42 коап комментарий

Комментарии к СТ 8.42 КоАП РФ

Статья 8.42 КоАП РФ. Нарушение специального режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на прибрежной защитной полосе водного объекта, водоохранной зоны водного объекта либо режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения

Комментарий к статье 8.42 КоАП РФ:

1. Целью данной статьи является установление дополнительных мер защиты правопорядка при осуществлении различных видов производственной и иной деятельности вблизи от водных объектов. Сфера деятельности статьи ограничена местом совершения правонарушений, т.е. прибрежной защитной полосой водных объектов, их водоохранными зонами, зонами санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также кругом субъектов, которые осуществляют на указанных территориях противоправную деятельность либо функции контроля и надзора.

2. Правовое регулирование охраны прибрежной защитной полосы водных объектов, их водоохранных зон, зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения осуществляется на основе норм Водного кодекса РФ, подзаконными нормативными актами, а также Федеральным законом от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и др.

Статья включает два формальных состава и является специальной по отношению к ст. ст. 8.1, 8.13 и др. комментируемого Кодекса.

3. Объектом правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, являются общественные отношения в области использования и охраны территорий, предназначенных для защиты водных объектов и обеспечения правомерных видов пользования ими.

Предмет правонарушения перечисляется как в наименовании, так и в тексте статьи. Подробно он раскрывается в ст. ст. 55, 67 ВК РФ (см. также комментарий к ст. 8.13 настоящего Кодекса).

4. Объективная сторона составов правонарушений сформулирована с помощью только одного термина «использование», которое является максимально обобщенным обозначением всех возможных разновидностей хозяйственной и иной деятельности. Фактически содержание данного признака состава раскрывается только на основе правил, установленных природоресурсным, санитарным и экологическим законодательством РФ. Использование означает любые активные действия.

5. Субъекты правонарушения перечислены в тексте комментируемой статьи.

6. Субъективная сторона — умышленная вина.

7. Дела об административных правонарушениях по данной статье рассматривают должностные лица органов, осуществляющих в пределах их компетенции федеральный и региональный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов (ст. ст. 23.23 и 23.23.1), органов, осуществляющих контроль и надзор в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (ст. 23.27); по ч. 2 данной статьи дела рассматривают также должностные лица органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 23.13).

Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица перечисленных выше органов (ч. 1 ст. 28.3), а также должностные лица органов внутренних дел (полиции) (п. 1 ч. 2 ст. 28.3).

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ПРЕДУСМОТРЕННОЙ СТАТЬЕЙ 19.29 КоАП РФ

Проблема противодействия коррупции в различных сферах деятельности органов государственной власти и местного самоуправления по-прежнему остается актуальной. Президентом Российской Федерации В. В. Путиным на заседании Совета по противодействию коррупции, состоявшемся 30 октября 2013 г., указано, что «антикоррупционная политика государства должна основываться на принципе неотвратимости наказания за правонарушения. На всех направлениях борьбы с коррупцией надо действовать последовательно, наступательно»(1).

Конвенцией ООН против коррупции 2003 г. (п. 1 ст. 12) предусмотрена обязанность каждого государства-участника по принятию мер в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства по предупреждению коррупции в частном секторе. В силу подп. «e» п. 2 ст. 12 названной Конвенции в целях предупреждения возникновения коллизии публичных и частных интересов государства вправе устанавливать ограничения в надлежащих случаях и на разумный срок в отношении профессиональной деятельности бывших публичных должностных лиц или в отношении работы публичных должностных лиц в частном секторе после их выхода в отставку или на пенсию, когда такая деятельность или работа прямо связаны с функциями, которые такие публичные должностные лица выполняли в период их нахождения в должности или за выполнением которых они осуществляли надзор.

В соответствии с ч. 4 ст. 12 Федерального закона от 22.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» работодатель при заключении трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг), указанного в ч. 1 ст. 12, с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Данная норма направлена на повышение эффективности противодействия коррупции и основывается на принципах приоритетного применения мер по предупреждению коррупции и комплексного использования политических, организационных, информационно-пропа-гандистских, социально-экономических, правовых,

специальных и иных мер для борьбы с этим явлением(1).

Неисполнение работодателем обязанности, установленной ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», влечет ответственность согласно законодательству Российской Федерации.

В целях реализации данной нормы соответствующие изменения были внесены в Трудовой кодекс Российской Федерации (ч. 3 ст. 64.1, ст. 84) и Федеральные законы от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (ч. 4 ст. 14), а также Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ).

Федеральным законом от 25.12.2008 № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона “О противодействии коррупции”» в КоАП РФ включена ст. 19.29, предусматривающая ответственность за незаконное привлечение к трудовой деятельности либо к выполнению работ или оказанию услуг государственного или муниципального служащего либо бывшего государственного или муниципального служащего (действует в редакции Федерального закона от 21.11.2011 № 329-ФЗ).

Полномочием возбуждать административные дела по названной статье КоАП РФ наделен только прокурор. Анализ судебной практики свидетельствует, что в отдельных случаях прокурорами при возбуждении административных производств и судами при их рассмотрении допускаются нарушения требований КоАП РФ, действиям юридических и должностных лиц дается неверная квалификация. В связи с этим рассмотрение вопросов применения прокурорами административной ответственности, предусмотренной ст. 19.29 КоАП РФ, представляется актуальным.

