Приговор по ст150 ч 4 ук рф

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2013 г. N 53-Д13-8 Суд отменил принятые по делу судебные акты в части осуждения за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и прекратил производство в этой части в связи с отсутствием состава преступления в действиях осужденного

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Глазуновой Л.И., Ермолаевой Т.А.,

при секретаре Юрьеве А.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорной жалобе осуждённого Пугачева Е.М. на приговор Красноярского краевого суда от 24 декабря 2002 года, которым

Пугачев Е.М., . судимый

— 7 декабря 1999 года по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы, освобождён 14 января 2002 года условно-досрочно на 1 год 10 месяцев 25 дней,

осуждён по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы,

по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ — к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ч. 4 ст. 150 УК РФ — к 5 годам лишения свободы,

по ч. 2 ст. 325 УК РФ — к 1 году исправительных работ с удержанием 20% из заработка ежемесячно.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 21 год лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осуждён Бугаев М.В., надзорное производство, в отношении которого не возбуждалось.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И. выступление адвоката Шевченко Е.М., поддержавшей доводы надзорной жалобы и просившей об изменении приговора по изложенным в ней основаниям, прокурора Кечиной И.А., полагавшей, что доводы надзорной жалобы подлежат удовлетворению частично, судебная коллегия установила :

по приговору суда Пугачёв Е.М. осуждён за убийство Н., сопряжённое с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, за разбойное нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за кражу, причинившую значительный ущерб; за похищение других важных документов, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжких преступлений.

Преступления совершены 25 мая 2002 г. на территории . района . края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Уярского районного суда Красноярского края от 21 июня 2006 г. приговор изменён, действия Пугачева переквалифицированы с п.п. «б», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), исключён квалифицирующий признак совершения преступления «неоднократно», исключено указание на назначение дополнительного наказания по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ в виде конфискации имущества.

Судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда от 17 августа 2006 г. постановление Уярского районного суда Красноярского края от 21 июня 2006 г. изменено — из приговора исключено осуждение Пугачёва Е.М. за разбойное нападение по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ по признаку «неоднократно».

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 13 июля 2010 г. постановление Уярского районного суда Красноярского края от 21 июня 2006 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам от 17 августа 2006 г. изменены — действия Пугачёва Е.М. переквалифицированы с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) на п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г. № 133-ФЗ), по которой назначено наказание в виде 3 лет 10 месяцев лишения свободы; наказание, назначенное по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) снижено до 11 лет 10 месяцев лишения свободы; по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г. № 133-Ф3), п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 162, ч. 4 ст. 150, ч. 2 ст. 325 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 19 лет 10 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 7 декабря 1999 г. назначено 20 лет 9 месяцев лишения свободы.

Постановлением Емельяновского районного суда Красноярского края от 10 апреля 2012 г. изменён приговор Красноярского краевого суда от 24 декабря 2002 г. и последующие судебные решения — действия Пугачёва Е.М. переквалифицированы с п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 г. № 133-Ф3) на п. «в» ч. 2 ст. 158 (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ), по которой назначено наказание в виде 3 лет 9 месяцев лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 19 лет 9 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ назначено наказание в виде 20 лет 8 месяцев лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14 августа 2012 г. постановление Емельяновского районного суда от 10 апреля 2012 г. оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Пугачёв Е.М. просит приговор изменить, он считает, что его действия по ст. 158 УК РФ квалифицированы излишне, они охватываются диспозицией ст. 162 УК РФ, поскольку изначально между участниками преступления была договорённость о разбойном нападении с целью завладения автомашиной таксиста с находившемся в ней имуществом. Кроме того, просит в связи с изменениями, внесёнными в приговор Сухобузимского районного суда Красноярского края от 7 декабря 1999 г. постановлением президиума Красноярского краевого суда от 6 декабря 2012 г., освободить его от наказания, назначенного по приговору от 7 декабря 1999 года по амнистии от 26 мая 2000 года, исключить из приговора Красноярского краевого суда от 24 декабря 2002 года указание на назначение ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор и состоявшиеся последующие судебные решения в отношении Пугачева Е.М. подлежат изменению.

По настоящему приговору Пугачёву Е.М. было назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором Сухобузимского районного суда Красноярского края от 7 декабря 1999 г. — частично присоединено неотбытое наказание в виде 1 года лишения свободы.

