Общепризнанные принципы и нормы международного права как источники трудового права

Статья 10 ТК РФ. Трудовое законодательство, иные акты, содержащие нормы трудового права, и нормы международного права

Новая редакция Ст. 10 ТК РФ

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Если международным договором Российской Федерации установлены другие правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, применяются правила международного договора.

Комментарий к Статье 10 ТК РФ

В статье 10 Трудового кодекса РФ излагается основной принцип международного трудового права. Если международным договором РФ установлены другие правила, нежели предусмотрены трудовым законодательством, применяются правила международного договора.

Другой комментарий к Ст. 10 Трудового кодекса Российской Федерации

1. Одной из особенностей трудового права России является то, что система источников этой отрасли права включает в свой состав довольно большой массив международно-правовых актов, содержащих принципы и нормы правового регулирования трудовых и связанных с ними отношений. Такое положение основывается на ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, которая установила, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Те же положения содержатся в ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». В практическом плане данное положение Закона открывает возможность и необходимость прямого использования норм международного трудового права всеми субъектами правоприменения в нашей стране. Необходимость прямого применения принципов и норм международного права вытекает и из содержания Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», в котором подчеркнуто, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы.

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами принципов и норм международного права вообще и международного трудового права в частности Пленум Верховного Суда РФ дал следующие разъяснения:

1) в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17).

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Исходя из этого, а также из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции РФ, права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам РФ являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции РФ. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений, одним из которых является МОТ;

2) международные договоры РФ наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 1 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»).

Частью правовой системы РФ являются также заключенные СССР действующие международные договоры, в отношении которых РФ продолжает осуществлять международные права и обязательства СССР в качестве государства — правопреемника Союза ССР.

Согласно п. «а» ст. 2 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» под международным договором РФ надлежит понимать международное соглашение, заключенное РФ с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т.п.).

Международные договоры РФ могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства РФ (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры);

3) согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров РФ, не требующие для применения издания внутригосударственных актов, действуют в РФ непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерацией принимаются соответствующие правовые акты.

К числу непосредственно действующих в России международно-правовых актов, регулирующих трудовые и непосредственно связанные с ними отношения, относятся:

а) Филадельфийская и Женевская декларации МОТ, формулирующие общепризнанные принципы международного трудового права и фундаментальные трудовые права, являющиеся основополагающими началами для национального правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений для всех государств-членов МОТ;

б) Всеобщая декларация прав человека 1948 г. (подробнее о содержании деклараций МОТ и ООН см. ст. 2 ТК РФ и комментарий к ней).

Наряду с непосредственно действующими в нашей стране международно-правовыми актами, система трудового права России включает принципы и нормы международного права, которые содержатся в пактах ООН, конвенциях МОТ, международно-правовых актах, принимаемых региональными объединениями государств, а также в двусторонних соглашениях и договорах, заключаемых Россией с иностранными государствами. Как правило, эти международно-правовые акты становятся частью правовой системы России не автоматически. По крайней мере в трудовое право России они включаются (имплантируются) фактически только двумя способами: а) путем ратификации пактов, конвенций и иных актов международных организаций или их органов, участником (членом) которых является Россия; б) посредством ратификации двусторонних и многосторонних международно-правовых договоров, заключаемых Россией с другими государствами.

Первый способ пополнения российской правовой системы принципами и нормами международного права производен от правотворческой деятельности ООН, МОТ, европейского регионального объединения государств (Совета Европы и Европейского союза), СНГ. Например, в таких актах ООН, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., формулируются основные социально-экономические права трудящихся. Аналогичную роль применительно к конкретному региону выполняют акты, принимаемые Советом Европы, членом которого является Россия, и Европейским союзом, членом которого Россия не является. В частности, Совет Европы принял более 130 конвенций, в том числе Европейскую конвенцию о правах человека 1950 г. и Европейскую социальную хартию 1961 г., подписанную Россией 14 сентября 2000 г., но пока ею не ратифицированную (см.: Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998).

Российская Федерация как государство-член СНГ является субъектом многосторонних соглашений, принятых в рамках этой международной организации, отдельные из которых содержат положения, регулирующие трудовые отношения. Примером таких актов является Соглашение 1995 г. правительств государств-участников СНГ о сотрудничестве в области миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов (ратифицировано Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. N 47-ФЗ // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1457), которое содержит базовые принципы согласованной законодательной политики в области миграции трудовых ресурсов СНГ.

Примером двусторонних документов может служить Соглашение между Правительствами РФ и Киргизской Республики о трудовой деятельности и социальной защите трудящихся-мигрантов (Федеральный закон от 14 ноября 1997 г. N 139-ФЗ). Подобного рода соглашения заключены и с другими государствами.