При возбуждении дел по указанной статье необходимо учитывать, что состав административного правонарушения имеется как при нарушении десятидневного срока уведомления о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, так и при ненаправлении уведомления.

Например, Тульской транспортной прокуратурой в ходе проверки установлено, что бывший государственный служащий К., ранее замещавший должность в ЛО МВД России на ст. Тула, отнесенную к разделу III Перечня «Другие должности федеральной государственной службы, замещение которых связано с коррупционными рисками», и уволенный с государственной службы 24 октября 2011 г., был принят на работу в Общество на должность инструктора подразделения охраны 23 января 2012 г. Вместе с тем уведомление о заключении трудового договора между Обществом и К. поступило в ЛО МВД России на ст. Тула лишь 28 марта 2012 г., т. е. с нарушением десятидневного срока, установленного в ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции». В связи с этим на основании постановления мирового судьи, признанного законным Московским городским судом, Общество привлечено

к административной ответственности по ст. 19.29 КоАП РФ(1).

Кроме того, необходимо принимать во внимание, что ограничения, предусмотренные ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», действуют только в отношении лиц, занимавших должности, перечисленные в указе Президента Российской Федерации от 18.05.2009 № 557 «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей». Перечни должностей федеральной государственной службы в федеральных государственных органах утверждаются руководителями этих органов. Перечни должностей государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации и муниципальной службы утверждаются соответственно органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, согласно п. 4 указа Президента Российской Федерации от 21.07.2010 № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона “О противодействии коррупции”».

При принятии на работу бывшего государственного либо муниципального служащего, должность которого не входила в указанные перечни, обязанность направления уведомления бывшему работодателю отсутствует. Однако прокурорами допускались случаи возбуждения дел об административных правонарушениях в отношении организаций и должностных лиц, привлекавших к работе бывших служащих, должности которых не были включены в указанные перечни.

Например, мировым судьей Ульчского района Хабаровского края в отношении Л. вынесено постановление о назначении административного наказания в связи с тем, что Л., будучи генеральным директором ООО ЧОП «…», при заключении трудового договора с В., который ранее, с 13 сентября 2003 г. по 24 июня 2011 г., проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации в должности милиционера патрульно-постовой службы ЛОП Хабаровского ЛУ МВД России на транспорте, в установленный законом десятидневный срок не сообщил представителю нанимателя (работодателю) В. по последнему месту службы о привлечении его к трудовой деятельности.

Вместе с тем суд не учел, что должность милиционера патрульно-постовой службы не включена в соответствующий Перечень должностей, утвержденный Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 31.08.2009 № 680. В связи с этим постановление мирового судьи и решение районного суда по делу отменены(2).

Судебной практикой однозначно разрешен вопрос о возникновении у представителя нанимателя (работодателя) обязанности в десятидневный срок сообщать о заключении трудового договора (служебного контракта) с бывшим государственным (муниципальным) служащим, замещавшим должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы в том случае, если бывший служащий осуществляет свою служебную (трудовую) деятельность в государственном (муниципальном) органе.

Так, Верховным Судом Российской Федерации при рассмотрении надзорной жалобы А. на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Пуровского

района Ямало-Ненецкого автономного округа установлено, что должностное лицо администрации муниципального образования А. привлечено к административной ответственности в связи с тем, что 13 апреля 2012 г. администрацией муниципального образования заключен трудовой договор с А., который до заключения данного трудового договора состоял на государственной службе и занимал должность заместителя начальника отдела МВД России следственного отдела ОМВД России по району Ямало-Ненецкого автономного округа, в нарушение ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» в десятидневный срок с момента заключения трудового договора уведомление о заключении такого договора не направлено представителю нанимателя (работодателю) государственного служащего по последнему месту его службы — в ОМВД России по Ямало-Ненец-кому автономному округу. Производство по делу Верховным Судом Российской Федерации прекращено. Данное решение обусловлено тем, что в соответствии со ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» ограничения, налагаемые на гражданина, замещавшего должность государственной или муниципальной службы, при заключении им трудового или гражданско-правового договора, распространяются только на случаи заключения такого договора с организацией. Указом Президента Российской Федерации от 21.07.2010 № 925 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона “О противодействии коррупции”» такие ограничения для государственных гражданских служащих установлены в случаях замещения должности и выполнения работы на условиях гражданско-правового договора с коммерческими и некоммерческими организациями. С учетом положений ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), ст. 2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и иных нормативных правовых актов, регламентирующих правовые основы деятельности федеральных органов исполнительной власти, к категории организаций не могут быть отнесены федеральные органы исполнительной власти. В связи с этим ограничения, установленные ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции», не распространяются на случаи перехода гражданина на работу по трудовому договору (служебному контракту) в другой государственный орган(1). Аналогичная позиция доведена до сведения прокуроров в информационном письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 25.07.2013 № 86-382-2013 «О практике надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции».

