Незаключенный договор и неосновательное обогащение

Обзор судебной практики по делам о признании договоров незаключенными

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации выпустил информационное письмо от 25 февраля 2014 г. №165 по вопросам признания договоров незаключенными. При этом суд подтвердил ряд ранее выработанных правовых позиций, а также подходов, рекомендованных судьям при рассмотрении дел, таких как приоритет воли сторон над формой, направленность на сохранение сложившихся отношений сторон и судейский патернализм.

  1. Рассмотрен типичный случай обращения с иском о признании недействительным договора, который является незаключенным. Подчёркивается, что отсутствие согласия сторон по существенным условиям договора и неисполнение договора сторонами являются признаками незаключенного договора. Вместе с тем, суд вправе самостоятельно квалифицировать требования истца при обнаружении им ошибки в требовании. Тем самым ВАС ориентирует судей на патернализм в отношении «некачественных» требований. Суды могут самостоятельно определять не только основания требований, но и их предмет, помогая неопытным истцам и исправляя их ошибки.
  2. Договор аренды недвижимого имущества, заключенный без согласия собственника, может быть признан недействительным по иску последнего, независимо от факта отсутствия его государственной регистрации. Поскольку правовые последствия, наступление которых законодатель связывает с регистрацией сделки, могут применяться между сторонами такого договора и до его регистрации (например, владения и пользование), собственник вправе требовать признания незарегистрированного договора недействительным, требуя выселения такого арендатора.
  3. Исполнение сторонами незарегистрированного договора, если оно не затрагивает права третьих лиц, лишает его стороны права требовать признания такого договора незаключенным. Воля сторон на исполнение договора превалирует над формальными недостатками договора.
  4. Последствия отсутствия регистрации договора аренды недвижимости заключаются в невозможности защиты прав арендатора на владение имуществом от третьих лиц, которые не знали об аренде (эффект противопоставимости). Новый собственник здания вправе требовать выселения и освобождения здания арендатором, если он не знал о наличии незарегистрированного договора аренды.
  5. Срок исковой давности к требованиям о взыскании уплаченного по недействующему договору подлежит исчислению со дня признания договора судом незаключенным, или со дня окончания безуспешных переговоров о заключении договора. Это справедливо при условии, если не доказано, что истец ранее знал или должен был знать, что договор не заключен.
  6. ВАС подтвердил ранее утверждённую им правовую позицию в отношении сроков выполнения работ по договору подряда: сроки выполнения работ могут быть определены путём указания на действия сторон, которые они должны исполнить. В этом смысле существенное условие о сроках выполнения работ будет считаться согласованным, а договор заключенным.
  7. При выполнении работ и их приёмке, отсутствие подписанного сторонами договора не влечёт применение к сложившимся отношениям правил о неосновательном обогащении. Суд должен оценивать отношения сторон в пользу их сохранения и квалифицировать их исходя из направленности воли сторон на заключение соглашения. Соглашение подлежит регулированию как если бы между сторонами был заключен договора подряда. При этом нельзя взыскивать неосновательное обогащение с государственного заказчика при отсутствии подписанного государственного контракта. Фактическое выполнение работ без согласия государственного заказчика и без их приёмки образуют обход закона о размещении заказов.
  8. Сроки оказания услуг не являются существенным условием договора оказания услуг. Если стороны не согласовали сроки оказания услуг, то могут применяться общие положения ГК. Обязательство должно быть исполнено в разумный срок после его возникновения. Обязательство, не исполненное в разумный срок, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении.
  9. Организационное (рамочное) соглашение является действительным и применяется к отношениям из договора, заключенного во исполнение организационного соглашения. При этом применительно к регулируемым отношениям суд должен в совокупности оценивать условия рамочного соглашения и договора.
  10. Требование арендодателя об обязании освободить здание, переданное по незаключенному договору, подлежит удовлетворению и квалифицируется как требование о возврате имущества, составляющее неосновательное обогащение приобретателя. Имущество возвращается арендодателю, даже если он не является его собственником.
  11. Наличие письменного заявления одной из сторон договора о необходимости согласования какого-либо условия договора или о разногласиях в его отношении, делает такое условие существенным. В таких условиях подписание договора обеими сторонами не влечёт признания такого договора заключенным.
  12. Споры о признании договора незаключенным, подлежат рассмотрению в суде, в соответствии с соглашением о подсудности или третейской оговоркой, содержащимся в таком договоре.