2. Нормы международного права служат прежде всего источником основополагающих прав трудящегося человека в современном человеческом сообществе. Например, Всеобщая декларация прав человека закрепила следующие права такого рода (ст. 23):

1) каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы;

2) каждый человек без какой-либо дискриминации имеет право на равную оплату за равный труд;

3) каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи и дополняемое при необходимости другими средствами социального обеспечения;

4) каждый имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов;

5) каждый имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый отпуск (ст. 24).

Одним из важнейших международных правовых актов, устанавливающих фундаментальные трудовые права, является Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, ст. 6 которого гласит:

«1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права.

2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами в целях полного осуществления этого права, включают программы профессионально-технического обучения и подготовки, пути и методы достижения неуклонного экономического, социального и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека».

Участвующие в Пакте государства признают право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности (ст. 7):

a) вознаграждение, обеспечивающее как минимум всем трудящимся:

справедливую заработную плату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, причем, в частности, женщинам должны гарантироваться условия не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной платой за равный труд; удовлетворительное существование для них самих и их семей;

b) условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;

c) одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации;

d) отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.

Участвующие в Пакте государства обязуются обеспечить (ст. 8):

a) право каждого человека создавать для осуществления своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

b) право профессиональных союзов образовывать национальные федерации или конфедерации и право этих последних основывать международные профессиональные организации или присоединяться к таковым;

c) право профессиональных союзов функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

d) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами каждой страны.

Российские принципы правового регулирования отношений в сфере труда базируются также на нормах международного трудового права, содержащихся в документах Международной организации труда (МОТ), членом которой является Российская Федерация. Роль данных документов выполняют в первую очередь такие основополагающие документы МОТ, как Декларация о целях и задачах Международной организации труда, принятая 10 мая 1944 г. на 26-й сессии Международной конференции труда (МКТ) в Филадельфии, и Декларация об основополагающих принципах и правах в сфере труда и механизм ее реализации, которая принята 18 июня 1998 г. на 86-й сессии МКТ в Женеве (см.: Международное Бюро Труда. Женева, 1998).

Декларация МОТ 1944 г. устанавливает следующие фундаментальные идеи, на которых основываются вся деятельность Организации и создаваемые ею нормы международного трудового права:

труд не является товаром;

свобода слова и свобода объединения являются необходимым условием постоянного прогресса;

нищета в любом месте является угрозой для общего благосостояния;

борьба с нуждой должна вестись с неослабевающей энергией в каждом государстве и постоянными и согласованными усилиями в международном масштабе, в которых представители трудящихся и работодателей, пользующиеся равными правами с представителями правительств, объединяются с ними для свободного обсуждения и принятия демократических решений в целях содействия общему благосостоянию.

В свою очередь, Декларация 1998 г. к числу фундаментальных принципов международного трудового права относит:

свободу объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров;

упразднение всех форм принудительного или обязательного труда;

действенное запрещение детского труда;

недопущение дискриминации в области труда и занятий.

Принимая Декларацию 1998 г., Международная конференция труда подчеркнула, что:

a) свободно вступая в МОТ, все государства-члены признали принципы и права, закрепленные в Уставе и в Декларации 1944 г., и обязались добиваться достижения всех целей Организации, используя для этого все имеющиеся в их распоряжении средства с полным учетом присущих им особенностей;

b) указанные принципы и права получили свое выражение и развитие в форме конкретных прав и обязательств в конвенциях, признанных в качестве основополагающих как в самой Организации, так и за ее пределами.

Одновременно Декларация 1998 г. фактически возложила на государства-члены МОТ новую обязанность, содержание которой основывается на том, что даже в случае отсутствия у них актов ратификации каких-то конкретных конвенций они тем не менее имеют одно общее обязательство, вытекающее из самого факта их членства в МОТ. Суть этого обязательства состоит в необходимости в соответствии с Уставом МОТ добросовестно соблюдать, а также содействовать применению и претворению в жизнь принципов, касающихся основополагающих прав, содержащихся в декларациях и соответствующих конвенциях.