Кроме того, ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» не ставит обязанность работодателя сообщить о заключении трудового или гражданско-правового договоров в зависимость от того, замещал ли бывший государственный гражданский или муниципальный служащий должность, включающую функции государственного, муниципального (административного) управления данной организацией, либо от того, выполнял ли он, находясь на государственной гражданской службе, обязанности, аналогичные тем, которые он выполняет у работодателя. Так, в результате проведенной прокуратурой Санкт-Петербурга проверки выявлено, что Д., до 22 декабря 2010 г. занимавший должность заместителя начальника юридического отдела регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам России по Северо-Западному федеральному округу (СЗФО), был принят на работу по трудовому договору от 6 ноября 2012 г. на должность ведущего юрисконсульта Департамента взыскания ООО «…». Уведомление о заключении трудового договора с Д. было направлено ООО «…» в ФСФР России с нарушением срока. При рассмотрении жалобы на

судебные решения ООО ссылалось на то, что должностные обязанности Д. не связаны с его работой в ФСФР России по СЗФО, однако эти доводы не приняты во внимание судом(1). Данная позиция подтверждена Верховным Судом Российской Федерации(2).

Согласно чч. 1, 2 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» гражданин, замещавший должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после увольнения с государственной или муниципальной службы обязан сообщать работодателю сведения о последнем месте своей службы при заключении трудового договора — независимо от размера оплаты труда, и (или) гражданско-правового договора (договоров), стоимость выполнения работ (оказание услуг) по которому (которым) в течение месяца превышает сто тысяч рублей.

Показателен следующий пример из судебной практики. Постановлением мирового судьи района Арбат города Москвы филиал ЗАО «…» признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ.

Вместе с тем ст. 55 ГК РФ регламентировано, что филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений.

Из постановления о возбуждении административного дела следует, что дело возбуждено в отношении юридического лица, определением мирового судьи судебного участка г. Санкт-Петербурга указанное дело в отношении юридического лица передано для рассмотрения по месту нахождения юридического лица.

Между тем мировой судья и судья районного суда при рассмотрении дела сделали ошибочный вывод о том, что надлежащим субъектом рассматриваемого правонарушения является филиал.

Данные обстоятельства явились основанием для отмены судебных решений(3).

Как следует из положений ст. 2.4 КоАП РФ, административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. В связи с этим, решая вопрос о привлечении к административной ответственности должностного лица организации, не выполнившей обязанность по уведомлению бывшего работодателя, следует устанавливать, входило ли направление уведомления в его должностные обязанности.

Так, в результате проведенной прокуратурой Центрального района г. Новосибирска проверки было установлено, что начальником организационно-кадрового отдела управления по работе с персоналом ОАО «…» Р. не были выполнены требования ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» при заключении трудового договора с К., которая ранее замещала должность государственного налогового инспектора отдела работы с налогоплательщиками ИФНС по Центральному району г. Новосибирска, включенную в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы в Федеральной налоговой службе, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах

имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденный Приказом ФНС России от 25.08.2009 № ММ-7-4/[email protected] В связи с этим в отношении Р. возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 19.29 КоАП РФ.

Вместе с тем из материалов дела следовало, что трудовой договор с К. заключен ОАО в лице представителя работодателя — начальника управления по работе с персоналом ОАО Е., действующей на основании доверенности.

Сведений о том, что обязанность по соблюдению требований ч. 4 ст. 12 Федерального закона «О противодействии коррупции» в отношении всех принятых в ОАО работников возложена на Р., материалы дела не содержали. Соответствующая обязанность в должностной инструкции начальника организационно-кадрового отдела управления по работе с персоналом ОАО не предусмотрена. Таким образом, вывод о том, что Р. совершено деяние, образующее состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не обоснован(1).

Следует также устанавливать наличие у организации информации, полученной у работника, о том, что в период, не превышающий два года до заключения гражданско-правового договора, гражданин являлся государственным служащим.

Так, основанием для отмены постановления о привлечении юридического лица к административной ответственности и прекращения дела об административном правонарушении в отношении ООО «…» явилось установление Верховным Судом Российской Федерации отсутствия его вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП РФ. В ходе рассмотрения надзорной жалобы установлено, что ООО «…» заключило трудовой договор с К., ранее замещавшей должность специалиста 1-го разряда Межрайонной ИФНС, включенную в Перечень должностей федеральной государственной гражданской службы в Федеральной налоговой службе, при назначении на которые граждане и при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, утвержденный Приказом ФНС России от 25.08.2009 № ММ-7-4/[email protected] ООО «…» в установленный срок не сообщило представителю нанимателя К. по последнему месту ее службы о привлечении последней к трудовой деятельности. Вместе с тем в ходе производства по делу судьями нижестоящих судебных инстанций было установлено, что К. при устройстве на работу в ООО «…» подала заявление о выдаче ей новой трудовой книжки ввиду утери старой. При этом К. ни в анкете для службы безопасности, ни в анкете для регистрации кандидата не указывала о последнем месте своей службы. Следовательно, у ООО «…» отсутствовали сведения о том, что К. ранее замещала должность специалиста 1-го разряда Межрайонной ИФНС, в связи с чем ООО «…» не имело возможности сообщить в Межрайонную ИФНС о заключении с К. трудового договора(2).

