Как написать анонимное письмо в фсб

КАК ПОПАСТЬ НА ПРИЕМ В ФСБ И С КАКИМИ ВОПРОСАМИ СТОИТ ОБРАЩАТЬСЯ НА ЛУБЯНКУ


ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ ФСБ

Вряд ли есть человек, которому надо объяснять, для чего существуют так называемые «компетентные органы». И, тем не менее, в разные времена органы безопасности в России выполняли разные функции. Но две из них оставались неизменными — контрразведывательная деятельность и борьба с преступностью.

В Федеральном законе «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» эти две функции названы основными направлениями деятельности ФСБ. Новым в этом законе оказалась четкая формулировка пределов полномочий компетентных органов: «Деятельность органов Федеральной службы безопасности, применяемые ими методы и средства не должны причинять ущерб жизни и здоровью людей и наносить вред окружающей среде» (статья 8, глава 2).

Сегодня деятельность ФСБ регулируется, в частности, федеральными законами «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» (принят 3 апреля 1995 года), «Об оперативно-розыскной деятельности» (принят 12 августа 1995 года), а еще Положением о Федеральной службе безопасности и ее структурах (утверждено Указом Президента РФ от 11 августа 2003 года).

Поскольку ФСБ это федеральный орган исполнительной власти, во всех перечисленных законах учтена необходимость этой службы взаимодействовать с населением, вести прием граждан и рассматривать их предложения, заявления и жалобы по вопросам в пределах своих полномочий. Взаимодействие с населением — это важный аспект работы спецслужб, показывающий степень доверия людей и своего рода параметр легитимности службы.

ЖИЗНЬ ТЕЧЕТ, И КОЕ-ЧТО МЕНЯЕТСЯ

Обычные для прошлых лет темы обращения граждан в ФСБ — это сообщения о готовящихся или совершенных преступлениях, а также незаконная деятельность иностранных организаций или шпионские страсти — уступили первенство терроризму, вернее сообщениям о подозрительных находках или поведении. Российские граждане, испытавшие в последние годы на себе ужасающую повседневность терактов, которые могут нас достать где угодно — в метро, дома в постели, в концертном зале или на стадионе, — стали гораздо бдительнее. А борьба с терроризмом находится в ведении ФСБ по пункту «Д» статьи 12 главы 3 Закона «Об органах федеральной службы безопасности».

Именно эта спецслужба должна выявлять, предупреждать и пресекать факты терроризма. А в случае если террористический акт случился, ФСБ руководит спасательными операциями, в которых координирует деятельность других государственных органов по спасению заложников и задержанию террористов. Поэтому подавляющее большинство сообщений граждан о подозрительных лицах и вещах адресуется не местному участковому или постовому милиционеру (хотя МВД тоже уполномочено вести борьбу с терроризмом), а в первую очередь — ФСБ. Видимо, российские граждане расценивают борьбу с терроризмом как задачу государственного масштаба, непосильную для милиционеров, больше увлеченных поборами с несчастных мигрантов, погоревших на фальшивой миграции.

ЧТО САМОЕ ГЛАВНОЕ?

Отошедшие на второй план, но не потерявшие актуальности темы обращения людей в ФСБ можно выстроить в порядке своеобразного рейтинга:

1. Готовящиеся или совершенные преступления против государственной власти (государственная измена, разглашение гостайны, шпионаж в пользу иностранных спецслужб или организаций);
2. Экстремистские проявления;
3. Деятельность преступных сообществ;
4. Преступления в кредитно-финансовой сфере;
5. Контрабанда.

В ФСБ поступает сообщенная гражданами информация об организованной преступности со всей России — от сферы экономики, хищения бюджетных средств и коррупции до фактов вымогательства, незаконного оборота наркотиков, оружия и боеприпасов. До сих пор не кончается еще одна тема, о которой пишут граждане на Лубянку, — это тема перераспределения собственности, зачастую принимающая криминальные формы. Не так уж и редко присутствует в письмах в ФСБ и другая тема — проблемы, связанные с иностранными инвестициями в экономику страны и деятельность зарубежных фирм и их представительств на территории Российской Федерации.

Не последнее место занимают сообщения, каким-то образом связанные с контртеррористической операцией в Чечне. Пишут в спецслужбу о местах подготовки боевиков, об источниках финансирования и снабжения банд.