3. Нормы международного трудового права содержатся главным образом в конвенциях МОТ, которая является специализированной организацией ООН, уполномоченной мировым сообществом на разработку и принятие международных трудовых стандартов. Данные стандарты представляют собой результат международно-правового нормотворчества, нацеленного на регулирование труда с помощью принятия многосторонних соглашений (конвенций) государств-членов МОТ. Они касаются самых разных вопросов применения наемного труда, улучшения его условий, охраны, защиты индивидуальных и коллективных интересов работников и др. К настоящему времени МОТ приняты две декларации и 185 конвенций. Из них Россия ратифицировала 60 конвенций, в числе которых 53 действующие конвенции (Lists of Ratifications by Convention and by Country (as at 31 December 2005). Geneva, 2002. P. 242). 50 конвенций были ратифицированы СССР и достались России в порядке правопреемства, а десять конвенций были ратифицированы Российской Федерацией. Разница между числом ратифицированных и действующих в России конвенций объясняется тем, что семь Конвенций (N 10, 15, 58, 59, 60, 108, 112, 123) были полностью пересмотрены МОТ в результате принятия в 1973 г. обобщающей Конвенции N 138 «О минимальном возрасте приема на работу» и в 2003 г. Конвенции N 185, пересматривающей Конвенцию N 108 1958 г.

2. Согласно ч. 2 ст. 10 ТК РФ положения международных договоров, в которых участвует Российская Федерация, имеют приоритет над другими нормам российского трудового права, поэтому в случае коллизии норм таких международных договоров с законами и иными правовыми актами России, содержащими нормы трудового права, применяются правила международного договора.

Об этом же говорится в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 2 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»; согласно п. 3 той же статьи положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации действуют в Российской Федерации непосредственно. В практическом плане это означает необходимость для всех субъектов применения норм трудового права в России знать и применять положения тех конвенций МОТ, которые ратифицированы нашей страной.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ

Сегодня МОТ осуществляет свою правотворческую деятельность путем принятия двух видов международно-правовых документов:

    1. рекомендательные (декларации, рекомендации);
    2. юридически обязательные (пакты, конвенции, протоколы).

Общепризнанно, что юридическая сила международных норм трудового права строится на трех аксиомах:

      1. Ни одно государство не обязано вступать в ООН и МОТ, но если оно это сделало, то должно соблюдать обязательства, налагаемые Уставами ООН и МОТ.
      2. Ни одно государство не обязано ратифицировать ту или иную Конвенцию МОТ, но если оно это сделало, то обязано привести в

f

        1. См.: Иввнов С.А. Применение конвенций МОТ в России в переходный период. Некоторые проблемы// Госудврство и право. 1994. №8-9. С. 72; Миронов В.И. Законодательство о труде: теория и практика. М.р 2000. С. 102.

Мврченко М.Н. Источники права. М., 2005. С. 355.

соответствие с Конвенцией национальное законодательство и практику его применения.
3. Независимо от ратификации Конвенции на государство — члена МОТ налагаются конкретные обязательства представить Конвенцию на рассмотрение правительства и компетентных государственных властей и по запросу МОТ представить доклады о состоянии национального законодательства по вопросам, изложенным в не ратифицированной Конвенции[772].
КЗоТ РФ 1971 г. (в ред. 1992 г.) содержал упоминание о международных договорах с участием РФ, т. е. о ратифицированных РФ международных конвенциях. Согласно ТК РФ (ст. 10) к международным источникам трудового права в соответствии с Конституцией РФ отнесены не только международные договоры РФ, но и общепризнанные принципы и нормы международного права.
Но в любом случае роль норм международного трудового права в развитии национального трудового права достаточно велика независимо от их ратификации. Как отмечалось в докладе Генерального директора Международного бюро труда (МБТ), за последние тридцать лет имело место более двух тысяч случаев, когда национальное законодательство и политика стран менялись с целью обеспечения их соответствия требованиям ратифицированных конвенций. Не ратифицированные государствами — членами МОТ конвенции часто используются социальными партнерами в этих государствах в коллективных переговорах по заключению коллективных соглашений в социально-трудовой сфере[773].
Рекомендательные акты МОТ также оказывают влияние на национальное трудовое законодательство государств — членов МОТ. Так «фундаментальные принципы социальной политики, закрепленные в Уставе МОТ, связывают государства— члены МОТ независимо от того, ратифицировали ли они соответствующие конвенции.
Содержание этих принципов уточнено в принятой МОТ Декларации основополагающих принципов и прав в сфере труда (1998 г.), соблюдение которых является обязательным для всех членов МОТ».[774]Среди принципов названы свобода объединений и признание права на коллективные переговоры и др.
Правотворчество МОТ — не единственный в настоящее время источник международных стандартов труда. Как справедливо пишет И.Я.Киселев, «международные трудовые стандарты — главный результат международно-правового регулирования труда, которое представляет собой регламентацию с помощью соглашений государств вопросов, связанных с применением наемного труда, улучшением его условий, охраной труда, защитой индивидуальных и коллективных интересов работников. По сути дела международными усилиями создан свод модельных актов по труду, творческое освоение которого является необходимым условием разработки и совершенствования любой национальной системы трудового права, стремящейся отвечать общецивилизационным требованиям» . К названным актам относятся не только акты МОТ, но иные международно-правовые акты — акты, принятые ООН, региональными организациями государств, например Советом Европы, СНГ, а также двусторонние соглашения РФ с другими государствами.

