков различия по воинским званиям, не знал о его воинском звании и полагал, что С. является военнослужащим по призыву, в связи с чем под сомнение постановлена юридическая квалификация деяния, совершенного подозреваемым.
С учетом этого судья пришел к выводу, что сведения об участии Шукюрова в инкриминируемом ему деянии, изложенные в постановлении следователя, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства.

При разрешении вопроса об освобождении от уголовной ответст-венности и назначении меры уголовно-правового характера в виде су-дебного штрафа следует учитывать конкретные обстоятельства уголов-ного дела, включая особенности и число объектов преступного посяга-тельства, их приоритет; степень значимости и эффективности мер, при-нятых лицом, совершившим преступление, для восстановления нару-шенных прав потерпевшего, а также законных интересов личности, об-щества и государства; изменение степени общественной опасности такого лица после заглаживания вреда, его личность
8. Глухов органами предварительного следствия подозревался в распространении из корыстной заинтересованности компьютерных программ, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 273 УК РФ.
Постановлением судьи Барнаульского гарнизонного военного суда уголовное дело в отношении подозреваемого на основании ст. 251 УПК РФ прекращено и ему назначен судебный штраф в размере 45 000 рублей.
Принимая такое решение, суд помимо раскаяния Глухова, его активного содействия в расследовании преступления и положительных характеристик учел, что после совершения преступления он принял меры, направленные на уменьшение степени его общественной опасности, а именно: разместил на интернет-ресурсах (форумах, где обсуждаются, в том числе, и вредоносные программы) сообщения с предупреждением о недопустимости нарушения закона посредством создания, использования и распространения вредоносных компьютерных программ, а также об ответственности за такие действия.

9. Постановлением судьи 101 гарнизонного военного суда прекращено уголовное дело в отношении старшего прапорщика Тетюшева, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 336 УК РФ.
Тетюшев из-за неисполнения его подчиненным требования по транспортировке имущества нанес потерпевшему пощечину, унизив честь и достоинство.
В судебном заседании установлено, что Тетюшев выплатил потерпевшему 5000 рублей в счет компенсации морального вреда, а также извинился перед ним публично в присутствии личного состава.
Потерпевший счел причиненный ему вред полностью заглаженным и, наряду со стороной защиты, ходатайствовал о прекращении уголовного дела с назначением Тетюшеву судебного штрафа.
Удовлетворяя данное ходатайство и прекращая уголовное дело на основании ст. 251 УПК РФ, судья учел, что все условия, необходимые для принятия данного процессуального решения, выполнены. Тетюшев совершил преступление небольшой тяжести впервые и полностью загладил причиненный им потерпевшему вред.
То обстоятельство, что совершенное им деяние посягает, в том числе и на охраняемые законом публичные интересы военной службы, в данном конкретном случае обоснованно не расценено судом в качестве препятствия для освобождения подсудимого от уголовной ответственности, поскольку, исходя из обстоятельств содеянного, эти интересы были нарушены в минимальной степени, в связи с чем у суда не имелось сомнений в заглаживании подсудимым причиненного вреда.
10. Постановлением судьи Заозерского гарнизонного военного суда прекращено уголовное дело в отношении матроса Шижгалева, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ.
По делу установлено, что Шижгалев, желая продемонстрировать мнимое превосходство, нанес сослуживцу, не состоящему с ним в отношениях подчиненности, побои.
В обоснование решения о прекращении уголовного дела и назначении обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа судья в постановлении указал, что Шижгалев впервые совершил преступление небольшой тяжести, загладил причиненный преступлением вред, принес потерпевшему свои извинения, передав ему в счет возмещения моральных и физических страданий 3 000 рублей, положительно характеризуется как до призыва на военную службу, так и в период ее прохождения, в период предварительного следствия примерным поведением и добросовестным отношением к службе доказал свое исправление, а насильственные действия по отношению к потерпевшему нарушением внутреннего порядка в казарменном помещении не сопровождались, поскольку совершены в отсутствие других военнослужа-щих.