Изложенные правовые позиции сформируют единообразие в применении норм и в рассмотрении одного из самых распространённых способов оспаривания договоров.

Взыскание неосновательного обогащения при незаключенности договора

Взыскание неосновательного обогащения при незаключенности договора

В спорах хозяйствующих субъектов нередко возникают ситуации, когда подписанный договор ввиду несоблюдения его существенных условий является незаключенным. При этом между сторонами фактически осуществлялась хозяйственная деятельность (поставлялся товар, выполнялись работы и т.п.). Проблемы по таким незаключенным сделкам возникают как правило тогда, когда одна сторона совершила определенные действия (поставила товар, выполнила работы), в пользу другой стороны, однако другая сторона уклоняется от оплаты.

В этом случае возникает вопрос – как взыскать задолженность по договору, если такой договор фактически не заключен ввиду не соблюдения существенных условий предусмотренных законом? Ответ на обозначенный вопрос я хочу рассмотреть в настоящей статье на примере одного арбитражного дела из своей практики. Рассматриваемое дело хоть и старое, но рассматриваемые в нем проблемные вопросы актуальный и по сей день.

Перейдем непосредственно к фабуле дела:

Между продавцом и покупателем был подписан договор поставки. В указанном договоре не был определен предмет договора (не указано наименование, цена, количество продукции, отсутствовали ссылки на применение спецификации, сами спецификации также отсутствовали). В свою очередь товар в пользу покупателя был поставлен, при этом в товарных накладных отсутствовали какие-либо ссылки на подписанный договор. Покупатель товар принял, однако оплату за него не произвел.

В соответствии с гражданским законодательством договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Такое положение закреплено в пункте 1 статье 432 ГК РФ. В рассматриваемом случае в договоре поставки не были оговорены существенные условия, таким образом, данный договор не породил прав и обязанностей сторон относительно его исполнения. В этом и заключалась правовая проблема для взыскания образовавшейся задолженности.

Рассматривая обозначенную проблему нельзя не отметить, что с 2015 года в статью 432 ГК РФ был введен пункт 3, согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности. Казалось бы, данный пункт должен полностью разрешить описанную в статье проблему, однако есть некоторые нюансы. Положения названного пункта не совсем подходят к обозначенной проблеме, так как в описанном деле невозможно связать поставленный товар с подписанным без существенных условий договором, а соответственно признать его фактически заключенным. Именно по этой причине, не смотря на введение данного пункта, разрешение проблемы представляется более приемлемым через институт неосновательного обогащения, хотя полностью исключать возможность применения пункта 3 статьи 432 ГК РФ, конечно, нельзя. К каждому конкретному случаю необходимо тщательно подбирать наиболее подходящие правовые основания и способы защиты нарушенного права.

Разрешение возникшей проблемы:

Описанная в статье проблема была разрешена следующим образом. Не смотря на то, что договор между сторонами заключен не был, фактически продавец передал товар в адрес покупателя, а последний, в свою очередь, товар принял. Факт передачи и принятия товара подтверждается товарно-транспортными накладными.

В данном случае, учитывая факт незаключенности сделки, у покупателя возникло неосновательное обогащение за счет продавца. При таких обстоятельствах основанием для взыскания задолженности будут выступать положения статьи 1102 ГК РФ. В соответствии с обозначенной статьей, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего) обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

С такой позицией согласился Арбитражный суд Новосибирской области, иск был удовлетворен в полном объеме, с ответчика взыскана сумма задолженности за поставленный товар в качестве неосновательного обогащения.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Неосновательное обогащение в условиях незаключенности договора, расторжения договора

Обязательства из неосновательного обогащения (кондикционные обязательства) относятся к охранительным обязательствам, которые признаны восстанавливать нарушенное распределение материальных благ. Еще в римском праве такие обязательства получили название condictiones sine causa, что в переводе означало «обязательства без основания».