Источники трудового права

Главное место среди источников трудового права занимает Конституция Российской Федерации, в которой закреплены основные трудовые права и свободы граждан, а также гарантии их реализации.

Конституция Российской Федерации законодательно закрепляет право каждого гражданина на свободу труда, запрет на принудительный труд, право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, право на защиту от безработицы. Она признает право работников на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку.

Также Конституция гарантирует работающим по трудовому договору право на отдых. Работнику, который заключил трудовой договор, гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ записано: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Поэтому вторым важным источником трудового права России являются международные договоры (конвенции).

В сфере трудовых отношений первостепенное значение имеют международно-правовые нормы, содержащиеся в многочисленных конвенциях Международной организации труда (МОТ) (хотя Россия ратифицировала не все заключенные под эгидой этой организации конвенции).

Следующим по юридической силе источником трудового права являются федеральные конституционные законы и федеральные законы. Среди них главным источником трудового права является Трудовой кодекс Российской Федерации (ТК РФ). Он вступил в силу с 1 февраля 2002 г. и состоит из шести частей, 14 разделов, 62 глав и 424 статей. Нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать ТК РФ. В случае противоречий между этим Кодексом и иными федеральными законами, содержащими нормы трудового права, применяется Трудовой кодекс Российской Федерации. Если вновь принятый федеральный закон противоречит ТК РФ, то этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений и дополнений в данный Кодекс.

Следующую ступень в иерархии источников трудового права занимают подзаконные акты, среди которых главенствующее место принадлежит указам Президента Российской Федерации, регулирующим общественные отношения в сфере труда. Также к подзаконным актам как источникам трудового права относятся и постановления Правительства Российской Федерации. Постановления Правительства, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить ТК РФ, иным федеральным законам и указам Президента Российской Федерации.

Постановления, инструкции и разъяснения Федеральной службы по труду и занятости (до апреля 2004 г. — Минтруд РФ) — следующие источники трудового права.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации также могут быть источниками трудового права. Они выстраиваются по такой же схеме, как и указанные выше федеральные нормативные правовые акты. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить ТК РФ,

иным федеральным законам, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации и нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти.

В пределах своей компетенции документы, содержащие нормы трудового права, могут принимать также органы местного самоуправления (городские думы, администрации, мэрии, сельсоветы и т.п.). Такие источники трудового права действуют только на территории соответствующего муниципалитета.

Широкое распространение в настоящее время получили заключаемые на различном уровне акты-соглашения между работниками (в лице их представителей) и работодателями. Эти акты представляют собой результат договоренностей сторон, участвовавших в переговорах на равноправной основе. Они могут быть как дву- (представители работников и представители работодателя), так и трехсторонними (третья сторона — представители государства). Участники соглашений на основе двустороннего и трехстороннего сотрудничества уполномочиваются государством на соответствующее нормотворчество в сфере применения труда.

Наконец, специфическим источником трудового права являются локальные нормативные акты, т. е. акты, действующие в пределах только той организации, в которой они были приняты (от лат. locus — место). Локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, принимаются работодателем в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями. Можно выделить следующие отличия этого вида источника трудового права: 1)

локальные акты действуют в пределах конкретной организации (включая филиалы и представительства); 2)

в основном действие их ограничено по времени; 3)

они не должны противоречить указанным выше нормативным правовым актам, снижать установленный там уровень правовых и социальных гарантий работников; 4)

локальные акты отражают специфику производства, характер и профиль деятельности организаций и учитывают их экономические возможности.

Примером локальных нормативных актов могут служить правила внутреннего трудового распорядка, положение о премировании или положение организации о вознаграждении по итогам работы за год и т. д.