Из материалов дела и представленных документов видно, что ранее 8 октября 1998 года Пугачев Е.М. был осуждён Сухобузимским районным судом Красноярского края по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Судебными инстанциями в связи с изменением действующего законодательства в приговоры Сухобузимского районного суда от 8 октября 1998 года и 7 декабря 1999 года вносились изменения.

В результате состоявшихся пересмотров приговора Сухобузимского районного суда от 8 октября 1998 года действия Пугачева Е.М. были декриминализированы, а из приговора этого же суда от 7 декабря 1999 г. было исключено указание на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ и снижено наказание, назначенное по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, до 3 лет лишения свободы.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 6 ноября 2012 г. наказание, назначенное Пугачёву Е.М. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ по приговору Сухобузимского районного суда Красноярского края от 7 декабря 1999 г. снижено до 3 лет лишения свободы.

С учетом внесённых президиумом Красноярского краевого суда от 6 ноября 2012 года в приговор от 7 декабря 1999 года изменений в силу положений ч. 3 ст. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года об объявлении амнистии в связи с 55-летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов Пугачев Е.М. подлежит освобождению от наказания, что влечет исключение из приговора Красноярского краевого суда от 24 декабря 2002 года назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Кроме того приговор в части осуждения Пугачева Е.М. за вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления подлежит отмене.

Пугачеву Е.М. предъявлено обвинение в том, что он предложил несовершеннолетнему Бугаеву М.В. совершить разбойное нападение на водителя такси, убить его и завладеть автомашиной, за что он и осуждён.

Согласно диспозиции ст. 150 УК РФ вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления образуют такие активные действия психического и физического воздействия совершеннолетнего лица, которые направлены на возбуждение желания несовершеннолетнего совершить преступление посредством обещаний, обмана, угроз или иных способов.

Признавая Пугачева Е.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ, суд при описании преступного деяния указал в приговоре, что «он предложил Бугаеву М.В. совершить разбойное нападение на водителя такси с целью похищения автомобиля импортного производства, а водителя убить, на что тот согласился. ».

Наличие других действий, направленных на вовлечение Бугаева М.В. в совершение преступления, органами предварительного расследования и судом не установлено.

Факт совместного с несовершеннолетним участия взрослого лица в совершении преступления не образует состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ. Предложение Бугаеву М.В. совершить нападение и убить водителя такси свидетельствует лишь о совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части осуждения Пугачева Е.М. по ч. 4 ст. 150 УК РФ и производство по делу прекратить за отсутствием состава преступления в его действиях.

Доводы Пугачева Е.М. в той части, что его действия по факту завладения имущества потерпевшей излишне квалифицированы по ст. 158 УК РФ, судебная коллегия находит несостоятельными.

Как установлено судом, изначально умысел осуждённых при нападении на водителя такси был направлен на завладение автомашиной. Остальное имущество, оказавшееся при потерпевшей, они решили забрать после её убийства. Поэтому суд правильно квалифицировал их действия по факту завладения золотыми украшениями потерпевшей, как тайное хищение.

С учетом уменьшения объема обвинение подлежит снижению назначенное Пугачеву Е.М. наказание.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 24 декабря 2002 года, постановление Уярского районного суда Красноярского края от 21 июня 2006 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 17 августа 2006 года, постановление президиума Красноярского краевого суда от 13 июля 2010 года, постановление Емельяновского районного суда Красноярского края от 10 апреля 2012 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14 августа 2012 года в отношении Пугачева Е.М. по ч. 4 ст. 150 УК РФ отменить и производство по делу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить за отсутствием состава преступления в его действиях.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 162, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 325 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно назначить 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

В остальной части состоявшиеся судебные решения в отношении Пугачева Е.М. оставить без изменения, а надзорную жалобу — без удовлетворения.

В Санкт-Петербурге вынесен приговор жителю города, совершившему многочисленные пересылки наркотических средств в составе организованной группы

18 июля 2014 года 18:14

Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес приговор по уголовному делу в отношении Евгения Кузнецова, входившего в состав организованной преступной группы, занимавшейся незаконной пересылкой наркотических средств. Он признан виновным в совершении 21 преступления, квалифицированных по п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (незаконная пересылка наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой), 2 преступлениях по ч. 3 ст. 30, п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт и пересылку наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой), а также преступ­лениях, предусмотренных ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступлений, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, в крупном размере, организованной группой), ч. 2 ст. 35, ч. 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего, путем обещаний, в преступную группу и в совершение особо тяжких преступлений, группой лиц по предварительному сговору).