Данный вид обязательств регулируется главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации. Легальное определение, что непосредственно понимается под обязательства из неосновательного обогащения, закреплено в пункте 1 статьи 1102 ГК РФ. Под ними законодатель понимает следующее: одно лицо — приобретатель, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица – потерпевшего, обязано возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Предметом обязательств из неосновательного обогащения является неосновательно приобретенное или сбереженное имущество со всеми изменениями, которое оно может претерпеть, либо уже претерпело. Имеется необходимое условие к предмету обязательства для того, чтобы оно было действительным, имущество должно быть определено родовыми признаками и сливаться с прочим имуществом обязанного лица, иначе требование из неосновательного обогащения нельзя будет удовлетворить.

Требования о возврате неосновательного обогащения подлежат применению к следующим требованиям:

  1. О возврате исполненного по недействительной сделке;
  2. Об истребовании имущества собственника из чужого незаконного владения;
  3. Одной стороной в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;
  4. О возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Данные требования закреплены в статье 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По общему правилу, имущество должно быть возвращено в натуре, составляющее неосновательное обогащение приобретателя (пункт 1 статьи 1104 ГК РФ). Если ли же, возвратить такое имущество в натуре невозможно, то пункт 1 статьи 1105 ГК РФ закрепляет, что приобретать возмещает потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения + убытки, вызванные последующим изменением этого имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

В Гражданском кодексе Российской Федерации в статье 1109 перечислены случаи, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату:

  1. Имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
  2. Имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
  3. Заработная плата и приравненные к ней платежи, пособия, пенсии, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
  4. Имущество и денежные суммы, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что потерпевший, требующий возврата имущества, знал об отсутствии обязательства либо предоставил имущество в целях благотворительности.

Не редко на практике возникают ситуации, когда одна сторона не знает, какие требования ей необходимо предъявить к другой стороне о возврате неосновательного обогащения в условиях незаключенности договора или при его расторжении.

На этот счет, 11 января 2000 года Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ опубликовал свое Информационное письмо № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (далее – Информационное письмо № 49), в котором рассмотрел ряд спорных вопросов, связанных с применением норм о неосновательном обогащении.

В пункте 1 Информационного письма № 49 говорится, что при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась.

На основании статьи 1102 ГК РФ, клиент обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с экспедитора сумм, перечисленных ему ранее по заключенному между ними договору транспортной экспедиции.

Данный договор, как это следовало из материалов дела, был расторгнут по требованию клиента. Такая возможность одностороннего расторжения была предусмотрена условием в договоре. До его расторжения клиент перечислил экспедитору денежные средства в счет оплаты будущих услуг, однако, такие услуги оказаны не были.

Ответчик (экспедитор по договору) не оспаривал факт получения денежных средств в счет оплаты услуг по договору. Отказывая в удовлетворении требований клиента, он сослался на пункт 4 статьи 453 ГК РФ, на основании которой стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Ответчик также полагал, что на основании абзаца 2 статьи 806 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции сторона, которая заявила об отказе, имеет право требовать только возмещения убытков, связанных с расторжением договора.

Поэтому, ответчик утверждал, что статья 1102 ГК РФ не может применяться, так как в ней отсутствует указание на то, что неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобреталось имущество, отпало впоследствии.

Арбитражный суд, сославшись на две статьи, на которых ответчик строил свою позицию указал, что они не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные денежные средства до расторжения договора, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала.

Арбитражный суд иск удовлетворил, сославшись на то, что в данной ситуации получатель средств, уклоняясь от их возврата клиенту, не смотря на то, что основания для удержания отпали, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства.

В пункте 13 Информационного письма № 49 закрепляется следующее: расторжение договора, обязывающего должника произвести платеж третьему лицу, не влечет обязанности последнего вернуть полученное плательщику на основании пункта 2 статьи 1107 ГК РФ.