журнал международного права и международных отношений 2010 — № 4

международное право — международное трудовое право

Общепризнанные принципы международного права в сфере труда: перечень и юридическая сила

Кирилл Томашевский

Автор:
Томашевский Кирилл Леонидович — кандидат юридических наук, доцент, декан юридического факультета Международного института трудовых и социальных отношений

Рецензенты:
Козик Андрей Леонидович — кандидат юридических наук, доцент, первый проректор Международного института трудовых и социальных отношений
Мотина Евгения Владимировна — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Белорусского государственного университета

Ведущую роль в установлении международных трудовых стандартов в современном международном праве играют общепризнанные принципы международного права в сфере труда. Данные принципы, формируясь в области международного права, постепенно внедряются и в системы национального трудового права и законодательства о труде, оказывая воздействие на развитие этих систем. Несмотря на то, что проблема общепризнанных принципов международного права анализировалась в ряде работ специалистов по международному праву (Н. М. Миносян [12], Л. В. Павлова [14], В. Л. Толстых [18], Е. Т. Усенко [22] и др.) и трудовому праву (Е. А. Ершова [5], Н. Л. Лютов [11], К. К. Уржинский [21] и др.), остается ряд нерешенных теоретических вопросов, имеющих важное значение для юридической практики.

Цель настоящей статьи — на основе анализа международно-правовых источников и разработок ученых в области международного публичного права и трудового права сформулировать общепризнанные принципы международного права в сфере труда, определить степень их обязательности, юридическую силу, что позволит разрешать коллизии между ними и национальными источниками трудового права.

Под общепризнанными принципами международного права в сфере труда будем понимать признанные международным сообществом императивные основополагающие трудоправовые начала, выраженные в концентрированном виде в уставных документах и декларациях универсальных международных организаций (прежде всего Организации Объединенных Наций и Международной организации труда), обязательные для соблюдения всеми государствами — членами этих организаций, гарантированные международно-правовыми средствами реагирования в случае их несоблюдения, определяющие вектор развития норм международного трудового права и влияющие на национальные системы трудового права и законодательства о труде.

Разновидностями общепризнанных принципов международного права выступают основополагающие принципы и права в сфере труда, которые закреплялись и развивались в международно-правовых документах МОТ. В концентрированном виде они сформулированы в учредительных документах и декларациях МОТ: в Преамбуле к Уставу МОТ, в Декларации о целях и задачах Международной организации труда, принятой 10 мая 1944 г. на 26-й Генеральной конференции МОТ, которая является составной частью Устава МОТ (приложением к нему) [23], в Декларации МОТ об основополагающих принципах и правах в сфере труда, принятой 18 июня 1998 г. на 86-й Генеральной конференции МОТ, и в Декларации МОТ о социальной справедливости в целях справедливой глобализации, принятой 10 июня 2008 г. на
97-й Генеральной конференции МОТ [2; 3].

Проблема определения перечня общепризнанных принципов международного права (в том числе в сфере труда) является сложной и дискуссионной, на что обращал внимание известный российский ученый-компаративист И. Я. Киселев [7, с. 591].

Из анализа Устава МОТ и трех действующих деклараций МОТ, которые являются не международными договорами, не нормативными правовыми актами, а особыми международными источниками трудового права, вытекают, в частности, следующие общепризнанные (основополагающие) принципы международного трудового права:

1) принцип социальной справедливости, включающий предоставление возможностей для всех участвовать в справедливом распределении плодов прогресса в области оплаты труда, рабочего времени и прочих условий труда, а также прожиточного минимума заработной платы для всех, кто трудится и нуждается в такой защите;

2) принцип равной оплаты за равный труд;

3) принцип свободы слова и свободы объединения работников и нанимателей как необходимое условие постоянного прогресса;

4) принцип человечности (гуманизма) в сфере труда, включающий предоставление трудящимся человеческих условий труда, признание нищеты угрозой для общего благосостояния и признание права всех людей на осуществление своего материального благосостояния и духовного развития в условиях свободы и достоинства, экономической устойчивости и равных возможностей;

5) труд свободен и не является товаром;

6) принцип социального партнерства, включающий равноправие и сотрудничество представителей трудящихся, предпринимателей и правительств.

В литературе предлагался иной набор основополагающих (общепризнанных) принципов международного трудового права. Так, Е. А. Ершова указывает среди них верховенство международного трудового права над национальными правовыми актами, регулирующими трудовые отношения [5, с. 31]. В этой связи отметим, что по вопросу о соотношении международного и национального права в науке международного права, конституционных нормах тех или иных государств существуют различные подходы и концепции (к примеру, суды Англии или США иначе подходят к вопросу применения норм международного права и его соотношения с национальным законодательством, чем правоприменители Беларуси и России [22, c. 137—161], поэтому верховенство первых над вторыми не может быть общепризнанным принципом). К тому же межправительственные и межведомственные международные договоры по определению не могут иметь верховенства над Конституцией и иными законодательными актами, учитывая уровень и компетенцию органов, которые их заключали [19, c. 244—248]. Спорным является также отнесение Е. А. Ершовой к общепризнанным принципам международного трудового права таких идей, как равные права на судебную защиту и добросовестное выполнение международных обязательств, поскольку эти руководящие правовые идеи имеют общеправовое значение, так как касаются любых отраслей права, а не только трудового права.