11. Постановлением судьи Мурманского гарнизонного военного суда прекращено уголовное дело в отношении младшего сержанта Петровского, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 335 УК РФ, при следующих обстоятельствах.
Младшие сержанты Петровский и Монин, не состоящие между собой в отношениях подчиненности, 31 августа 2016 г. заступили в наряд по кон-трольно-пропускному пункту (КПП) воинской части в качестве помощников дежурного.
1 сентября 2016 г. около 3 час. 40 мин. Петровский покинул место несения службы. Монин, действуя в соответствии с возложенными на него обязанностями, доложил дежурному по воинской части об отсутствии Петровского.
Около 4 часов 20 минут 1 сентября 2016 г. в помещении КПП, будучи недовольным действиями Монина, Петровский нанес ему побои.
Принимая решение о прекращении уголовного дела, судья в постановлении указал, что Петровский впервые привлекается к уголовной ответственности, совершил преступление небольшой тяжести, загладил причиненный преступлением вред, передав Монину в счет его возмещения 5 000 рублей и потерпевший против удовлетворения ходатайства следователя не возражал. Иных данных в обоснование такого решения не приведено.
По результатам изучения материалов уголовного дела Северный флотский военный суд пришел к выводу, что судом не учтены все фактические обстоятельства, а именно: преступление Петровский совершил на КПП, при исполнении им самим и потерпевшим обязанностей по несению суточного наряда, а его насильственные действия носили характер мести Монину за добросовестное исполнение потерпевшим своих специальных обязанностей – помощника дежурного по КПП. Эти данные не могут свидетельствовать о наличии всех предусмотренных законом оснований для прекращения уголовного дела.

12. По приговору Калининградского гарнизонного военного суда рядовой Гаджиев осужден по ч. 1 ст. 334 УК РФ к содержанию в дисциплинарной воинской части на семь месяцев, по ч. 1 ст. 335 УК РФ – на шесть месяцев, за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 336 УК РФ, в каждом случае к содержанию в дисциплинарной воинской части на три месяца.
По совокупности преступлений окончательное наказание Гаджиеву назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, в виде содержания в дисциплинарной воинской части на срок один год.
Согласно приговору, постановленному в порядке ст. 316 УПК РФ, Гаджиев признан виновным в нанесении 9 июня 2016 г. побоев и иного насилия начальнику во время исполнения потерпевшим обязанностей военной службы; в нарушении в один из дней третей декады июля 2016 года уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанном с унижением чести и достоинства, сопряженным с применением насилия к не находившемуся с ним в отношениях подчиненности военнослужащему, а также в оскорблении (дважды) 2 августа 2016 г. находившегося при исполнении обязанностей военной службы начальника.
В апелляционных жалобах осужденный и его защитник поставили во-прос об отмене приговора в связи с тем, что суд первой инстанции необоснованно, по их мнению, отклонил ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного дела на основании ст. 251 УПК РФ.
Отказывая в удовлетворении апелляционных жалоб, Балтийский флотский военный суд указал, что ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного дела отклонено обоснованно. Суд первой инстанции учел конкретные обстоятельства уголовного дела, а именно, особенности и число объектов преступного посягательства, их приоритет, поведение обвиняемого после совершения преступления, его личность, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.
Положения ст. 251 УПК РФ, предоставляющие суду право, но не обязывающие его прекращать уголовное дело по указанному основанию, а также обстоятельства, касающиеся совершения Гаджиевым четырех самостоятельных противоправных деяний, мотивов и характера примененного насилия в отношении сослуживцев, числа пострадавших и объектов преступного посягательства, категорий преступлений, одно из которых относится к преступлению средней тяжести, то есть данные, определяющие характер и степень общественной опасности, позволили суду прийти к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты.
Суд апелляционной инстанции отметил, что согласно ст. 331 УК РФ, непосредственными объектами преступного посягательства в преступлениях, предусмотренных ст. 334, 335 и 336 УК РФ, являются установленные порядок подчиненности и правила взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений подчиненности, а неприкосновенность личности в указанных преступлениях выступает дополнительным объектом посягательства.
При установленных обстоятельствах совершения Гаджиевым противо-правных деяний, три из которых совершены уже после возбуждения в отно-шении него уголовного преследования по ч. 1 ст. 334 УК РФ, отрицательной характеристике подсудимого по службе, флотский военный суд пришел к выводу, что само по себе примирение с потерпевшими, которое, как усматривается из материалов дела, имело место незадолго перед направлением уголовного дела в суд и исключительно по инициативе стороны защиты, существенно не изменило общественной опасности ни деяний, совершенных осужденным, ни его личности, а поэтому отказ гарнизонного военного суда освободить Гаджиева от уголовной ответственности не нарушил принципы справедливости и гуманизма.
Кроме того, по мнению суда апелляционной инстанции, ст. 254 УПК РФ не содержит самостоятельных оснований для прекращения уголовного дела, а лишь отсылает к нормативным предписаниям о порядке прекращения уголовного дела, в том числе по основаниям, предусмотренным ст. 251 УПК РФ.
Вытекающее из ст. 251 УПК РФ полномочие суда отказать в прекращении уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, несмотря на наличие о том ходатайства стороны защиты и предусмотренных ст. 762 УК РФ оснований, направлено на достижение конституционно значимых целей дифференциации уголовной ответственности и наказания, усиления их исправительного воздействия, предупреждения новых преступлений и тем самым – защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.
Поэтому доводы стороны защиты, фактически настаивавшей на том, что прекращение уголовного дела на основании ст. 251 УПК РФ по настоящему делу являлось не правом, а обязанностью суда, и безусловным основанием для отмены приговора судом апелляционной инстанции в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ, отклонены флотским военным судом как не основанные на действующем законодательстве.