Акционерное общество (далее – АО) обратилось с иском в арбитражный суд на основании статьи 1102 и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ о взыскании с банка неосновательно полученных денежных средств и процентов.

По данному делу, истец перечислил банку в оплату, за выданную гарантию, денежные средства. По банковской гарантии истец не являлся ни принципалом, ни бенефициаром. Истец в платежном поручении на перечисление средств указал, что оплата производится на основании и во исполнение договора банка с принципалом о выдаче гарантии.

Банк такой платеж принял, на основании статьи 313 ГК РФ, как надлежащий, и выдал банковскую гарантию.

Истец, оплачивая услуги по банковской гарантии, действовал на основании договора с организацией-принципалом, в силу которого истец был обязан оплатить выдачу банковском гарантии банку, а организация – принципал передать истцу товар на уплаченную сумму банку.

Товар так и не был поставлен, и договор, по требованию истца, с организацией был расторгнут. На основании этого, истец потребовал возврата ранее перечисленных банку сумм как неосновательно удержанных, так как в связи с расторжением договора с организацией-принципалом основания для платежа банку отпали.

Арбитражный суд в удовлетворении иска отказал, сославшись на то, что банк не может считаться основательно обогатившимся, так как основанием получения им денежных средств являлся договор с принципалом и это основание не отпало. Имущественная выгода возникла не на стороне банка, а на стороне принципала, в силу того, что его договорная обязанность была исполнена истцом, и принципал неосновательно сберег средства.

Судебная практика по спорам, связанным с неосновательным обогащением довольно разнообразна. Так, например, по делам № А60-4726/2005, № А60-7195/05 и № А60-20485/04 суд вынес аналогичные решения, по которым пришел к следующим выводам: действия во исполнение незаключенного договора приводят к возникновению обязательства из неосновательного обогащения.

Фабула дела такова: ОАО обратился с иском в суд к ЕМУП о взыскании определенной денежной суммы, в том числе суммы, составляющей неосновательное обогащение и процентов за пользование чужими денежными средствами полагая, что ЕМУП списало денежные средства без установленных законом и договором оснований.

Суд своим решением удовлетворил иск частично, и с ЕМУП была взыскана сумма неосновательного обогащения и проценты в меньшем размере, чем те, которые изначально были заявлены.

ФАС Уральского округа своим Постановлением от 20 июня 2005 года № Ф09-1727/05 решение суда первой инстанции оставил без изменения, основывая свою позицию на следующих положениях.

Во-первых, на основании договора между истцом и ответчиком, ЕМУП выполняло посреднические функции и приняло на себя обязательства предоставлять ОАО возможность пользоваться коммунальными услугами, исходя из условий, установленных поставщикам коммунальных услуг. Такие услуги оказывались в период с января 2004 по февраль 2004 года. Оплата услуг производилась на основании счетов-фактур, исходя из расчетного количества потребленных услуг, из-за отсутствия приборов учета.

Во-вторых, в июне 2004 года ЕМУП произвело платежным требованием безакцептное списание денежных средств со счета ОАО для оплаты коммунальных услуг, оказанных за январь-февраль 2004 года.

Решением арбитражного суда по другому делу, договор о предоставлении коммунальных услуг был признан незаключенным.

В силу этого, вывод суда о неосновательности обогащения ответчика признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Такая позиция суда нашла свое отражение и в других аналогичных дела, например по делу № А60-7195/05 (суд кассационной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции). По другому делу № Ф09-1063/05 Постановлением ФАС Уральского округа была взыскана сумма денежных средств в качестве неосновательного обогащения, уплаченная в счет исполнения договора о совместной деятельности, признанного незаключенным ввиду отсутствия акцепта со стороны ответчика.

Другая же позиция суда сводится к следующему выводу при решении аналогичных дел: сумма предварительной оплаты, удерживаемая после расторжения договора судом или по соглашению сторон, подлежит взысканию как неосновательное обогащение. Такое решение было принято по делам № А60-27396/03, А60-3460/2005 и № А60-3460/2005.

ООО «А» обратилось с иском к ООО «Б» о расторжении договора строительного подряда и взыскании излишне перечисленной суммы предварительной оплаты работ.