Суд установил, что с марта по 15 октября 2011 года члены организованной преступной группы в арендованных гаражах кустарным способом изготавливали «курительные смеси», содержащие наркотические средства, которые хранили в различных квартирах на территории Калининского района Санкт-Петербурга и продавали через специально созданный сайт в сети «Интернет», направляя покупателям в почтовых отправлениях через отделения почтовой связи ФГУП «Почта России» Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Денежные средства от продажи «курительных смесей» перечислялись покупателями на расчетные счета указанных членами организованной группы фирм, оформленных на подставных лиц, после чего под видом юридически значимых сделок переводились на счета фирм-однодневок и обналичивались. В общей сложности членами организованной преступной группы подобным образом было легализовано не менее 27 млн. 011 тыс. 950 рублей.

Кроме того, Кузнецов путем обещания материального вознаграждения совместно с иным лицом не позднее августа 2011 года вовлек в состав органи­зованной группы и совершение особо тяжких преступлений семнадцатилетнего подростка, заведомо зная о том, что он является несовершеннолетним.

Прокуратурой г. Санкт-Петербурга на стадии предварительного расследования с Кузнецовым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, условия которого подсудимый выполнил в полном объеме, что, с учетом состояния его здоровья, позволило суду назначить Кузнецову наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкциями соответ­ствующих статей Уголовного кодекса РФ.

Приговором суда Кузнецов признан виновным в полном объеме предъявленного обвинения и ему назначенонаказаниев виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вы можете найти эту страницу по следующему адресу:

Приговор по ст150 ч 4 ук рф

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Ульяновск 07 апреля 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Москалевой Е.Г.,

судей Савельевой О.И., Терентьевой Н.А.,

при секретаре Тураевой Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 07 апреля 2010 года кассационное представление государственного обвинителя — заместителя прокурора Майнского района Ульяновской области Шундиковой О.И. на приговор Майнского районного суда Ульяновской области от 27 февраля 2010 года, которым

Б Е З Р У К О В С*** П***, родившийся *** 1989 года в с. Н*** Ш*** района Республики Чувашия, гражданин РФ, со *** образованием, ***, не работавший, проживавший по адресу: Ульяновская область, М*** район, с. А***, ранее не судимый,

— осуждён по ст. 150 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 240 часам обязательных работ;

по ст. 158 ч. 2 пп. «а, б» УК РФ (по эпизоду от 08 октября 2009 года) к 200 часам обязательных работ;

по ст. 158 ч. 2 пп. «а, б» УК РФ (по эпизоду от 09 октября 2009 года) к 220 часам обязательных работ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде обязательных работ сроком на 280 часов.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Постановлено взыскать с осуждённого Безрукова С.П. в доход государства процессуальные издержки в сумме 6 265 рублей 98 копеек.

По этому же делу освобождён от уголовного наказания несовершеннолетний Я*** с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Савельевой О.И., выступления осужденного Безрукова С.П., потерпевшего Макеева Г.Я., прокурора Мачинской А.В., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Безруков С.П. признан виновным в совершении 8 и 9 октября 2009 года тайного хищения имущества М***. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, а также в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления путём обещаний и иным способом, связанном с вовлечением в преступную группу.

Преступления совершены в селе А*** Майнского района Ульяновской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель – заместитель прокурора Майнского района Ульяновской области Шундикова О.А., не оспаривая доказанность вины Безрукова в содеянном и квалификацию его действий, просит приговор отменить ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания, которое не соответствует тяжести преступления, личности осуждённого, характеру и степени общественной опасности совершённых преступлений, роли Безрукова в их совершении. При этом указывает на то, что Безруковым совершено три преступления, одно из которых относится к категории тяжких. Безруков вовлёк двоих несовершеннолетних в преступную группу с целью совершения преступлений, что само по себе представляет повышенную общественную опасность. По месту жительства Безруков характеризуется как лицо, на которое в администрацию поселения поступали устные обращения граждан на его поведение в быту, склонен к употреблению спиртных напитков. Считает также, что суд в приговоре лишь ограничился ссылкой на квалифицирующий признак состава преступления, предусмотренного ст. 150 ч. 4 УК РФ, при этом недостаточно мотивировал действия осуждённого Безрукова по указанной норме закона.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

В судебном заседании:

Прокурор Мачинская А.В. поддержала доводы кассационного представления и просила отменить приговор с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Потерпевший М***. согласился с кассационным представлением, дополнив, что Безрукову назначено чрезмерно мягкое наказание.