Освобождение лица от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возможно только при соблюдении всех условий, предусмотренных ст. 762 УК РФ, нормы которой не содержат исключений из этого правила, в том числе для преступлений с формальным составом. Совершение такого преступления само по себе является вредом, который причиняется общественным отношениям в соответствующей сфере. Решение суда о прекращении уголовного дела должно быть мотивированным, в частности, в нем подлежат отражению конкретные меры, принятые обвиняемым (подозреваемым) по заглаживанию причиненного им вреда
13. Король обвинялся в том, что он, являясь военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, совершил неявку в срок без уважительных причин на службу в течение двух месяцев, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 337 УК РФ.
Мотивируя вывод об удовлетворении ходатайства следователя о пре-кращении уголовного дела и назначении обвиняемому судебного штрафа, судья Североморского гарнизонного военного суда сослался на то, что Король ранее к уголовной ответственности не привлекался, обвиняется в совершении преступления средней тяжести. Обвиняемый и его защитник поддержали ходатайство следователя и просили суд о прекращении уголовного дела по вышеизложенному основанию.
При этом судья указал, что нормы ст. 762 УК РФ подлежат применению даже в том случае, если диспозиция соответствующей статьи УК РФ не предусматривает причинение ущерба либо иного вреда в качестве обязательного признака состава преступления, либо когда в результате совершения преступления ущерб (вред) фактически не был причинен, как в данном случае, когда основным объектом преступления выступают воинские правоотношения.
Отменяя постановление в апелляционном порядке, Северный флотский военный суд пришел к выводу, что в силу ст. 29 УПК РФ, регламентирующей полномочия суда в уголовном процессе, только суд правомочен прекратить в отношении подозреваемого в совершении преступления средней тяжести уголовное дело или уголовное преследование по основаниям, предусмотренным ст. 251 УПК РФ, с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в соответствии с требованиями гл. 511 УПК РФ.
Нормы ст. 762 УК РФ в качестве одного из обязательных условий для освобождения лица судом от уголовной ответственности с назначением су-дебного штрафа предусматривают возмещение ущерба или иной способ за-глаживания вреда, причиненного преступлением.
Под заглаживанием вреда понимается имущественная, в том числе де-нежная, компенсация морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, принесение ему извинений, а также принятие иных мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления прав потерпевшего, законных интересов личности, общества и государства.
Военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, содержание и характер как обязанностей государства по отношению к ним, так и их обязанностей по отношению к государству.
Преступление, в котором обвиняется Король, относится к преступлениям против военной службы, при этом объектом рассматриваемого преступления является установленный порядок пребывания военнослужащего на военной службе.
Отсутствие военнослужащего на службе отрицательно влияет на выполнение повседневных задач боевой подготовки, поставленных перед подразделением, воинской частью. Уклонение от военной службы представляет собой прямое нарушение военнослужащим своего конституционного долга защищать Отечество.
Вред, причиненный преступлением, не заглажен, сведений о принятии обвиняемым каких-либо мер, направленных на восстановление нарушенных в результате преступления законных интересов государства, материалы дела не содержат, а добровольная явка в воинскую часть и раскаяние в содеянном, о чем указано в ходатайстве следователя, к таковым отнесены быть не могут.
Таким образом, оснований для применения к Королю положений ст. 762 УК РФ у судьи гарнизонного военного суда не имелось.