Суд, своим решением, удовлетворил иск ООО «А» и взыскал сумму неосновательного обогащения.

Постановлением ФАС Уральского округа от 21 апреля 2004 года № Ф09-1225/04 решение суд первой инстанции было оставлено без изменения в связи со следующими фактами.

Между двумя ООО был заключен договор строительного подряда, по которому ответчик принял на себя обязанности генерального подрядчика по возведению ограждения участка и строительства домика для охраны, а истец обязался принять выполненные работы и оплатить их.

Почти к окончанию срока работ по договору строительного подряда, работы были выполнены на 30 % от их общего объема. Поскольку нарушение срока считается существенным условием договора, то суд, основываясь на статье 450 ГК РФ, удовлетворил требования истца о расторжении договора с ООО «Б».

В силу того, что в качестве предварительной оплаты по договору строительного подряда ответчику была оплачена сумма, значительно превышающая стоимость выполненных работ, следовательно, у ответчика отсутствуют правовые основания для удержания полученных сверх стоимости выполненных работ денежных средств. Данное обстоятельство и послужило основанием для удовлетворения судом требований истца (ООО «А»).

Таким образом, на основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  1. К настоящему моменту сложилась определенная судебная практика, касательно применения норм о неосновательном обогащении;
  2. В большинстве случае суды нижних инстанций руководствуются принятыми решениями судов высших инстанций, что подчеркивает активное действие англо-саксонской правовой семьи на российское законодательство;
  3. Для того, чтобы добиться единообразия судебной практики на всей территории Российской Федерации при рассмотрении дел данной категории, Информационное письмо № 49 необходимо принимать в совокупность с другими нормативно-правовыми актами, например такими как: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13/14 от 08.10.1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» и другими.

Какие последствия наступают при признании договора незаключенным?

В соответствии с п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту- ГК РФ) договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно ч. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Соответственно, если сторонами не согласованы существенные условия (обязательные в силу закона для определенного вида договора), такой договор признается незаключенным.

По правилам п. 3 ст. 432 ГК РФ сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.

В законодательстве отсутствуют специальные нормы, определяющие последствия признания договоров незаключенными. На практике к данным отношениям применяют ст. 1102 ГК РФ о неосновательном обогащении (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2002 № 10575/01).

В силу ч. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Согласно ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

По незаключенному договору нельзя требовать взыскания убытков, договорных пеней, неустоек в случае его ненадлежащего исполнения.

Таким образом, стороны договора, признанного незаключенным вправе взыскать перечисленные денежные средства, в качестве неосновательного обогащения и законные проценты в порядке ст. 395 ГК РФ.

Указанная правовая позиция подтверждается судебной практикой (См.: Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 05.06.2017 по делу N А-2.147 «…к отношениям сторон договора, который признан незаключенным, применяются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о неосновательном обогащении»).

Обязательства вследствие неосновательного обогащения исходя из незаключенного договора

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 09.02.2017 2017-02-09

Статья просмотрена: 467 раз

Библиографическое описание:

Аблаев Д. А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения исходя из незаключенного договора // Молодой ученый. — 2017. — №6. — С. 319-321. — URL https://moluch.ru/archive/140/39398/ (дата обращения: 14.11.2018).

В теории гражданского права в разные периоды институту обязательств вследствие неосновательного обогащения уделялось достаточное внимание.