ТОЛЬКО ОНИ, И НИКТО БОЛЬШЕ

Есть несколько вопросов, на которые вам может ответить только ФСБ. Например, если у вас есть подозрение, что ваш телефон прослушивается конкурентами, вашу деловую или личную переписку кто-то просматривает, а может, вас кто-то слушает с помощью так называемого «жучка», вмонтированного в розетку или пепельницу. Во всех этих случаях смело обращайтесь в ФСБ. У этой службы есть не только право, но и обязанность лицензировать разного рода специальную технику для негласной аудио- и видеосъемки. Круг таких изготовителей и, скажем мягко, потребителей такой техники строго ограничен разрешениями компетентных органов. Отсутствие разрешения на пользование такой техникой — противозаконно. Так в октябре 2002 года Мосгорсуд подтвердил приговор директору частного охранного предприятия «Сокол — ЮНС» Юрию Стенину за злоупотребление своей деятельностью. У Стенина был обнаружен целый склад специальных технических средств, использование которых на территории России без лицензии запрещено. С помощью этой аппаратуры велось «негласное получение информации», а объектами наблюдения были действительно очень важные персоны — политики, банкиры, журналисты. Сотрудники подразделения департамента экономической безопасности ФСБ, которое специально создано для взаимодействия с частными охранными предприятиями и борьбы с преступностью в них, признали, что это дело очень напоминает скандал с охранным предприятием «Атолл» в 2000- 2001 годах. Тогда против «Атолла» Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело в связи с незаконной прослушкой целого ряда чиновников и приближенных из ельцинской «семьи». Однако тогда делу ход не дали из политических соображений.

О ЧЕМ ПИСАТЬ НЕ НАДО.

Обращение в компетентные органы — это не «стукачество», а информирование государственного органа о нарушениях и преступлениях, предотвратить или расследовать которые может только он в силу своих полномочий. Не стоит донимать Лубянку наговорами на соседа или тещу, или кляузами на начальника, или клеветой на конкурента. В ФСБ все полученные сообщения проверяются, даже некоторые анонимные, но последние лишь в том случае, если они содержат информацию о серьезных готовящихся преступлениях. Аноним теряет в этом смысле хотя бы потому, что ФСБ обязана давать ответ на полученное сообщение, в которых расскажет гражданину о принятых мерах. Именно это прописано в специальной «Инструкции о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах Федеральной службы безопасности».

КОГДА ЖДАТЬ ОТВЕТА?

Если письмо в ФСБ содержит вопросы, которые не относятся к ведению органов безопасности, то ФСБ обязана в пятидневный срок направить поступившую к ним информацию по принадлежности и сообщить об этом автору. Если же обращение гражданина в ФСБ попало сразу по нужному адресу, то есть, если поднятые в заявлении вопросы в компетенции ФСБ, то письмо рассматривается в срок до одного месяца. А если то, что написал человек, требует серьезного расследования, то месячный срок продлевается, о чем ФСБ обязано сообщить автору письма.

КАК К НИМ ОБРАТИТЬСЯ?

В органы государственной безопасности можно обращаться по-разному, как вам удобнее. Единого требования нет. Можно по почте, можно по телефону или электронной почте. Можно прийти самому в приемную ФСБ и поговорить лично. Принимают как в Москве на Лубянке, так и в территориальном органе безопасности в регионе.

ФСБ СЛУШАЕТ.

512-м человеком, позвонившим в этом году по известному не всем номеру, стал наш военный обозреватель Алексей Савостьянов.

На удивление, трубку на том конце провода подняли не сразу. Даже как-то немного обидно стало: звонишь на телефон доверия самого ФСБ и, естественно, ожидаешь, что твою информацию там ждут не дождутся. Впрочем, сразу сообщу читателям, что никакой информацией о шпионах (кроме той, которую вычитал в книжках) я не обладал. А беспокоил «бойцов невидимого фронта» с одной только целью: поведать читателям о работе именно этого самого телефона доверия. Как раз в эти дни исполняется пять лет с момента его появления.

Телефон продолжал молчать, и даже появилась мысль, не ошибся ли я номером. Наконец хрипловатый, немного простуженный мужской голос мягко сказал: «Слушаю». Представляюсь и прошу ответить на некоторые вопросы. «Вообще-то мы принимаем информацию, а не распространяем, — отвечает мой собеседник. — Со всеми вопросами нужно обращаться в пресс-службу». — «Но у меня вопросы к вам, тем, кто непосредственно работает с сигналами». Разговор прервался, видно, на том конце раздумывали, стоит ли вступать в беседу с журналистом. Потом сказали: «Спрашивайте».