До принятия Женевской декларации 1998 г. к основным правам, относящимся к компетенции МОТ, обычно относили три группы прав: свобода ассоциации, отмена принудительного труда и защита от дискриминации в области труда [6, c. 107].

К принципам, касающимся основополагающих прав в сфере труда, Женевская декларация 1998 г. отнесла следующие четыре правовые идеи:

1) свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных пере-
говоров;

2) упразднение всех форм принудительного или обязательного труда;

3) действенное запрещение детского труда;

4) недопущение дискриминации в области труда и занятий [2, с. 39].

Д. В. Черняева обратила внимание на то, что «основополагающий характер указанных выше принципов и прав был установлен ООН в 1995 г. на Всемирном саммите ООН по социальному развитию в г. Копенгагене (Дания)» [24, c. 66].

Важно подчеркнуть, что еще до провозглашения со стороны МОТ принципы, касающиеся основополагающих прав в сфере труда, нашли свое отражение и развитие в семи фундаментальных конвенциях МОТ, к которым в 1999 г. добавилась еще и восьмая — № 182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда [8].

Вопрос об обязательности общепризнанных принципов международного права является весьма дискуссионным в науке международного и трудового права. Довольно распространена в литературе точка зрения о том, что обязательны к применению государствами лишь те общепризнанные принципы, которые закреплены в уставных документах международных организаций, исходя из факта членства в них либо развиты в заключенных с их участием международных договорах, а те, что отражены в декларациях — необязательны. Н. Л. Лютов считает, что «исходя из соображений примата государственного суверенитета для определения факта обязательности для России той или иной правовой нормы или принципа, не ратифицированной Российской Федерацией, необходимо наличие двух условий: а) общепризнанности данной нормы или принципа; б) согласия России с тем, что данная норма является общепризнанной, в том числе в отношении России» [11, c. 112]. Затем автор по сути нивелирует свое второе условие, указывая об отсутствии «свидетельств неготовности России брать на себя соответствующие обязательства» [11, c. 114]. По нашему мнению, данный подход, основанный на необходимости двух условий обязательности общепризнанных принципов международного права, несколько нелогичен и не в полной мере соответствует пункту 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации [10]. Данное противоречие также подметила Е. А. Ершова в полемике с В. А. Толстиком, отмечая, что при таком подходе «можно сделать достаточно странный вывод о необходимости применения только «нами признанных», а не «общепризнанных» норм международного права» [4, c. 67]. Если каждое государство будет для себя определять, считает ли оно тот или иной общепризнанный принцип обязательным, то потеряется смысл их общепризнанности, общеобязательности и императивности. К примеру, Мьянма может посчитать не общепризнанным для себя принцип запрещения принудительного или обязательного труда и продолжать нарушать основополагающие права трудящихся. Следуя логике Н. Л. Лютова и В. А. Толстика, для Мьянмы данный принцип, общепризнанный мировым сообществом, но не признанный таковым самой Мьянмой, для нее не обязателен к соблюдению. Полагаем, что механизм действия этих принципов несколько иной (к нему вернемся ниже). К тому же Россия, указав на включение общепризнанных принципов международного права в правовую систему, а Республика Беларусь, признав их приоритет, на конституционном уровне добровольно ограничили свой государственный суверенитет в пользу этой части международного права.

Юридическая сила источников закрепления общепризнанных принципов международного права в сфере труда. Дискуссионным и до конца не решенным в науке является также вопрос относительно юридической силы международных документов, которые фиксируют общепризнанные принципы международного права по сравнению с другими источниками права (международного и национального). Большинство ученых-международников не рассматривают общие (основные) и другие общепризнанные принципы международного права в качестве самостоятельного источника права, а видят их источники в международных договорах (в том числе уставных документах) и правовых обычаях [18, c. 28—30]. В настоящее время можно уверенно констатировать, что общепризнанные принципы международного права, являющиеся видом норм-принципов jus cogens, имеют приоритет (более высокую юридическую силу) по отношению к конвенционным нормам международного права, что прямо вытекает из статьи 54 Венских конвенций о праве международных договоров. А. Л. Шведов констатирует: «В любом случае общепризнанные принципы международного права как его основополагающие нормы, действующие вне зависимости от выражения согласия на их соблюдение, имеют приоритетную юридическую силу и для других элементов системы международного права, и для системы национальных источников права» [25, c. 90]. С первой частью этого утверждения можно согласиться, хотя и этот вывод нуждается в дополнительной аргументации, поскольку не все его разделяют. К примеру, другой российский автор С. Г. Восканов считает, что «международные договоры и общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе РФ в отношении друг к другу не имеют верховенства» [1, c. 10]. Вероятно, вывод данного автора основан на буквальном толковании пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, поскольку другие акты законодательства и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации такое различие между данными источниками проводят. К тому же, как отмечалось выше, общепризнанные принципы международного права, являющиеся нормами jus cogens, имеют верховенство над нормами международных договоров по статье 54 Венских конвенций о праве международных договоров. Что касается второй части утверждения А. Л. Шведова (в части приоритета общепризнанных принципов по отношению к системе национальных источников права), то оно достаточно дискуссионно и поэтому требует глубокого научного обоснования. При этом отметим, что вывод о верховенстве общепризнанных принципов международного права по отношению к национальному законодательству несколько ранее высказывал белорусский ученый К. К. Уржинский [21, с. 6].