Осужденный Безруков С.П., не соглашаясь с доводами кассационного представления, просил приговор суда оставить без изменения.

Проверив представленные материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия считает приговор в отношении Безрукова подлежащим изменению.

Виновность Безрукова С.П. в совершении двух краж имущества М***. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище установлена и подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств, осужденным признана и в кассационном представлении не оспаривается.

Юридическая оценка действиям Безрукова С.П. по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б», 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ дана правильно.

Наказание Безрукову назначено за совершение указанных преступлений в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, характеризующих данных о личности виновного, всех обстоятельств дела, в том числе и указанных в приговоре смягчающих обстоятельств, влияющих на наказание.

Оно соразмерно содеянному, личности виновного и отвечает принципу справедливости.

Безруков также осужден за то, что 08.10. 2009 года вовлек лицо, не достигшее возраста, с которого наступает уголовная ответственность, и несовершеннолетнего Я***. путем обещаний поделиться деньгами, полученными от продажи похищенного имущества, разжигания корыстных интересов, в совершение преступной группой кражи имущества М***., которую они совершили в этот же день, действуя группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Правильно установив фактические обстоятельства, суд дал неверную оценку действиям Безрукова, квалифицировав их по части 4 статьи 150 УК РФ как вовлечение в преступную группу.

По указанной норме закона подлежат квалификации действия лица, вовлекшего несовершеннолетнего в преступную группу только в том случае, если несовершеннолетний вовлекается в уже созданную группу или создаваемую группу лиц по предварительному сговору, которая будет таковой и без его участия, т.е. если на момент вовлечения уже имеется предварительная договоренность о совершении преступления между как минимум двумя лицами, подлежащими уголовной ответственности.

Достижение договоренности между Безруковым и лицом, не подлежащим уголовной ответственности, на совершение преступления, не образует преступной группы. Преступная группа образовалась лишь с участием несовершеннолетнего Я***, когда Безруков его вовлек в совершение преступления средней тяжести в качестве соисполнителя.

При таких обстоятельствах действия Безрукова подлежат переквалификации на часть 1 ст. 150 УК РФ с назначением наказания в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ и учетом совокупности указанных в приговоре смягчающих обстоятельств, обоснованно признанных исключительными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Майнского районного суда Ульяновской области от 27 февраля 2010 года в отношении БЕЗРУКОВА С*** П*** изменить:

переквалифицировать действия Безрукова С.П. с части 4 статьи 150 УК РФ на часть 1 статьи 150 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде обязательных работ сроком на 220 часов.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказаний, назначенных по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ ( по эпизоду от 08.10.2009 г) и ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ ( по эпизоду от 09.10.2009 г), окончательно назначить наказание к отбытию в виде обязательных работ сроком на 240 часов.

В остальном этот приговор в отношении Безрукова С.П. оставить без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.

Манежкин приговор

Суд приговорил участников беспорядков на Манежке к срокам от двух до пяти с половиной лет

Активист «Другой России» Игорь Березюк получил пять с половиной лет колонии общего режима за драку с омоновцем на Манежной площади 11 декабря 2010 года. Других участников беспорядков суд отправил за решетку на сроки от двух до четырех лет. Часть обвинений с подсудимых сняли. Защитники приписывают «компромиссное» решение суда общественному резонансу вокруг процесса и намерены обжаловать приговор.