14. Зайцев обвинялся в том, что он, будучи подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения, вновь управлял автомобилем в состоянии опьянения, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 2641 УК РФ.
Постановлением судьи Тверского гарнизонного военного суда в ходе предварительного слушания, проведенного по ходатайству Зайцева, уголовное дело прекращено и обвиняемому назначен судебный штраф.
Московский окружной военный суд в апелляционном порядке данное постановление отменил, указав, что материалы дела не содержат сведений, подтверждающих возмещение ущерба или заглаживание Зайцевым иным образом причиненного преступлением вреда. Между тем несоблюдение этого условия, предусмотренного ст. 762 УК РФ, исключает возможность освобождения обвиняемого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

15. В ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Халиуллина, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 2912 УК РФ, в судебном заседании стороной защиты было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением подсудимому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. В обоснование защитник указал, что Халиуллин ранее не судим, обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести, диспозиция ч. 1 ст. 2912 УК РФ не предполагает наступления последствий в виде какого-либо ущерба.
Постановлением судьи Самарского гарнизонного военного суда обоснованно отказано в удовлетворении этого ходатайства.
Проанализировав положения ст. 762 УК РФ, ст. 251 УПК РФ, п. 2.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 (ред. от 29 ноября 2016 г.) «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», судья пришел к выводу, что обязательным условием применения меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа является возмещение ущерба или заглаживание вреда, причиненного преступлением.
По делу не установлено, что Халиуллин каким-либо образом загладил вред, причиненный преступлением против государственной власти и интересов государственной службы.

Размер судебного штрафа определяется судом с учетом тяжести со-вершенного преступления, имущественного положения лица, освобож-даемого от уголовной ответственности, и его семьи, а также с учетом возможности получения указанным лицом заработной платы или иного дохода
16. Томским гарнизонным военным судом рассмотрено ходатайство следователя о прекращении уголовного дела в отношении Кривощекова, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ, и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, мотивированное тем, что подозреваемый впервые совершил преступление средней тяжести и загладил вред, причиненный потерпевшей, путем принесения извинений.
В ходе судебного заседания потерпевшая и ее законный представитель (мать) подтвердили, что вред, причиненный преступлением, подозреваемым заглажен путем принесения извинений, которые ими приняты.
Судья, рассмотрев представленные материалы, вынес постановление об удовлетворении ходатайства следователя о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Кривощекова с назначением ему судебного штрафа в размере 120 000 рублей.
Не согласившись с постановлением, военный прокурор подал апелляционное представление, указав, что принесенные подозреваемым извинения не устраняют причиненный вред, в связи с чем уголовное дело не может быть прекращено.
В апелляционных жалобах потерпевшей и ее законного представителя высказано несогласие с размером назначенного судебного штрафа, который, по их мнению, должен быть назначен в меньшем размере.
Западно-Сибирский окружной военный суд, рассмотрев уголовное дела в апелляционном порядке, изменил постановление судьи первой инстанции и снизил размер судебного штрафа, назначенного Кривощекову, до 50 000 рублей, указав, что при определении размера такого штрафа не в полной мере учтено материальное положение подозреваемого, который не имеет профессионального образования, оказывает помощь матери в содержании своей малолетней сестры, а его доход составляет 9 000 рублей.
При этом доводы прокурора о том, что принесенных извинений недостаточно для заглаживания вреда, судом апелляционной инстанции обоснованно отвергнуты, поскольку условия, предусмотренные ст. 762 УК РФ, соблюдены.

Порядок назначения судебного штрафа в качестве меры уголовно-правового характера определен гл. 152 УК РФ, нормы которой предполагают назначение одного штрафа вне зависимости от количества преступлений, в совершении которых лицо подозревается (обвиняется)
17. Постановлением судьи Борзинского гарнизонного военного суда прекращено уголовное дело в отношении Абдуллина, обвинявшегося в совершении трех преступлений небольшой тяжести, и ему назначен судебный штраф в размере 130 000 рублей.
Восточно-Сибирский окружной военный суд признал решение суда о необходимости назначения одного штрафа обоснованным, поскольку положения ст. 762 УК РФ применяются к конкретному лицу, а не к каждому из совершенных им преступлений. Кроме того, судебный штраф не является уголовным наказанием, вопросы его назначения регулируются не положениями гл. 10 УК РФ, а нормами гл. 152 УК РФ, которые не предусматривают как возможности назначения судебных штрафов по каждому из вмененных преступлений, так и определения окончательного размера судебного штрафа по совокупности.