Представляется, что изложенная информация позволит избежать наиболее типичных нарушений при вынесении прокурорами постановлений по ст. 19.29 КоАП РФ.

Статья 5.42 КоАП РФ. Нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости (действующая редакция)

1. Неисполнение работодателем обязанности по созданию или выделению рабочих мест для трудоустройства инвалидов в соответствии с установленной квотой для приема на работу инвалидов, а также отказ работодателя в приеме на работу инвалида в пределах установленной квоты —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

2. Необоснованный отказ в регистрации инвалида в качестве безработного —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 5.42 КоАП РФ

1. О статусе работодателя см. п. 1 комментария к ст. 5.28, п. 1 комментария к ст. 5.29. Основные права и обязанности работодателя определены ст. 22 Трудового кодекса РФ.

Согласно Федеральному закону от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2001 г. N 188-ФЗ) под инвалидом понимается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость социальной защиты такого лица.

Под ограничением жизнедеятельности подразумевается полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет — категория «ребенок-инвалид».

Признание лица инвалидом осуществляется Государственной службой медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом определены Положением о признании лица инвалидом, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1996 г. N 965.

2. Организациям, численность работников в которых составляет более 30 человек, устанавливается квота для приема на работу инвалидов в процентах к среднесписочной численности работников (но не менее 2% и не более 4%).

Общественные объединения инвалидов и образованные ими организации, в том числе хозяйственные товарищества и общества, уставный (складочный) капитал которых состоит из вклада общественного объединения инвалидов, освобождаются от обязательного квотирования рабочих мест для инвалидов.

Механизм установления квоты в организациях определяется органами государственной власти субъектов РФ.

В случае невыполнения или невозможности выполнения установленной квоты для приема на работу инвалидов работодатели ежемесячно вносят в бюджеты субъектов РФ обязательную плату за каждого нетрудоустроенного инвалида в пределах установленной квоты. Размеры и порядок внесения работодателями указанной платы определяются органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

3. Специальные рабочие места для трудоустройства инвалидов — рабочие места, требующие дополнительных мер по организации труда, включая адаптацию основного и вспомогательного оборудования, техническому и организационному оснащению, дополнительному оснащению и обеспечению техническими приспособлениями с учетом индивидуальных возможностей инвалидов. Минимальное количество специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов устанавливается органами исполнительной власти субъектов РФ для каждого предприятия, учреждения, организации в пределах установленной квоты для приема на работу инвалидов.

Специальные рабочие места для трудоустройства инвалидов создаются за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов РФ, за исключением рабочих мест для инвалидов, получивших трудовое увечье или профессиональное заболевание. Специальные рабочие места для трудоустройства инвалидов, получивших заболевание или увечье при исполнении обязанностей военной службы или в результате стихийных бедствий и межнациональных конфликтов, создаются за счет средств федерального бюджета. Специальные рабочие места для лиц, ставших инвалидами вследствие несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний, создаются за счет средств работодателей — причинителей вреда.

4. Безработным признается инвалид, имеющий трудовую рекомендацию, заключение о рекомендуемом характере и условиях труда, которое выдано в установленном порядке, не имеющий работы, зарегистрированный в органе Минтруда России в целях поиска подходящей работы и готовый приступить к ней.

Для принятия решения о признании инвалида безработным он представляет в указанный орган наряду с документами, установленными Законом РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации», индивидуальную программу реабилитации инвалида, разработанную в соответствии со ст. 11 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Отказ должностного лица органа Минтруда России в регистрации инвалида с нарушением указанных требований квалифицируется по ч. 2 комментируемой статьи.

Публикации

Снижение размера административного штрафа ниже низшего предела

Александр Киселев, Старший юрист Практики по проектам в энергетике

Киселев_National Business_Снижение размера административного штрафа ниже низшего предела

Привлечение юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности за совершение различных правонарушений в последнее время приобрело массовый характер. Значительное число контролирующих органов (региональные управления Федеральной антимонопольной службы, органы налогового, таможенного контроля, Роспотребнадзор и др.), а также отсутствие в штате организации квалифицированных юристов, которые могли бы предотвратить возможные нарушения, приводят к значительным финансовым потерям бизнеса, связанным с оплатой административных штрафов.

Нередки ситуации, в которых установленный государством размер административного наказания является обременительным для нарушителя и не соотносится с обстоятельствами допущенного нарушения.

Рассматривая аналогичную ситуацию, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 25.02.2014 № 4-П сделал вывод о том, что в отдельных случаях закрепленные в КоАП РФ минимальные размеры административных штрафов, предусмотренные за отдельные нарушения положений законодательства, значительно превышают негативные последствия для общества, государства в целом и отдельных лиц.

В соответствии с указанным Постановлением КС РФ в КоАП РФ внесены изменения, позволяющие в исключительных случаях уменьшать размер административного штрафа ниже низшего предела.

Так, согласно части 3.2 статьи 4.1 КоАП РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса, в случае если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.

Снижение размера, назначенного административным органом, является правом суда либо должностного лица. Следует отметить, что размер административного штрафа даже при наличии исключительных обстоятельств не может быть менее половины от минимального размера.