На основе умеренно дуалистической концепции можно констатировать, что системы международного и внутригосударственного права, хотя и различны, самостоятельны, но тесно взаимодействуют. Результатом взаимодействия выступает то, что некоторые элементы одной системы (общепризнанные принципы международного права) оказывают воздействие на национальную правовую систему конкретного государства, находя свое отражение в нормах конституций и других актов законодательства. Поскольку международный договор имеет юридическую силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее этого договора (ч. 2 ст. 33 Закона «О международных договорах Республики Беларусь» [13]), а в случае возникшего противоречия с национальным законодательством о труде приоритет отдается международному договору (ч. 4 ст. 8 Трудового кодекса Республики Беларусь [20]), получается, что общепризнанные принципы международного права имеют более высокую юридическую силу по отношению не только ко всем международным договорам, но также к законам, декретам и указам Президента Республики Беларусь, подзаконным нормативным актам, которыми выражается согласие государства при заключении международных договоров.

Остается определить соотношение общепризнанных принципов международного права с Конституцией. Для сравнения в российской юридической науке этот вопрос вызвал активное обсуждение, поскольку правило пункта 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации сформулировано еще более емко, чем в белорусском Основном Законе, и дает широкое поле для толкования. Вместе с тем, российские ученые-международники (В. Л. Толстых [18, c. 29], В. А. Толстик [17, c. 106]) склоняются к мнению, что общепризнанные принципы и нормы международного права уступают конституционным нормам с точки зрения юридической силы. Некоторые молодые представители российской науки трудового права смело заявляют о приоритете общепризнанных принципов международного права в сфере труда по отношению к конституционным принципам трудового права [15, c. 10—25].

Среди белорусских ученых диаметрально противоположные позиции по вопросу о соотношении общепризнанных принципов международного права с Конституцией заняли Л. В. Павлова и А. Г. Тиковенко. Ученый-международник Л. В. Павлова, определяя иерархию нормативных актов, входящих в правовую систему Республики Беларусь, ставит на вершину иерархической лестницы общепризнанные принципы международного права, а на второе место — Конституцию Беларуси [14, c. 6]. Судья Конституционного Суда Республики Беларусь А. Г. Тиковенко, напротив, отмечает, что «анализ конституционных норм, действующих законов позволяет сделать однозначный вывод о том, что нормы Конституции Беларуси имеют формально-юридический приоритет перед общепризнанными принципами международного права», но далее уточняет: «Однако в силу фактической согласованности законодательства Республики Беларусь с общепризнанными принципами международного права можно говорить о примате последних» [16, c. 58—59]. Представляется, что в последних двух суждениях есть некоторое противоречие: если Конституция имеет приоритет перед общепризнанными принципами международного права, то последние даже при условии их согласованности с конституционными нормами никак не могут иметь примата по отношению к Основному Закону. Вероятно, автор имел в виду значительную степень восприятия Конституцией Беларуси общепризнанных принципов международного права в процессе ее разработки.

Приоритет общепризнанных принципов международного права провозглашен в части 1 статьи 8 Конституции. Поскольку, согласно статье 8 Конституции Республики Беларусь, признается их приоритет и обеспечение соответствия им законодательства, а Конституция же, в свою очередь, безусловно, является элементом этого законодательства (внутригосударственного права), то, на первый взгляд, признается приоритет общепризнанных принципов международного права даже по отношению и к самой Конституции. Правда, в части 1 статьи 8 Основного Закона не уточнено, по отношению к чему признается приоритет данных принципов: по отношению к иным нормам международного права или по отношению к внутреннему законодательству. Вместе с тем, в части 1 статьи 137 Конституции Беларуси закреплен принцип верховенства Основного Закона: «Конституция обладает высшей юридической силой» [9]. При этом также не конкретизировано, по отношению к каким источникам права установлено это верховенство: только к внутригосударственным или также и к международным актам. Полагаем, что в перспективе толкование этих норм должно быть дано Конституционным Судом Республики Беларусь. Поэтому теоретический вопрос о соотношении общепризнанных принципов международного права с Конституцией оставляем пока без однозначного ответа, поскольку примат норм международного права входит в явное противоречие с идеей государственного суверенитета и принципом верховенства Конституции.