ОМОН у входа в здание, кинолог с собакой, прочесывающие коридор, и судебные приставы в бронежилетах — посетители Тверского районного суда Москвы в пятницу стали свидетелями повышенных мер безопасности, принятых правоохранительными органами. Причина — оглашение приговора по делу о беспорядках на Манежной площади, назначенное на 12.00, но начавшееся с полуторачасовым опозданием. Журналисты и телеоператоры, родственники подсудимых и сочувствующие (в том числе лидер партии «Другая Россия» Эдуард Лимонов) с трудом проталкивались в тесных коридорах суда, ожидая начала заседания. Когда в зал все-таки пустили, собравшихся из клетки приветствовали подсудимые. Активисты незарегистрированной «Другой России» Кирилл Унчук, Игорь Березюк и Руслан Хубаев махали зрителям руками, смеялись в голос. Самый молодой обвиняемый, Унчук (23 года ему исполнилось уже в СИЗО), позировал фотографам, сложив пальцы в «козу» и с довольной улыбкой выкрикивая: «Всем рок-н-ролл!» Беспартийные обвиняемые Леонид Панин и Александр Козевин беседовали, сидя в клетке. На Козевина робко поглядывала мать, вполуха слушая Лимонова, который уговаривал ее, что «Мосгорсуд, может быть, годик скинет». «Приговор нам уже вынесен», — не надеялся на оправдание 34-летний Хубаев, бритый налысо мужчина в очках с бородкой — как у партийного лидера, только пока не седой.

В итоге суд признал виновными всех пятерых подсудимых, сняв с них только часть предъявленных прокуратурой статей. Березюк получил пять с половиной лет колонии общего режима, Хубаев — четыре года строгого режима, Унчук — три года общего, Козевин — два с половиной года строгого режима, а Панин — два года общего.

Приговор судьи (обвиняемых судила тройка: Александра Ковалевская, Алексей Криворучко и Игорь Алисов), сменяя друг друга, читали два часа. С Унчука и Панина были сняты обвинения по ч. 3 ст. 212 УК (призывы к массовым беспорядкам), потому что в суде не подтвердилась версия следствия о том, что они выкрикивали какие-либо лозунги. Суд постановил, что оба применяли к сотрудникам полиции «неопасное насилие» (ч. 1 ст. 318 УК): бросали в них металлические ограждения, куски льда, украшения с новогодней елки и бутылки.

Хубаев и Козевин виновны по той же ч. 1 ст. 318 УК. Впрочем, сам Козевин, который был на Манежке сильно пьяным, говорил в суде, что металлическое ограждение не бросал, а, наоборот, держался за него, чтобы не упасть. Хубаев же подчеркивал, что ограждения, о которых идет речь, весят «минимум по 20 килограммов», поэтому бросить их, и то недалеко, могли только три человека сразу, в одиночку их получалось «только толкнуть перед собой». Хубаева с Козевиным также признали виновными в призывах к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК): Козевин кричал «Бей ментов!» (в суде он сказал, что не помнит этого по причине алкогольного опьянения), а Хубаев — «Русские, вперед!». 34-летний нацбол убеждал суд, что протестовал против произвола ОМОНа, который теснил людей на площади и применял насилие, но к его показаниям тройка отнеслась критически.

«Россия для русских, Москва для москвичей» — этот лозунг, по версии обвинения, скандировал белорус Березюк, также осужденный за призывы к беспорядкам. «Лозунг «Москва для москвичей» не поддерживает, так как москвичом не является», — пересказала показания самого Березюка судья Ковалевская, но позже добавила, что к ним суд тоже относится критически.

Самое тяжкое обвинение против Березюка, с которым суд согласился, — применение опасного насилия к представителю власти (ч. 2 ст. 318 УК). Нацбол ударил по голове и по ногам омоновца Наумова, тот обратился в больницу, где у него зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму.

Адвокат Березюка Дмитрий Аграновский в процессе заподозрил сотрудника полиции в нечестности: травму он получил 11 декабря, а к врачам обратился только 17-го. Сам Наумов в суде объяснил, что пошел в больницу, потому что не проходила головная боль, и это объяснение было учтено в приговоре.

Впрочем, по двум статьям Уголовного кодекса Березюка все-таки оправдали: суд решил, что он невиновен по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти или вражды) и ч. 4 ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления). Прокуратура заявляла, что Березюк не только сам поехал на Манежку, но и подговорил поучаствовать в беспорядках 15-летнего Илью Кубракова, которому дал мегафон и пообещал полторы тысячи рублей. Кубраков, которого обвиняют еще и в убийстве, совершенном через сутки после событий на площади, в суде отказался от показаний против Березюка, противоречиво отвечал на вопросы и доверия у суда не вызвал.