Идея о недопустимости неосновательного обогащения впервые получила свое воплощение с помощью ряда юридических конструкций, выработанных римским правом. Так, обогатившийся неправильно должен был возвратить потерпевшему неправильно полученное, а последний мог взыскать то, что отдал или потерял посредством иска, который назывался condictio (от латинского — получение, приобретение). Иск condictio был сходен со старым цивильным иском actiones (иск из формулы), но отличался от него тем, что в нем отсутствовала ссылка на основание, из которого возник иск. Такие иски называли абстрактными. Истец мог потребовать с помощью condictio платежа известной суммы. Причем в формуле не указывалось, обязан ли ответчик уплатить эту сумму по договору займа или на основании специального письменного договора, лишь бы долг в этой сумме существовал. В Римской республике существовали специальные иски, предусматривающие отдельные типичные случаи неправомерного обогащения, которыми охватывались лишь отдельные виды обязательств, и общий субсидиарный иск condiction sine causa. И хотя специальные иски имели много общего друг с другом, каждая из типовых моделей правового регулирования, реализуемая при их заявлении, была рассчитана на применение в определенных фактических обстоятельствах. Поэтому попытки применения алгоритма одной такой юридической конструкции к отношениям неосновательного обогащения, которым соответствовал другой вид кондикционного иска, не давали желаемого результата защиты нарушенного права. [5, c. 381].

В гражданском обороте возникают ситуации, когда договор оформлен ненадлежащим образом (не соблюдена письменная форма, отсутствуют существенные условия, нет подписей уполномоченных лиц и т. д.) или же договор фактически исполнен одной стороной, а другая сторона уклоняется от исполнения своих обязательств по данному договору.

Существуют и такие ситуации, когда договор фактически не заключен сторонами.

Особенности возникновения обязательств при отсутствии договора (несуществующего обязательства) целесообразно рассмотреть на следующем примере. «Между юридическими лицами была достигнута устная договоренность о заключении договора поставки товара, согласованы дата подписания и все существенные условия договора, в том числе полная предварительная оплата товара покупателем. Договор был составлен, но не подписан сторонами. Покупатель в полном объеме оплачивает товар. Поставщик, получив деньги, от заключения договора уклоняется и его не заключает (не подписывает), отказывается поставлять оплаченный товар или возвращать деньги, ссылаясь на отсутствие договорных отношений (отсутствие обязательства) между сторонами. Добросовестность покупателя предполагается. Данные правоотношения будут характеризоваться рядом особенностей». [1, с. 43–45].

Особенность первая: договор поставки не заключен и является несуществующим обязательством. Проблема «несуществующего обязательства» как в науке гражданского права, так и в правоприменительной практике в настоящее время не нашла однозначного решения.

Если признавать обязательство «несуществующим» или договор «незаключенным», то по логике вещей такие «обязательства не должны порождать прав и обязанностей сторон, однако добросовестная сторона по сделке может совершать действия, направленные на возникновение обязательств, а недобросовестная — оперировать положениями ГК РФ о недействительности сделок.

Из подобных «абстрактных» рассуждений вытекает вопрос: если обязательство не существует, следовательно, не возникает прав и обязанностей, поэтому не могут возникнуть обязательства по неосновательному обогащению? Вместе с тем, ч. 1 ст. 1102 ГК РФ определяет, что «лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение)».

Получается, что обязательства вследствие неосновательного обогащения могут возникнуть не только из «договорных отношений». В данном случае, поставщик неправомерно пользуется деньгами покупателя.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 161 ГК РФ в простой письменной форме должны совершаться сделки между юридическими лицами. Получается, что договор поставки должен быть обязательно совершен в письменной форме. В суде поставщик может подкреплять свою позицию ч. ч. 1, 2 ст. 162 ГК РФ, которая гласит, что «несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства». Таким образом, несоблюдение простой письменной формы значительно усложняет покупателю возврат денег. В судебном процессе необходимо будет доказать наличие договорных отношений поставки исходя из того, что договор не заключен. С одной стороны — суждение абсурдное, с другой, — предъявляя иск, необходимо подтвердить требования на основании только платежного поручения о перечислении денег за товар и неподписанного бланка договора, так как покупатель, оплачивая товар, предполагал заключение договора поставки. [2, с. 138–141].

Особенность вторая: возникновение обязательств вследствие неосновательного обогащения исходя из незаключенного договора (несуществующего обязательства). Для того, чтобы покупателю взыскать с поставщика денежные средства, оплаченные за товар, следует предъявить к нему иск, в котором нужно просить суд взыскать в перечисленной сумме не только денежные средства, как неосновательно используемые поставщиком, но и проценты за пользование этими денежными средствами согласно ст. 395 ГК РФ (ч. 2 ст. 1107 ГК РФ).