На практике исключительными обстоятельствами, которые учитываются как административными органами, так и судами, являются:

1) сложное финансовое положение лица, привлекаемого к административной ответственности, – предбанкротное состояние, отсутствие прибыли, резкое снижение выручки;

2) оказание содействия административному органу в установлении обстоятельств дела – представление пояснений, явка представителей;

3) добровольное исполнение предписаний либо добровольное устранение допущенных нарушений;

4) совершение правонарушения впервые, ненамеренный характер действий;

5) социально направленная деятельность лица, привлекаемого к административной ответственности, – оказание коммунальных услуг, градообразующие предприятия, снабжение населения товарами первой необходимости.

Указанный перечень не является исчерпывающим, так как исключительные обстоятельства устанавливаются судом, административным органом и должностным лицом с учетом конкретных обстоятельств дела.

В завершение хотелось бы отметить, что изменения, внесенные в КоАП РФ, приведут к большей индивидуализации назначаемого наказания, а бизнес получил реально работающий инструмент по снижению бремени по оплате административных штрафов

Пресса о ВАС РФ

Казбек Карашев,
канд. юрид. наук, магистр частного права,
помощник судьи ВАС РФ

Ответственность за отходы

Деятельность предприятия не связана с обращением с отходами. Может ли оно быть привлечено к ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ? Подлежит ли данная статья применению только в случае нарушения компанией экологических и санитарно-эпидемиологических требований или при несоблюдении ею любых требований к обращению с отходами? Как отличить правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 8.2 КоАП РФ, от схожих составов административных правонарушений, установленных ст. 6.3, 8.1 КоАП РФ?

Кто может быть привлечен к административной ответственности на основании ст. 8.2 КоАП РФ?

Как следует из Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (далее — Закон № 89-ФЗ) его положения распространяются на три категории хозяйствующих субъектов:

1) индивидуальные предприниматели и юридические лица, в процессе деятельности которых образуются отходы;

2) индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами;

3) иные индивидуальные предприниматели и (или) юридические лица.

Изучение практики применения ст. 8.2 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что наиболее остро проблема определения субъекта административного правонарушения, установленного указанной нормой, проявляется в ситуации, когда нарушаются экологические или санитарно-эпидемиологические требования при сборе и накоплении отходов (в т. ч. при выносе отходов, подлежащих вывозу, в отведенные для этого места).

При разрешении обозначенного вопроса сформировались три различные правовые позиции.

В соответствии с первым подходом все три приведенные категории хозяйствующих субъектов могут быть привлечены к ответственности на основании ст. 8.2 КоАП РФ.

При этом в обоснование данной точки зрения приводятся следующие доводы.

Вынос отходов в отведенные для этого места следует рассматривать как накопление отходов, определяемое Законом № 89-ФЗ как временное складирование отходов в местах (на площадках), обустроенных в соответствии с предъявляемыми требованиями, в целях их дальнейшего использования, обезвреживания, размещения, транспортирования. Таким образом, указанные действия юридических лиц и индивидуальных предпринимателей следует квалифицировать как обращение с отходами, составляющее объективную сторону состава административной ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ.

Кроме того, в Законе № 89-ФЗ в качестве субъектов, обязанных исполнять отдельные действия, предусмотренные данным Законом, упоминаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, в результате хозяйственной и иной деятельности которых образуются отходы (п. 1 ст. 18 Закона № 89-ФЗ).

Таким образом, в соответствии с рассматриваемой позицией любые юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны соблюдать предъявляемые требования при накоплении отходов, а их неисполнение влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 8.2 КоАП РФ, независимо от того, является ли деятельность по накоплению отходов основным видом деятельности таких юридических лиц и индивидуальных предпринимателей или нет. При этом заключение юридическими лицами и индивидуальными предпринимателя договора о вывозе отходов со специализированной организацией не исключает их обязанности по соблюдению установленных требований, предъявляемых к накоплению отходов до их вывоза.

Согласно второму подходу ст. 8.2 КоАП РФ применима только к тем юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, которые специализируются на осуществлении деятельности по обращению с отходами. В Законе № 89-ФЗ они обозначены как индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами. К ним, в частности, относятся субъекты, профессионально осуществляющие сбор, использование, обезвреживание, транспортирование, размещение (хранение и захоронение), а также накопление отходов.

В обоснование указанной точки зрения приводятся следующие доводы.

Под накоплением отходов необходимо понимать временное складирование отходов в предназначенных для этого местах (на площадках), а именно на свалках, полигонах. Накопление отходов имеет место после их сбора — приема или поступления от разных лиц (обязанности по организации которых возложены на конкретных субъектов — муниципалитет и компании, управляющие жилыми домами), а также после вывоза в специально оборудованные места. Применение ст. 8.2 КоАП РФ предполагает совершение правонарушителем каких-либо активных действий, к которым обычные действия по выносу мусора для его последующего вывоза специализированной организацией отнести нельзя. Более того, накопление отходов определено Законом № 89-ФЗ как деятельность, т. е. систематическое совершение одних и тех же действий по складированию отходов. В связи с этим накопление отходов представляет собой предпринимательскую деятельность, осуществляемую специализированными организациями. Поэтому вынос отходов в место их сбора для последующего вывоза следует отличать от накопления отходов, и, соответственно, нельзя рассматривать как обращение с отходами.