Подсудимые, услышав меньшие сроки, чем просил для них гособвинитель, не спешили радоваться. «Исправление невозможно без изоляции от общества», — объявила судья, отправив в колонии всех пятерых. «Ребята, мы вас дождемся!» — кричали активистам «Другой России» соратники по партии, которых спешно выпроваживали из зала судебные приставы. «Этот приговор вызывает двойственные чувства, — давал комментарии в сутолоке коридора адвокат Аграновский. — С одной стороны, суд явно пошел на компромисс. Но с другой стороны, наши ребята все равно считаются организаторами беспорядков, единственными, кто понес за них ответственность, что, безусловно, не так».

Ни один из подсудимых не отрицал, что был на Манежке 11 декабря 2010 года. Но каждый подчеркивал, что пришел туда самостоятельно, ни с кем не договариваясь. Панин и Козевин до суда вообще не были знакомы ни друг с другом, ни с нацболами.

Березюк рассказывал, что пришел на акцию памяти убитого футбольного болельщика Егора Свиридова, «чтобы выразить свою гражданскую позицию». Хубаев отметил, что и сам по себе погибший фанат, и траурные мероприятия ему были абсолютно безразличны: он приехал на Манежку, «так как интересуется формированием гражданского общества», и поддерживал протестные, а не националистические лозунги участников акции. Унчук вообще ехал мимо Манежной площади по работе (он трудился курьером), но, увидев происходящее, решил не оставаться безучастным. Панин пришел с другом сначала на Кронштадский бульвар, где убили Свиридова, потом приехал на Манежку. Так же поступил и Козевин с приятелем, только еще на Кронштадском бульваре они крепко выпили, на площади продолжили, а в итоге будущий подсудимый кричал на полицейских матом и пытался расстегнуть ширинку, что омоновцы расценили как попытку оскорбления.

«Никакой это не компромисс, — не согласен с коллегой Аграновским защитник Хубаева Евгений Архипов. — Приговор смягчили только благодаря журналистскому вниманию и общественной огласке, но дело так и осталось политическим». Все адвокаты намерены подавать жалобы в вышестоящую инстанцию — Мосгорсуд. По их мнению, подсудимые стали «козлами отпущения»: членов «Другой России» арестовали за принадлежность к партии, как «примелькавшихся» полицейским, а Панин с Козевиным оказались «удобными» обвиняемыми, потому что ранее уже были судимы (первый — за побои, второй — за грабеж).

«Прокуратура просила реального лишения свободы, и они его получили», — прокомментировал решение суда гособвинитель Алексей Смирнов.

Он не стал отвечать на вопрос журналистов, будет ли прокуратура обжаловать приговор Тверского суда, в котором подсудимые оправданы по части вмененных им статей, сославшись на то, что «нужно еще изучить текст приговора». Смирнов отверг все обвинения в политической мотивированности уголовного дела, отметив, что «подсудимых хорошо видно на фотографиях и видеозаписях, сделанных вашими коллегами». Прокурор также считает, что вынесенные в один день приговоры по делу о беспорядках на Манежной и делу об убийстве Свиридова, которое спровоцировало многотысячные выступления, — «это не более чем совпадение». На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», удалось ли следствию найти участников беспорядков на Манежке, которые избивали прохожих неславянской внешности, Смирнов ответил: «Они находятся в розыске, устанавливаются их личности».

После того как прокурор прокомментировал решение суда перед телекамерами, один из нацболов, пришедших поддержать осужденных, облил его водой.

В лицо гособвинителю плеснул водой активист «Другой России» Матвей Крылов, ожидавший у здания Тверского суда, когда под конвоем выведут его соратников. Когда Крылова стали задерживать, его соратники (всего у здания стояло около 20 нацболов), скандируя «Свободу, свободу!», попытались остановить сотрудников полиции. Началась потасовка, в итоге 10 человек были задержаны. Как рассказал журналистам по телефону сам Крылов, сейчас он находится в автозаке на Цветном бульваре вместе с другими задержанными, ему собираются предъявить обвинение в оскорблении представителя власти.

В пресс-службе Генпрокуратуры России сообщили, что гособвинитель Смирнов уже обратился в Тверской следственный отдел СУ СК по Москве с заявлением о возбуждении уголовного дела «в связи с наличием в действиях неустановленного лица признаков состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 296 УК РФ (угроза причинением вреда здоровью, совершенная в отношении прокурора, в связи с рассмотрением дела в суде)». По этой статье предусмотрено наказание до двух лет лишения свободы.