Такая схема взыскания долга является наиболее оптимальной, что обусловлено рядом причин. Во-первых, покупатель в данных правоотношениях является добросовестной стороной, его воля была направлена на заключение договора поставки. Во-вторых, имеет место обязательство, так как покупатель надлежащим образом выполнил условие о полной предварительной оплате товара, а поставщик неосновательно пользуется деньгами покупателя, не поставив товар. Пусть это обязательство и нельзя с уверенностью квалифицировать как «поставку», но все же это обязательство — денежный долг поставщика перед покупателем, который будет подтверждаться общими положениями ГК РФ об обязательствах. В-третьих, поставщик неосновательно обогатился за счет покупателя. Поставщик (приобретатель) за счет покупателя (потерпевшего) без установленных на то оснований приобрел денежные средства в виде предварительной оплаты за товар (ч. 1 ст. 1102, п. 3 ст. 1103 ГК РФ).

В такой ситуации поставщику (приобретателю) в суде необходимо доказать факт того, что обязательство поставки является несуществующим обязательством. Бремя доказывания этого обстоятельства лежит именно на поставщике (приобретателе). В соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель (поставщик) докажет, что лицо (покупатель — потерпевший), требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. [4, с. 18–31].

Очевидно, что поставщик в суде будет обосновывать факт того, что покупатель знал об отсутствии обязательства поставки, применяя положения ст.ст. 166, 167, 168, 170, 178 ГК РФ.

При этом договор может быть изготовлен на бумаге, иметь дату, номер, подпись покупателя, что дает основание для указания назначения платежа в платежном поручении. В судебное заседание покупатель также может предоставить дополнительное доказательство, подтверждающее перечисление денег за товар — выписку из лицевого счета.

Примечательно, что «в соответствии со ст. 435 ГК РФ покупатель, оплатив поставку товара, фактически осуществил в отношении поставщика оферту (предложение о намерении заключения данного договора), при этом покупатель не имел объективной возможности предвидеть тот факт, что поставщик откажется от подписания договора поставки. С другой стороны, в соответствии со ст. 438 ГК РФ поставщик надлежащим образом осуществил акцепт (согласие/ответ о принятии оферты) оферты, исходящей от покупателя, что подтверждается принятием денежных средств на свой расчетный счет и их неправомерным использованием (доказательство — платежное поручение и выписка из лицевого счета коммерческого банка, через который осуществлялся платеж)». [3, с. 55].

Таким образом, в соответствии со ст.ст. 1102–1109 ГК РФ поставщик неосновательно обогатился за счет покупателя на сумму предварительной оплаты товара. Данный иск подлежит удовлетворению и на практике был удовлетворен. Поставщику не удалось доказать факт того, что договор поставки — это несуществующее обязательство, и что покупатель знал об этом до фактической оплаты.

Изложенное мнение в определенной мере будет полезно при выработке процессуальной позиции по аналогичным судебным делам, а также при исследовании проблем возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения исходя из незаключенного договора (несуществующего обязательства).

  1. Васильева, О. А. Незаключенные договоры и обязательства в следствие неосновательного обогащения / О. А. Васильева // Современное право. — 2008. — № 2. — С. 43–45.
  2. Епифанцева, Т. Ю. Взаиморасчеты в неосновательном обогащении / Т. Ю. Епифанцева // Проблемы современного российского законодательства Иркутский юридический институт (филиал) Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации. Иркутск-Москва, 2012. — С. 138–141.
  3. Зинковский, М. А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения исходя из незаключенного договора (несуществующего обязательства) / М. А. Зинковский // Власть закона. — 2010. — № 4. — С. 53–57.
  4. Нетесова, А. С. Имущество, не подлежащее возврату качестве неосновательного обогащения / А. С. Нетесова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2008. — № 4. — С. 18–21.
  5. Новак, Д. В. Эволюция кондикции в римском частном праве // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей / Д. В. Новак; под ред. О. Ю. Шилохвоста. — М.: Норма, 2004. — С. 381–429.