В противном случае (при распространении ст. 8.2 КоАП РФ на всех юридических лиц и индивидуальных предпринимателей) привлечению к одинаковой ответственности с наложением одних и тех же санкций наравне подлежат как лица, профессионально осуществляющие деятельность по обращению с отходами (например, по их сжиганию, что требует наличия лицензии), так и лица, не осуществляющие такую деятельность и совершающие действия по выносу образующихся у них отходов для их последующего вывоза специализированными организациями.

Кроме того, в такой ситуации практически все юридические лица и индивидуальные предприниматели (трудно представить себе их деятельность без образования отходов) будут обязаны соблюдать многочисленные требования, предъявляемые к обращению с отходами, в т. ч.:

• внедрять малоотходные технологии;

• привлекать к обращению с отходами лишь лиц, имеющих профессиональную подготовку, подтвержденную свидетельствами (сертификатами) на право работы с отходами I-IV классов опасности (к которым можно отнести люминесцентные лампочки, батарейки и другие распространенные отходы).

Что касается распространения на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в результате хозяйственной и иной деятельности которых образуются отходы, обязанности по нормированию (ст. 18 Закона № 89-ФЗ), то ее выполнение данными субъектами не включено названным Законом в число требований к обращению с отходами. Ст. 18 Закона № 89-ФЗ является частью гл. IV «Нормирование, государственный учет и отчетность в области обращения с отходами», а не гл. III «Общие требования к обращению с отходами». Таким образом, невыполнение указанными лицами обязанности по нормированию не является основанием для привлечения их к ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ.

Таким образом, сторонники второй точки зрения предлагают исходить из того, что в действиях хозяйствующего субъекта отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 8.2 КоАП РФ, в том случае, если деятельность по накоплению отходов не является его основным видом деятельности, а осуществляется в целях их последующего вывоза специализированной организацией на основании договора.

Согласно третьему подходу под накоплением отходов следует понимать вынос отходов в место их сбора для последующего вывоза специализированной организаций на основании соответствующего договора. В связи с этим все хозяйствующие субъекты (не только индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами, но и индивидуальные предприниматели и юридические лица, в процессе деятельности которых образуются отходы) подлежат привлечению к ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ.

При рассмотрении одного из дел Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что размещение хозяйствующим субъектом на своей территории отходов производства и потребления, образовавшихся в результате осуществления им производственной деятельности, подлежит отнесению к такой разновидности обращения с отходами производства и потребления как накопление отходов.

В этой связи хозяйственный субъект обязан соблюдать при осуществлении своей производственной деятельности, в результате которой образуются отходы, требования Закона № 89-ФЗ, в т. ч. экологические и санитарно-эпидемиологические требования, установленные действующим законодательством.

Таким образом, Президиум ВАС РФ указал на то, что действующее законодательство не дает оснований для ограничения субъектного состава правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ, только лицами, специализирующимися на деятельности по обращению с отходами[1].

Однако меньше, чем через год, Президиум ВАС РФ рассмотрел другое дело, в рамках которого сформулировал противоположную приведенной выше правовую позицию по рассматриваемому вопросу.

Суд пришел к заключению, что под обращением с отходами следует понимать деятельность по накоплению, сбору, использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов, при этом названные виды деятельности (за исключением накопления отходов) вправе осуществлять специализированные организации, имеющие специальное разрешение (лицензию).

Следовательно, накапливание бытового мусора в металлических контейнерах, установленных на специальной площадке, не может быть признано деятельностью по накоплению отходов в смысле, придаваемом ей Законом № 89-ФЗ и нормативными правовыми актами в данной сфере[2].

Таким образом, говорить о том, что имеется правовая позиция ВАС РФ по обозначенному вопросу, пока преждевременно.

Нарушение каких требований к обращению с отходами влечет ответственность по ст. 8.2 КоАП РФ?

По данному вопросу также имеется две противоположенные правовые позиции.

В соответствии с первой точкой зрения ст. 8.2 КоАП РФ распространяется только на случаи несоблюдения экологических и санитарно-эпидемиологических требований, предусмотренных природоохранным законодательством и санитарными нормами и правилами, и не касается нарушений иных требований (в т. ч. установленных Законом № 89-ФЗ).

Такой подход обосновывается исходя из диспозиции нормы ст. 8.2 КоАП РФ, которая называется «Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами», а также из положений Закона № 89-ФЗ, разграничивающих экологические и санитарно-эпидемиологические требования с требованиями к обращению с отходами, предусмотренные Законом № 89-ФЗ.

Таким образом, ст. 8.2 КоАП РФ предусматривает ответственность именно за несоблюдение санитарно-эпидемиологических и экологических требований, а не всех требований к обращению с отходами.

Так, невыполнение организацией, в процессе деятельности которой образуются отходы I-IV классов опасности, обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 14 Закона № 89-ФЗ, о подтверждении отнесения отходов к конкретному классу опасности, является основанием для вынесения в ее адрес предписания об устранении нарушения, но не для привлечения к административной ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ.