Возражение потерпевшего, которому имущественный вред возмещен в полном объеме, относительно возможности прекращения уголовного дела и назначения обвиняемому (подозреваемому) судебного штрафа само по себе не является препятствием для принятия такого решения
18. Постановлением судьи Мирненского гарнизонного военного суда прекращено уголовное дело в отношении Рудинского, обвиняемого в совер-шении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ, при следующих обстоятельствах.
Рудинский пытался тайно похитить из гипермаркета продукты и товары хозяйственно-бытового назначения на сумму 3409 рублей, однако не смог распорядиться ими по своему усмотрению, поскольку был задержан сотрудниками охраны на выходе из магазина.
В ходе судебного разбирательства подсудимый заявил ходатайство о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа в связи с тем, что он полностью возместил причиненный ущерб. Так, весь похищенный товар в целостности возвращен потерпевшему – индивидуальному предпринимателю, более того, Рудинский дополнительно перечислил на банковский счет потерпевшего денежные средств в размере 3409 рублей.
Представитель потерпевшего в судебном заседании полностью подтвердил факт возвращения всего похищенного товара и дополнительного получения денежных средств в размере его стоимости, однако, не приведя никаких доводов в обоснование своей позиции, ходатайствовал об осуждении Рудинского.
Прекращая дело и назначая судебный штраф, суд обоснованно указал, что подсудимым соблюдены все условия, установленные ст. 762 УК РФ, в том числе им полностью возмещен ущерб, поэтому имеются предусмотренные ст. 251 УПК РФ основания, необходимые для освобождения его от уголовной ответственности.
Требования представителя потерпевшего об осуждении Рудинского судом отклонены, поскольку конкретных причин, ставящих под сомнение возможность прекращения уголовного дела, приведено не было.

Для прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 251 УПК РФ, требуется согласие обвиняемого (подсудимого), которому должны быть разъяснены последствия этого, в том числе касающиеся судьбы принадлежащего ему имущества, признанного в качестве орудия преступления или иного средства его совершения вещественным доказательством
19. Томским гарнизонным военным судом по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Зайкина, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 258 УК РФ (незаконная охота с причинением крупного ущерба), вынесено постановление о прекращении дела с назначением судебного штрафа в связи с возмещением подсудимым стоимости незаконно добытых им животных.
При этом изъятый у Зайкина охотничий карабин возвращен этому лицу, без приведения в постановлении мотивов принятия судом такого решения.
Между тем судьба вещественных доказательств в соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ при прекращении уголовного дела решается по тем же правилам, что и при вынесении приговора. При этом п. 1 данной нормы установлено, что орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 7 марта 2017 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 81 и статьи 4016 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Е. Певзнера» уголовно-процессуальное законодательство имеет собственный предмет правового регулирования института конфискации имущества, признанного в качестве орудия преступления вещественным доказательством по уголовному делу.
По смыслу ч. 3 ст. 81 УПК РФ во взаимосвязи с положениями 1041 УК РФ, такие имущественные объекты, как орудия или иные средства совершения преступления, которые в качестве вещественных доказательств обеспечивают выявление имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, после завершения производства по данному делу, по существу, утрачивают свое процессуальное качество, но могут сохранять значимость как объекты вещного права (если только они не запрещены к обращению и не изъяты из незаконного оборота) и как таковые подлежать конфискации, которая в этих случаях, имея целью удержание самого правонарушителя и других лиц от противозаконного использования принадлежащего им имущества, выступает юридическим последствием инкриминируемого лицу уголовно наказуемого деяния.
Следовательно, конфискация орудий и иных средств совершения пре-ступления представляет собой публично-правовую санкцию, структурно обособленную от наказания; как мера уголовно-правового характера, выражающаяся в возложении на обвиняемого (осужденного) обязанности претерпеть дополнительные правоограничения уголовно-превентивного свойства, она по своей конституционно-правовой природе соотносима по некоторым признакам с наказанием, но не тождественна ему, а потому может применяться не только в качестве сопровождающей наказание вспомогательной меры при постановлении обвинительного приговора, но и при освобождении от наказания.
Выраженное обвиняемым (подсудимым) несогласие с возможным пре-кращением его права собственности на признанные вещественными доказа-тельствами имущественные объекты как последствие прекращения уголовного дела равнозначно несогласию с применением к нему института прекращения уголовного дела в целом. Соответственно, для прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию требуется отсутствие возражений обвиняемого (подсудимого) против применения данного основания с учетом юридических последствий относительно принадлежащего ему имущества, признанного в качестве орудия преступления или иного средства его совершения вещественным доказательством.
По результатам изучения материалов уголовного дела Западно-Сибирский окружной военный суд пришел к выводу, что последствия пре-кращения уголовного дела, включая предусмотренную ч. 3 ст. 81 УПК РФ конфискацию принадлежащего Зайкину охотничьего карабина, должны быть ему предварительно разъяснены, чего сделано не было.
Вместе с тем от мнения обвиняемого, осознающего указанные последствия прекращения уголовного дела с назначением ему судебного штрафа, зависит возможность применения данного института, поэтому приведенное судебное постановление нельзя признать обоснованным.