— Как мне к вам обращаться?

— Михаил, что больше всего влияет на количество звонков? Теракты? Обострение определенных болезней, обусловленное временем года? Магнитные бури?

— В первую очередь, конечно, теракты. Скажем, во время событий на Дубровке телефон не умолкал ни на минуту. Причем огромное количество звонков поступало из-за границы. Говорят «доброе утро», а в Москве — вечер. Потом выясняется, звонят из Америки. Да, полезная информация поступала.

Что касается больных людей, то, естественно, они тоже к нам обращаются. Конечно, весной и осенью больше обычного. Дни, в которые наблюдаются магнитные бури, мы тоже без календаря определяем — по количеству обращений. И всех таких людей по голосу узнаем. Как поступаем? Стараемся своими ответами не ухудшить их здоровье. На этом импровизированное интервью обрывается. Одним из инициаторов появления телефона доверия являлся бывший директор ФСБ генерал Николай Ковалев. Николай Дмитриевич гордится тем, что телефон доверия его служба создала даже раньше, чем американское ФБР.

Как бы там ни было, но именно эта телефонная акция была поставлена генералу Ковалеву в заслугу, когда в том же 1998 году он сдавал свой пост новому начальнику — Владимиру Путину. Тот к новации отнесся благосклонно.

. Номер первого телефона доверия был 224-35-00, и предназначался он в основном для шпионов. Им предлагалось «по-хорошему» стать двойниками. Особо подчеркивалось, что если эти люди уже получили от иностранных спецслужб денежное вознаграждение, то оно будет полностью сохранено и с ними будут работать сотрудники ФСБ РФ высочайшего класса. Обещалась полная анонимность и конфиденциальность.

Надо сказать, что в то время в стране уже имелось огромное число телефонов доверия, или, как их еще именовали, «важных телефонов»: Министерства внутренних дел, таможни, различных общественных организаций. Казалось бы, ничего тут необычного нет. Тем не менее, вокруг телефона ФСБ сразу же началась общественная дискуссия. Диссиденты вспоминали времена оные, «прослушку» КГБ и сексотство. Левый фланг ликовал: власть взялась за преступность. Некоторые сомневались: деньги потратим, а звонить никто не будет.

Сомнения развеял представитель ФСБ генерал Александр Зданович. На одном из брифингов он сообщил: за восемь месяцев работы телефона доверия позвонили 900 человек, которые объявили себя. шпионами. 46 звонков представляли подлинный интерес для чекистов. Таким образом, эксперимент оказался успешным.

Сегодня телефоны доверия «распространились» по всей стране. Ныне, по некоторым источникам, они имеются более чем в 50 регионах.

Народ не ленится поставлять информацию нашей контрразведке. Сквозь пелену тайны и закрытости, которой ФСБ окружило всю эту работу, нет-нет, да и пробьется удивительное сообщение. О том, что телефон доверия Калининграда, например, завалили звонками студенты местного университета, жалуются, что их вербуют резиденты из Камеруна, Нигерии и Бразилии. Хотя, как мне кажется, в этой информации есть отзвуки неких студенческих пирушек и желание некоторых молодых людей подразжиться за счет государственной безопасности.

Второе дыхание телефон доверия ФСБ получил в сентябре 2000 года. На Лубянке поменяли номера, естественно, изменился и номер телефона доверия. Теперь 224-22-22 работает круглосуточно, и именно по нему «сотрудник Михаил» давал мне небольшое интервью.

Об изменении номера ФСБ широко сообщало, и это вызвало новый взрыв общественного интереса к этой проблеме. Но ведомство, по-видимому, сделало вывод из предыдущей дискуссий и, дабы на корню пресечь разного рода измышления на этот счет, сразу распространило выдержку из примечания к статье 275 Уголовного кодекса РФ (государственная измена). Можно сделать вывод, что эта «правовая подстежка» оказала какое-то влияние, в этот раз столь жесткой дискуссии не последовало.