Согласно второй точке зрения ст. 8.2 КоАП РФ подлежит применению как в случае нарушения экологических и санитарно-эпидемиологических требований, так и требований к обращению с отходами, предусмотренных Законом № 89-ФЗ.

Как следует из ст. 11 Закона № 89-ФЗ, общие требования, предъявляемые к обращению с отходами, подразделяются на:

При этом разработка проектов нормативов, лимитов, профессиональная подготовка сотрудников, получение свидетельств (сертификатов) и другие перечисляемые в гл. III Закона № 89-ФЗ требования составляют именно «иные требования», не относящиеся к экологическим и санитарным. Экологические требования предусматриваются природоохранным законодательством (Федеральным законом от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»), а санитарно-эпидемиологические — СанПиНами.

Из постановления Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 709/11 по делу № А32-10488/2010-58/157-58 можно сделать вывод о том, что высшая судебная инстанция придерживается второй позиции, да и сама диспозиция ст. 8.2 КоАП РФ, как представляется, не дает повода для ограничения объективной стороны правонарушения только нарушениями экологических или санитарно-эпидемиологических требований.

Как разграничить составы административных правонарушений, предусмотренных ст. 8.1 и 8.2 КоАП РФ?

Одну из проблем, касающихся разграничения составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 8.1 и 8.2 КоАП РФ, коллегия судей ВАС РФ определением от 04.07.2012 № 4973/12 по делу № А60-50398/2011 передала на рассмотрение Президиума ВАС РФ.

В данном определении предлагается поддержать ранее высказанную ВАС РФ правовую позицию, уточнив ее следующим образом: состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ образует любая деятельность по обращению с отходами производства и потребления или иными опасными веществами, осуществляемая хозяйствующим субъектом с нарушениями требований природоохранного законодательства, а не конкретный вид такой деятельности, на ведение которого требуется получение разрешения.

Следовательно, административная ответственность установлена за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при осуществлении не только деятельности по обращению с отходами в смысле, придаваемом ей нормами Закона № 89-ФЗ, но и при ином обращении с отходами производства и потребления или другими опасными веществами.

Что касается вопроса о разграничении составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 8.1 и 8.2 КоАП РФ, то коллегия судей поставила под сомнение правильность вывода нижестоящих судов о том, что ст. 8.2 КоАП РФ является специальной номой по отношению к общей норме ст. 8.1 КоАП РФ.

В обоснование указанного вывода суды использовали следующие аргументы:

1) на основании ст. 8.2 КоАП РФ к административной ответственности могут быть привлечены только специальные субъекты, осуществляющие деятельность в области обращения с отходами;

2) возможность привлечения неспециализированных по обращению с отходами предприятий к административной ответственности за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований предусмотрена в ст. 8.1 КоАП РФ.

Между тем, коллегия судей ВАС РФ посчитала, что у судов не было оснований для отмены оспариваемого постановления административного органа и квалификации совершенного обществом административного правонарушения на основании ст. 8.1 КоАП РФ, поскольку нарушение экологических требований произошло не в результате эксплуатации объектов капитального строительства.

Таким образом, действия хозяйствующего субъекта, выразившиеся в осуществлении деятельности без разработанного и утвержденного в установленном законом порядке проекта нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, а также с нарушениями условий содержащихся в проекте нормативов образования отходов и лимитах на их размещения, образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ.

Как отличить правонарушение, предусмотренное ст. 8.2 КоАП РФ от правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 6.3 КоАП РФ?

Для того чтобы упростить понимание обозначенной проблемы, рассмотрим конкретное правонарушение, которое квалифицируется судами по-разному.

Так, самым распространенным является нарушение, связанное с:

• наличием неорганизованных свалок мусора и твердых бытовых отходов;

• отсутствием контейнеров для сбора твердых бытовых отходов;

• сбором твердых бытовых отходов от жилых домов в негерметичные контейнеры дворовых помойниц.

Данное нарушение, по мнению некоторых арбитражных судов, не может квалифицироваться как деятельность по обращению с отходами производства и потребления, подпадающая под действие ст. 8.2 КоАП РФ, а является навалом мусора, т. е. нарушением правил благоустройства и санитарно-эпидемиологических правил, ответственность за которое установлена ст. 6.3 КоАП РФ.

Между тем, по мнению автора, такой подход не совсем согласуется с действующим природоохранным и жилищным законодательством в связи со следующим.

По смыслу ч. 1 ст. 36 ЖК РФ к общему имуществу в многоквартирном доме относятся, в частности:

• санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения;

• земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

Оборудование и иные объекты, используемые для сбора твердых бытовых отходов (мусоропроводы, контейнеры, бункеры-накопители, специально оборудованные площадки и т.п.), согласно Правилам и нормам технической эксплуатации жилищного фонда (пункты 1.8, 3.7, 5.9 и др.), утвержденным постановлением Госстроя России от 27.09.2003 № 170, предназначены для обслуживания и эксплуатации всего многоквартирного дома. Эксплуатация таких объектов и оборудования, заключающаяся в сборе и вывозе накапливаемых в них твердых бытовых отходов, ремонте и содержании самих объектов, осуществляется собственниками помещений многоквартирного дома в общих интересах.