В заключение отметим, что вышеприведенные десять основополагающих принципов международного права в сфере труда наряду с другими общепризнанными принципами международного права имеют приоритет по отношению как к международным договорам, так и к большинству актов национального законодательства. По юридической силе нормативные правовые документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права, включая принципы, касающиеся основополагающих прав в сфере труда, занимают одно из первых мест в системе источников трудового права Беларуси.

Литература

1. Восканов, С. Г. Международные договоры и правовая система Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук; Дипломат. акад. МИД РФ / С. Г. Восканов. М., 2003.
2. Декларация МОТ «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда» // Международная организация труда и права человека / авт.-сост. А. А. Войтик. Минск: Тесей, 2002. С. 38—41.
3. Декларация о социальной справедливости в целях справедливой глобализации [Электронный ресурс] // International Labour Organisation. Режим доступа: . Дата доступа: 25.11.2010.
4. Ершова, Е. А. Международное и российское трудовое право // Е. А. Ершова // Трудовое право. 2006. № 12. С. 63—80.
5. Ершова, Е. А. Трудовое право в России / Рос. акад. правосудия; Е. А. Ершова. М.: Статут, 2007.
6. Зенгер, А. Права человека и контроль за их осуществлением в Международной организации труда / А. Зенгер // Советское государство и право. 1991. № 10. С. 106—115.
7. Киселев, И. Я. Сравнительное и международное трудовое право: учеб. для вузов / И. Я. Киселев. М.: Дело, 1999.
8. Конвенция о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда (Конвенция 182) // Международная организация труда и права человека / авт.-сост. А. А. Войтик. Минск: Тесей, 2002. С. 233—236.
9. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 1999. № 1. 1/0.
10. Конституция Российской Федерации. Ростов н/Д.: Феникс, 1997.
11. Лютов, Н. Л. Основополагающие международные права и принципы в сфере труда: проблемы определения / Н. Л. Лютов // Вестник труд. права и права соц. обеспечения. 2009. Вып. 4. С. 103—118.
12. Миносян, Н. М. Источники современного международного права / Н. М. Миносян. Ростов н/Д.: Изд-во Ростов. ун-та, 1960.
13. О международных договорах Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 23 июля 2008 г., № 421-З // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 2008. № 184. 2/1518.
14. Павлова, Л. В. Международное право в правовой системе государств / Л.В. Павлова // Белорус. журн. междунар. права и междунар. отношений. 1999. № 3. С. 3—9.
15. Семешко, А. И. Международные договоры в сфере труда и их включение в систему трудового права России: автореф. дис. … канд. юрид. наук; УрГЮА / А. И. Семешко. Екатеринбург, 2009.
16. Тиковенко, А. Г. Международное и национальное право: проблемы взаимодействия / А. Г. Тиковенко // Юстиция Беларуси. 2002. № 3. С. 56—59.
17. Толстик, В. А. Иерархия российского и международного права / В. А. Толстик. М.: Юрайт-М, 2001.
18. Толстых, В. Л. Курс международного права: учебник / В. Л. Толстых. М.: Волтерс Клувер, 2010.
19. Томашевский, К. Л. Очерки трудового права. История, философия, проблемы систем и источников / К. Л. Томашевский. Минск: Издат. центр БГУ, 2009.
20. Трудовой кодекс Республики Беларусь от 26 июля 1999 г. № 296-З: принят Палатой представителей 8 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 30 июня 1999 г. // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. 1999. № 80. 2/70.
21. Уржинский, К. К. Некоторые тенденции и перспективы развития законодательства Республики Беларусь о труде / К. К. Уржинский // Промышленно-торговое право. 2005. № 2. С. 3—18.
22. Усенко, Е. Т. Очерки теория международного права / Е. Т. Усенко. М.: Норма, 2008.
23. Устав Международной организации труда и Регламент Международной конференции труда. Женева, 2002.
24. Черняева, Д. В. Международные стандарты труда (международное публичное трудовое право): учеб. пособие / Д. В. Черняева. М.: КНОРУС, 2010.
25. Шведов, А. Л. Система источников трудового права России: основные проблемы функционирования и тенденции развития / А. Л. Шведов // Рос. ежегодник труд. права. М.: 2008. С. 89—108.