Впрочем, были и другие причины, заставившие общество более терпимо относиться к телефону доверия. Главная из них — невиданный разгул терроризма, убийства, взрывы, диверсии. Кроме сообщений о шпионаже телефон доверия стал принимать звонки и о терроризме. Впрочем, для некоторых граждан этот телефон стал своеобразным каналом общения с власть предержащими: они сигнализируют обо всех увиденных безобразиях. От просьб чекистов звонить в другие организации — милицию, МЧС, пожарную службу — они просто отмахиваются: вы для нас высший авторитет.

Возрастание этого авторитета можно проследить по статистике поступивших звонков. Если в 2000 году сюда обратилось более 700 человек, то в прошлом, 2002 году поступило уже полторы тысячи сигналов, пятая часть их вызвала оперативный интерес. Что касается нынешнего, 2003 года, то на 15 мая зафиксировано 512 звонков (включая, видимо, и мой) и 31 из них вызвал интерес ФСБ. Эти цифры, особо подчеркнули в пресс-службе, эксклюзивны. В качестве действенности работы привели следующий пример: с помощью телефонных звонков удалось предотвратить взрывы в спортивном магазине, а также в супермаркете. Адреса их отказались сообщать, сказали только, что это лишь небольшая толика. Думается, если бы список достижений ограничивался только двумя спасенными магазинами, то идея телефона доверия полностью себя оправдала бы.

«Что во время дежурства на телефоне доверия вас больше всего удивляет?» — спросил я другого сотрудника ФСБ, попросившего не называть его имени. Ответ был таков: «Больше всего удивляет не телефонный звонок, а его отсутствие».

Меня бы это тоже удивило: а вдруг кто-то не знает номера телефона? На всякий случай повторю: 224-22-22.

Жалоба на сотрудников ФСБ

Подана жалоба на сотрудника полиции в Управление ФСБ России по Санкт-Петербургу и Лен. области. Ответ получен, направлено в ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Лен. обл. от 26.01.17 г. Для рассмотрения и принятия решения. 2.02.17 г сотрудник ФСБ, проводил проверку и вызвал не заявителя в районный отдел полиции, а свидетеля. Обвинил его в угрозах по телефону, действующему сотруднику ФСБ, прапорщику. Под давлением заставил написать, что такого не повториться. Пригрозил статьёй УК РФ т.е. заставил подтвердить угрозы. Сотрудник полиции оказался сотрудником ФСБ прапорщик, как привлечь к ответственности его, за превышение своих полномочий в быту, за угрозы, попытку физической расправы? Стало понятно, что он сообщил в ФСБ, что угрожал ему по телефону свидетель его неправомерных действий т.е. обезопасил себя. Не понятно, сама проверка была частного характера, в помощь своему сотруднику или настоящая. Куда следует обратиться, чтобы не оставить безнаказанно сотрудника ФСБ, на которого подана жалоба.

Добрый вечер. Для начала Вам необходимо получить ответ на вашу жалобу вы после этого можете обжаловать в прокуратуру и в суд соответственно. Всего хорошо Приятного вечера.

Подавал Жалобу в ГП РФ на бездействие сотрудников ФСБ РФ при рассмотрении моих обращений о совершенных уголовно наказуемых преступлениях — работа ООО без лицензии ФСБ (гос. тайна, финансирование террористических банд-формирований, «откаты» и взятки министрам Дагестана и т.д.). ГП РФ перенаправил мою Жалобу в Военную Прокуратуру, которая отказала мне в удовлетворении Жалобы.
Подскажите, как правильно обжаловать Отказ Военной Прокуратуры? В какой суд следует обжаловать Отказ?
Заранее признателен.

Прокуратура — централизованная система органов. Поэтому неудовлетворительное решение нижестоящего прокурора может быть обжаловано вышестоящему прокурору. Кроме того, действия (бездействие) решение должностных лиц органов прокуратуры может быть обжаловано и в суд в соответствии с требованиями КАС РФ

На меня написали ананимную жалобу в фсб могут ли сотрудники фсб ее рассматривать. Когда в ней нет ФИО только подпись даже конверт не подписан.

Могут конечно. И не просто могут, а обязаны.

Анонимки не подлежат рассмотрению, хотя все зависит от содержания заявления.

Нет, анонимные заявления рассматривать не должны.

Само по себе анонимное обращение рассматриваться не будет. Однако факты, изложенные в нем, проверяться могут.