Следовательно, сбор, накопление и вывоз твердых бытовых отходов, образующихся в результате деятельности жильцов многоквартирного дома (приготовление пищи, упаковка товаров, уборка и текущий ремонт оборудования и помещений, в т. ч. предназначенных для обслуживания всего дома, и т. п.), являются составной частью содержания общего имущества многоквартирного дома.

В соответствии с ч. 2 ст. 162 ЖК РФ по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме, органов управления товарищества собственников жилья либо органов управления жилищного кооператива или органов управления иного специализированного потребительского кооператива) в течение согласованного срока за плату обязуется:

• оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме;

• предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в нем лицам;

• осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

Как следует из ч. 1, 1.1 ст. 161 ЖК РФ, управляющая компания должна обеспечить благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме в соответствии с требованиями законодательства, в т. ч. в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, о техническом регулировании, пожарной безопасности, защите прав потребителей.

При управлении многоквартирным домом управляющая организация несет ответственность перед собственниками помещений в нем за оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме и качество которых должно соответствовать требованиям технических регламентов и установленных Правительством РФ правил содержания общего имущества в многоквартирном доме (п. 2.3 ст. 161 ЖК РФ).

Таким образом, управляющая организация является субъектом ответственности за административные правонарушения, связанные с оказанием всех услуг и (или) выполнением работ, обеспечивающих надлежащее содержание общего имущества в таком доме, качество которых не соответствует требованиям технических регламентов и правил содержания общего имущества в многоквартирном доме.

Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при сборе, накоплении, использовании, обезвреживании, транспортировании, размещении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами влечет для граждан, должностных лиц, лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридических лиц административную ответственность в соответствии со ст. 8.2 КоАП РФ.

Деятельность по сбору, накоплению, использованию, обезвреживанию, транспортированию, размещению отходов согласно ст. 1 Закона № 89-ФЗ признается обращением с отходами.

Как уже указывалось, административная ответственность установлена за несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при осуществлении не только деятельности по обращению с отходами в смысле, придаваемом ей нормами Закона № 89-ФЗ, но и при ином обращении с отходами производства и потребления или другими опасными веществами.

Таким образом, любое обращение с отходами производства и потребления или иными опасными веществами с нарушением экологических и санитарно-эпидемиологических требований образует состав упомянутого административного правонарушения.

Следовательно, субъектный состав правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ, не ограничивается только лицами, специализирующимися на деятельности по обращению с отходами.

Согласно ст. 1 Закона № 89-ФЗ под отходами производства и потребления понимаются остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства.

В этой связи твердые бытовые отходы, образующиеся в результате деятельности жильцов многоквартирного дома, относятся к отходам производства и потребления, и обращение с ними регулируется Законом № 89-ФЗ, который имеет своею целью предотвращение вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду.

Законом № 89-ФЗ установлены требования и обязанности в сфере обращения с отходами производства и потребления, распространяющиеся на хозяйствующих субъектов, в процессе деятельности которых образуются отходы, а также на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в области обращения с отходами.

Следовательно, управляющие организации при осуществлении своей деятельности по содержанию общего имущества многоквартирного дома, в результате которой образуются отходы, обязаны соблюдать требования Закона № 89-ФЗ, в т. ч. экологические и санитарно-эпидемиологические требования, установленные действующим законодательством.

Как уже указывалось, под накоплением отходов в ст. 1 Закона № 89-ФЗ понимается временное складирование отходов в местах, обустроенных в соответствии с требованиями законодательства в области охраны окружающей среды и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в целях их дальнейшего использования, обезвреживания, размещения, транспортирования. Под сбором отходов подразумеваются прием или поступление отходов от физических лиц и юридических лиц в целях дальнейшего использования, обезвреживания, транспортирования и размещения таких отходов.

Таким образом, управляющие организации также могут быть надлежащими субъектами предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ правонарушения в случае несоблюдения ими экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления.

Делая вывод о неправильной квалификации вменяемого управляющей организации правонарушения, нередко указывают на то, что нарушение требований СанПиН 42-128-4690-88 «Санитарные правила содержания территорий населенных мест» не составляет объективную сторону административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 8.2 КоАП РФ. В этой связи, что совершенное управляющей организацией правонарушение следует квалифицировать на основании ст. 6.3 КоАП РФ.

Между тем, ст. 6.3 КоАП РФ установлена общая норма об административной ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в несоблюдении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, в то время как ст. 8.2 названного Кодекса содержит специальную норму об административной ответственности за нарушение законодательства в т. ч. в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения при обращении с отходами производства и потребления.

В тех случаях, когда административная ответственность за нарушение санитарных правил и норм помимо общих норм, предусмотренных ст. 6.3 КоАП РФ, установлена другими статьями названного Кодекса, действия лица подлежат квалификации по специальной норме.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для вывода о квалификации рассматриваемого правонарушения на основании ст. 6.3 КоАП РФ, поскольку ст. 8.2 данного Кодекса является специальной по отношению к общей норме ст. 6.3 КоАП РФ.

[1] См. постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 709/11 по делу № А32-10488/2010-58/157-58.

[2] См. постановление Президиума ВАС РФ от 13.03.2012 № 15331/11 по делу № А33-111/2011.