Статья 150 УК РФ. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (действующая редакция)

1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, совершенное родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 150 УК РФ

1. Объективная сторона преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления. Действия того, кто вовлекает, всегда конкретны, т.е. предполагают внушение несовершеннолетнему мысли о необходимости совершения конкретного преступления.

Не является вовлечением заведомо неправильное воспитание другого лица, развитие в нем преступных наклонностей или вовлечение в общество порочных людей, простое присутствие подростка при совершении взрослым преступления, без активных действий с его стороны и т.п.

2. В комментируемой статье содержится открытый перечень способов вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления: обещание, обман, угроза, иные способы. Способы, используемые виновным, могут быть самыми разнообразными (например, просьба, подкуп, уговоры).

Частью 1 ст. 150 УК охватываются угроза уничтожения или повреждения чужого имущества, угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Когда при вовлечении применяется насилие или угроза его применения, законодатель придает им значение квалифицирующих признаков (ч. 3 ст. 150 УК).

3. Состав преступления формальный. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» вовлечение является оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление. Если желаемый результат для виновного не наступит по не зависящим от него обстоятельствам, необходимо применять норму о покушении. Следовательно, действия вовлекателя будут квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 150 УК (п. 42).

4. В тех случаях, когда несовершеннолетний совершил преступление, в которое оказался вовлеченным, виновный несет ответственность по совокупности преступлений: за вовлечение в совершение преступления по ст. 150 УК и за подстрекательство к преступлению, в которое он вовлек несовершеннолетнего, а если он при этом и сам участвовал в совершении преступления, то и как соисполнитель этого преступления.

Вовлечение в совершение преступления не одного, а нескольких несовершеннолетних не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст. 150 УК.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Умыслом виновного должна охватываться и осведомленность о возрасте лица, вовлекаемого им в преступление.

6. Субъект преступления — любое лицо, достигшее возраста 18 лет. При этом разница в возрасте несовершеннолетнего потерпевшего и виновного значения не имеет.

7. Часть 2 статьи предусматривает уголовную ответственность родителей, педагогов и иных лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетнего. Помимо кровных родителей ответственность могут нести отчим, мачеха, приемные родители, а также родители, лишенные родительских прав.

Иными лицами, ответственными за воспитание, являются педагогические, медицинские, социальные работники, психологи и другие специалисты, которые в соответствии с законодательством РФ несут ответственность за работу по воспитанию, образованию, охране здоровья, социальной поддержке и социальному обслуживанию ребенка, по поручению органов опеки и попечительства и других компетентных органов могут участвовать в мероприятиях по обеспечению защиты прав и законных интересов ребенка в органах образования, здравоохранения, труда и социального развития, правоохранительных и других органах, занимающихся защитой прав ребенка.

8. В ч. 3 статьи устанавливается повышенная ответственность за деяния, предусмотренные в ч. ч. 1 и 2 ст. 150, если они совершены с насилием или угрозой его применения. Понятие «насилие» включает неопасное для жизни и здоровья насилие, а также причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Если насилие, применяемое при вовлечении, повлекло причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК) или было сопряжено с истязанием (ч. 2 ст. 117 УК), виновный дополнительно привлекается к ответственности по соответствующим нормам.

Угроза применения насилия подразумевает психическое воздействие на несовершеннолетнего. Она может быть любой, включая угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнего.

9. В ч. 4 статьи предусмотрены три особо квалифицирующих признака — вовлечение несовершеннолетнего:

1) в преступную группу;

2) в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления;

3) в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Под преступной группой следует понимать как группу лиц по предварительному сговору, так и организованную группу или преступное сообщество (ст. 35 УК). Вовлечение в группу лиц без предварительного сговора невозможно, так как у виновного и несовершеннолетнего заранее возникает договоренность о совершении преступления в будущем.

О понятии тяжких и особо тяжких преступлений см. комментарий к ст. 15 УК.

Под мотивом национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды следует понимать обусловленные определенными потребностями внутренние побуждения, выражающие стремление виновного показать свое превосходство и неполноценность потерпевшего по причине его принадлежности к конкретной нации либо по причине его расовой принадлежности, либо по причине исповедания им определенной религии и вследствие этого свое ненавистное к нему отношение, унизить его достоинство.

В такой ситуации виновный осознает общественную опасность и направленность своих действий на возбуждение желания у несовершеннолетнего совершить именно преступление экстремистской направленности и желает действовать определенным образом.