А какой форме писать или говорить жалобу на сотрудника ФСБ.

Пишите жалобу в прокуратуру в свободной форме, излагая доводы

Я бы советовала обратиться за помощью в составлении жалобы к компетентному юристу. тем более, что жалуетесь на ФСБ))) заодно юрист проверит..есть ли основания жаловаться. В противном случае, если жалоба не имеет оснований и доказательств..могут Вас привлечь за ложный донос и клевету..

Куда нужно писать жалобы на неправомерные действия со стороны сотрудников ФСБ в Уфе? есть мед. освидетельствование пыток.

Подавать жалобу нужно в военную прокуратуру или в военный следственный отдел, поскольку они военнослужащие.

Каков срок ответа на жалобу на действия сотрудников ФСБ.

ответ на жалобу дается в срок до 1 месяца, если это не заявление о совершении преступления

Консультация юриста по телефону: 8800 505 9111. Звонок бесплатный.

Как написать на жалобу на сотрудника фсб пограничной службы за неправомерные действия?

пишете на имя начальника в произвольной форме указываете все обстоятельства

Можно ли написать жалобу на сотрудника полиции в службу ФСБ за неправомерные действия сотрудника полиции?

Лучше пишите в прокуратуру. В соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»: Статья 10. Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений 1. В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Решение по жалобе на приговор, решение, определение и постановление суда может быть обжаловано только вышестоящему прокурору…

ФСБ начнет рассматривать анонимные сообщения

Также, согласно новой инструкции, автор подписанного письма имеет право знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения его обращения.

Анонимные сигналы, поступившие в Федеральную службу безопасности РФ, будут рассматриваться и проверяться, согласно проекту инструкции ФСБ о работе с обращениями граждан.

Анонимкой по действующему закону считается даже письмо с фамилией автора, но без адреса, а согласно федеральному закону, анонимки в нашей стране не рассматриваются. Тем не менее, отдельные инструкции в тех или иных структурах допускают прием не подписанных заявлений, в частности, о терроризме.

В новом проекте инструкции ФСБ прописан порядок работы с анонимными обращениями граждан. По этому положению специалисты службы безопасности обязаны будут незамедлительно проверять любую информацию, даже если ее источник не пожелал идентифицировать себя. Ответы на анонимные письма даваться не будут, но данные из них, в зависимости от важности, будут либо «приобщены к соответствующему делу», либо «уничтожены в установленном порядке».

Как пишет «Российская газета», понятие анонимок в сознании обывателей тесно связано с 37 годом прошлого века и массовыми репрессиями на основе анонимных доносов. Однако, как сообщает издание, такая ассоциация не совсем верна, так как в то время доносы редко были анонимными – спецслужбы прекрасно знали, кто автор, но не разглашали эту информацию.

Сообщение в ФСБ можно отправить как в бумажном, так и в электронном виде. Кроме того, проект инструкции ФСБ о работе с обращениями граждан предусматривает право автора письма ознакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения его обращения, если в документах нет государственных и иных охраняемых законом секретов. Знакомить граждан с документами и материалами будут в приемных, о результатах ознакомления должна быть составлена справка.

Можете не представляться

Работа с анонимками в нашей стране имеет плохую предысторию. Впрочем, сейчас, уверены эксперты, история не повторяется. Согласно проекту учету, регистрации и проверке подлежат анонимные сообщения, в которых содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении. Иногда информация, которой хочет поделиться человек, настолько опасна, что ему страшно ставить свою подпись. Между тем эта информация может спасти чьи-то жизни.

Когда-то — именно из-за плохой предыстории — работа с анонимками в государственных ведомствах была прекращена. Слишком часто безымянные бумажки разбивали чью-то жизнь. Поэтому теперь их положено выбрасывать в корзину. Однако для спецслужб и правоохранителей все-таки приходится делать исключение. «Согласно Закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» анонимные заявления не рассматриваются, — говорит доктор юридических наук Иван Соловьев. — Однако существуют отдельные ведомственные инструкции, которые допускают рассмотрение анонимных заявлений об актах терроризма».

Обыватели при словах «анонимки» и спецслужбы обычно вспоминают 37 год. Прошлого, естественно, века. Однако связывать репрессии с анонимками все-таки не совсем правильно. Действительно, масса людей в те мрачные годы попадали в тюрьму по ложным доносам. Однако доносы в большинстве своем не были анонимными, спецслужбы, как правило, прекрасно знали их авторов. Другое дело, что имена доносчиков, конечно, не разглашались.

«Когда я писал кандидатскую работу по истории, мне пришлось изучить немало материалов в архивах ФСБ, — рассказал недавно «РГ» действующий офицер, защитивший диссертацию по истории органов безопасности. — Читать приходилось в том числе и доносы 20-х и 30-х годов. Весьма занимательное чтение. Многие бумаги были написаны хорошим литературным языком. Но донос был своего рода игрой в русскую рулетку. Руководство, получив сигнал, решало, нужен или нет человек, на которого написали. Если нужен, никакой компромат его не мог свалить, зато вполне могли разобраться с доносчиком. Если же решали, что человек не нужен, его, как говорится, пускали в расход. Такие были времена».

Анонимки же, по его словам, стали культовым средством расправы уже позже, и судьбы людям ломали не спецслужбы, а райкомы, обкомы и т.п. Тогда было принято пропесочивать людей на парт и других собраниях. А отправить человека на мытарства перед коллективом вполне могла грязная безымянная бумажка, написанная, быть может, из зависти. Именно поэтому в свое время было большим достижением принятие правил, что анонимные сообщения в государственных органах не рассматриваются.

Недавно, кстати, «РГ» опубликовала закон, уточняющий понятие анонимки. По предыдущему положению, ответ не давался, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина или почтовый адрес. Получалось, если указано что-то одно, письмо вроде как не анонимка. Однако фамилия часто вовсе ничего не значит, нужны еще какие-то данные, позволяющую установить личность человека. Поэтому сейчас ответы положено давать, если в письме указаны и фамилия, и адрес. Иначе будет анонимка. Тот же закон, к слову, предусматривает, что анонимки с сообщениями о преступлениях могут браться в работу.

Такой же принцип закреплен и в проекте приказа ФСБ. «На письменное обращение, не содержащее фамилии гражданина, направившего обращение, или почтовый адрес (адрес электронной почты), по которому должен быть направлен ответ, ответ не дается. Такое обращение на основании письменного решения руководителя, начальника органа безопасности либо другого уполномоченного им должностного лица может быть признано анонимным и приобщено к соответствующему делу или уничтожено в установленном порядке», — говорится в документе.

«Здесь также следует не забывать о главном принципе — разумности, — считает Иван Соловьев. — Важно рассматривать лишь конструктивные обращения граждан. Хотя от неадекватных обращений никто не застрахован, и их порой бывает очень много. Так как нужно будет отделять подобные заявления из общего потока, анализировать, можно спрогнозировать увеличение нагрузки на аналитиков ведомства». По его словам, если же говорить о возможных злоупотреблениях, то злоупотреблять можно и без анонимности. Ведь под нее, при желании, можно подвести любую информацию. Анонимность же может спасти, когда человек знает нечто важное, но боится за себя. На хамские же обращения в ФСБ отвечать по существу не будут. Человеку лишь вежливо укажут на его невоспитанность.

«Если в поступившем обращении содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица органов безопасности, а также членов его семьи, то оно может быть оставлено без ответа по существу поставленных в нем вопросов», — сказано в проекте. «В этом случае гражданину, направившему обращение, сообщается о недопустимости злоупотребления правом». При этом обращение может быть направлено в соответствующий орган безопасности или государственный орган для принятия необходимых мер по предотвращению возможных противоправных действий. Например, если в письме содержатся реальные угрозы, ответить просто вежливой отпиской было неправильно. Кстати, обратиться в ФСБ можно не только обычным письмом, но и по электронной почте.

Ответ человек также может получить на бумаге или по Интернету. Как захочет. Любопытно, что в прошлом году был опубликован приказ с новыми квалификационными требованиями к чекистам. Теперь сотрудники ФСБ должны быть на «ты» с компьютером. Чекисты должны иметь навыки «работы в операционной системе, управления электронной почтой, работы в текстовом редакторе, работы с электронными таблицами, работы с базами данных».

Проект инструкции ФСБ о работе с обращениями граждан предусматривает еще важное положение: автору письма должны дать возможность знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения его обращения, если в документах нет государственных и иных охраняемых законом секретов. Знакомить граждан с документами и материалами будут в приемных, о результатах ознакомления составляется справка.